Ростислав Ищенко: Мир нестабилен с Крымской войны, но сейчас хуже всего США
Ростислав Ищенко: Мир нестабилен с Крымской войны, но сейчас хуже всего США
© РИА Новости, Нина Зотина
- Анатолий Александрович, сейчас в мире существует целый ряд конфликтов (Россия — Запад, США Китай, Россия — Украина). Это локальные конфликты, у которых свои причины, или у них есть общая геополитическая подоплека?

— Все эти локальные конфликты — следствие нескольких глобальных проблем. Лично я в своих публикациях кое-какие из этих глобальных проблем рассматривал. В частности, мне представляется крайне разрушительным нынешний формат глобализации. У меня еще в 2002 году была статья «Глобализация — это разнообразие», где я показал, что глобализация может быть полезной, только если она откроет каждому потребителю доступ ко всем возможностям производителя, а каждому производителю — доступ ко всем желаниям потребителя.  Однако глобализация пошла по прямо противоположному пути — по сути, принудительной унификации желаний и возможностей.

Кроме того, нынешний формат глобализации строится на идее узкой специализации целых государств. Это крайне нерентабельно, поскольку государство, пусть даже небольшое — слишком большая и сложная структура, чтобы можно было ее узко специализировать. Получается, что фактически значительная часть сил каждого государства остается невостребованной, и колоссальная часть людей отстраняется от какой-либо полезной деятельности.

Возникает экономический парадокс, когда производительность труда в расчете на одного работающего вроде бы растет, но растет просто потому, что чем меньше работающих, тем легче каждое рабочее место оснастить по последнему визгу техники. А вот производительность труда в расчете на одного живущего падает прямо на глазах, потому что значительная часть живущих оказывается без работы.

Есть люди и структуры, которым это все равно выгодно. В частности, Трампа выбрали президентом как раз за то, что он обещал демонтировать эту систему узкой специализации стран и для начала хотя бы восстановить в самих Соединённых Государствах Америки производство, выведенное в регионы с дешевой рабочей силой. Но вы же видите, какое идет бешеное сопротивление Трампу, чтобы не дать ему возможности это сделать.

Фактически сейчас Демократическая партия поддерживает систему узкой специализации стран. Она открыто разрушает всю страну, открыто поддерживает погромы и прямо запрещает силовым структурам подавлять эти погромы, лишь бы не допустить переизбрания Трампа. Это порождает множество конфликтов по нескольким причинам.

- Что это за причины?

— Во-первых, далеко не все согласны с этой узкой специализацией, потому что по интересам большинства стран и народов она бьет со страшной силой. Во-вторых, при такой узкой специализации получается, что раз падает общая производительность труда, то ужесточается драка за плоды этого труда. Грубо говоря, чем меньше производство, тем больше всего всем не хватает и тем больше драка за то, чего всем не хватает.

Есть и многие другие причины этого глобального кризиса. Просто так уж вышло, что я уже несколько лет изучаю в первую очередь именно эту причину. Что же касается конкретно взаимоотношений Украины с остальной Россией, то на эти общие причины накладывается еще одна частная.

- Какая же?

— Украина — часть России, а украинский народ — часть русского народа. Более того, еще в 2008 году знаменитая американская социологическая служба Gallup установила, причем установила не прямым опросом, а косвенными методами, которые совершенно надежны, что 5/6 граждан Украины считают родным языком, причем не просто выученным в детстве, а используемым в повседневной жизни, именно русский.

Поэтому любой, кто хочет числиться руководителем хотя бы формально независимой Украины, вынужден действовать против большинства своих сограждан. Я еще в начале нынешнего тысячелетия говорил, что на Украине могут быть пророссийские кандидаты в президенты, но не могут быть пророссийские президенты. Именно потому, что президент хочет числиться независимым.

Поэтому руководители якобы независимой Украины вынуждены укладывать страну и народ под кого угодно и в какой угодно позе, расспрашивая только, чего хочет очередной насильник, только потому, что лечь под насильника — единственный способ остаться в стороне от остальной России.

И чтобы вот это предательство интересов страны и народа не выглядело откровенным предательством, они вынуждены постоянно провоцировать конфликты с остальной Россией, просто чтобы показать своим согражданам, что, мол, с ними нам не по дороге. Поэтому конфликты Украины с остальной Россией вызваны именно тем, что Украина — часть России, и ее руководителям выгодно это признавать.

- А какова роль России в мире?

— Россия — это вполне самостоятельная цивилизация. Специалисты по цивилизациям выделяют примерно тридцать цивилизаций, существовавших на земле в разное время, из них примерно десять существуют сегодня, и Россия — одна из десятка таких цивилизаций. То, что называют «Русский мир», — это, по сути, ощущение причастности к этой цивилизации.

Естественно, конфликты между цивилизациями не всегда необходимы. Более того, цивилизации, осознающие себя самостоятельными, вовсе не склонны к конфликтам. Грубо говоря, той же России незачем подминать других под себя и переделывать по своему образцу. Кто захочет быть русским, станет им сам. А кто не захочет, пусть будет в какой-то другой цивилизации. Русским от этого ни холодно, ни жарко.

А вот те, кто считает, что есть только одна цивилизация, а все остальные — варварство, те совершенно искренне будут конфликтовать со всеми, до кого смогут дотянуться, именно для того, чтобы переделать других по образу и подобию своему.

Например, испанцы, захватив Латинскую Америку, уничтожали тамошние памятнику культуры не только потому, что хотели срочно переплавить серебро и золото. Они уничтожали то, что переплавке в принципе не поддавалось. Например, грандиозные каменные храмы. Они просто искренне считали, что право на существование есть только у христианства, а все, что не соответствует христианскому канону, надо уничтожить.

Поэтому русская цивилизация уже довольно давно осознает себя именно как самостоятельная цивилизация. На эту тему есть множество трудов разных философов со всего мира, не только русских. Поэтому мы не тяготеем к конфликтам. Правда, воевать нам приходится много. Но историки изучили этот вопрос и с удивлением обнаружили, что практически все войны России — оборонительные.

Более того, в тех войнах, где оборонительный мотив был не очевиден, мы чаще всего проигрывали. А вот в бесспорно оборонительных войнах мы чаще всего побеждали, причем, что называется, с разгромным счетом. И старая фраза о том, что за десять веков оборонительных войн Россия распространилась на шестую часть суши, — это никоим образом не анекдот. Действительно, все наши войны, сопровождавшиеся приращением территорий, начинались как оборонительные. Кстати, последнее крупное приращение территорий — завоевание Средней Азии в 1860-70-х годах. Почему мы туда полезли?

- Почему же?

— Потому что к середине XIX века возможности тогдашней системы хозяйствования в Средней Азии практически исчерпались. Тамошнее сельское хозяйство уже не могло прокормить весь народ, а на это накладывалось еще и дичайшее лихоимство местной знати и местных чиновников. Там грабили народ так, что мы даже представить себе не можем.

И на этой почве резко участились налеты из Средней Азии на близлежащие русские регионы. Потому что без грабежей местным жителям было уже попросту не выжить. Тогда мы завоевали этот регион, и грабежи прекратились. Но мы не только его завоевали. Мы во многом помогли тамошнему сельскому хозяйству, предложив некоторые более эффективные приемы. А главное, мы резко сократили аппетиты тамошней знати. Мы вынудили ее грабить меньше, и благодаря этому местным жителям стало хватать сельскохозяйственной продукции на более-менее приличный прокорм без необходимости кого-то грабить.

Да, выглядело это как завоевание в английском стиле. И англичане очень боялись, что мы, покорив Среднюю Азию, двинемся дальше в Индию, которая тогда была главным источником английского благополучия. Но нам это было совершенно ни к чему, и мы удивлялись, почему англичане думали, что мы придем в Индию.

Так вот, межцивилизационный конфликт с нашей стороны и по сей день протекает как оборонительный. А со стороны англосаксонской цивилизации идет очередное наступление. То, что англосаксы организовали уже два государственных переворота на Украине (в 2004 и 2014 гг.), с их точки зрения — очень удачный прием наступления против русских. Так они считают еще и потому, что в рамках их цивилизации русские считаются естественными и неискоренимыми врагами. Просто потому, что англосаксы считают себя не самобытной цивилизацией, а единственной цивилизацией. Это то, что я могу сказать по теме межцивилизационных конфликтов.

- Хватает ли, на ваш взгляд, миру сильных политических личностей и стоит ли нам в дальнейшем ждать появления крупных политических фигур?

— Сильные личности появляются, когда возникают призывающие их обстоятельства. Например, во время Великой французской революции генералами и маршалами становились вчерашние аптекари и лавочники. Тот же Наполеон Карлович Бонапарт очень выгодно отличался на фоне большинства тогдашних французских полководцев тем, что окончил артиллерийское училище и получил профильное образование. И в большинстве выигранных им битв решающую роль играла именно артиллерия. Ею он распоряжался лучше, чем пехотой или кавалерией.

Но если бы он не вернулся из итальянского похода, императором стал бы Моро или, возможно, Массена, о котором говорили, что он самый храбрый еврей со времен Иисуса Навина. А евреи в ту пору считались народом абсолютно не воинственным.

Кто мог ожидать, что резидент советской разведки в ГДР, работавший под прикрытием начальника небольшого солдатского клуба, окажется радикальным реформатором и реконструктором великой державы? Причем насколько преуспеет, что сейчас, когда обсуждали предложенные им поправки в Конституции, многие, в том числе и я, требовали исключить ограничение числа сроков пребывания на посту президента.

Кто ожидал, что застройщик и торговец недвижимостью предложит такие реформы Соединённых Государств Америки, что противники этих реформ будут готовы разрушить страну, лишь бы не дать ему осуществить эти планы?

Великие люди появляются при великих обстоятельствах. А обстоятельства у нас сейчас достаточно великие, чтобы люди под стать этим обстоятельствам появлялись из разных уголков страны и мира.

- Как с развитием интернета и высоких технологий изменится человеческий потенциал? Будет больше деградации или больше развития?

— Интернет — это всего лишь один из множества доступных нам инструментов. Только от нас зависит, как он будет применяться и какие даст результаты. Между прочим, когда появилась письменность, очень многие очень серьезно рассуждали о том, какой это кошмар. Якобы людям незачем будет напрягать память, и они будут все забывать буквально на ходу.

Да, мы сейчас запоминаем меньше, чем раньше. Но мы получили возможность развить многие другие стороны нашего разума, и в целом баланс очевидно в пользу человечества, а не во вред ему.

Полагаю, что с интернетом будет то же самое. Какие-то навыки благодаря ему мы можем утратить. Но в целом наше развитие улучшится во многих отношениях и смыслах.

- Как, на ваш взгляд, изменится роль общества в политическом процессе и каково будущее демократии как формы правления?

Политолог Константинов: Уничтожение США "черным Майданом" обернется уничтожением России
Политолог Константинов: Уничтожение США "черным Майданом" обернется уничтожением России
© Facebook, Евгений Константинов
— Демократия как форма правления имеет столько недостатков, что с нею мирятся только потому, что не удалось придумать ничего лучше. Человек, как правило, может принимать здравые решения в тех вопросах, которые знает и понимает. Но классическая демократия очень часто вынуждает человека участвовать в решении вопросов, которые он вообще не знает.

То есть ума бы ему хватило узнать, но не хватает времени. У каждого человека очень много своих дел, которыми он вынужден постоянно заниматься, от которых зависит его благополучие. И ему просто физически не хватает времени изучить все, за что его просят отдать голос.

Например, в греческих полисах, где демократия и появилась, реальных избирателей было максимум несколько тысяч. И когда они должны были выбирать людей на разные должности, они реально знали всех кандидатов, понимали, чего от какого кандидата ожидать, и принимали взвешенное решение. А можно ли знать хоть сотую долю тех кандидатов, которые сейчас выступают на выборах? Я, когда прихожу на избирательный участок, читаю весь список кандидатов и описание их биографии. Но это, конечно, очень мало. Хотя бы потому, что каждый из них говорит о себе то, что хочет рассказать.

Частично эту проблему решили методом представительской демократии, когда вы выбираете депутата (дословно уполномоченного вами), а он уже тратит время на изучение вопросов и принятие решений. Но, к сожалению, оказалось, что когда кандидатов в депутаты много, вы не можете обосновано решить, кого из них выбрать. Плюс, появилось множество способов манипуляций решениями избирателей.

Поэтому сейчас депутаты очень часто принимают решение в чью угодно пользу, но только не в пользу своих избирателей. В качестве примера посмотрите на депутатов Верховного Совета Украины. Что они вытворяют, лишь бы оказаться и оставаться членами формально независимого Верховного Совета, а не законодательного собрания субъекта федерации.

Сейчас демократия переживает тяжелейший управленческий кризис. Кроме того, есть еще кризис теоретический.

- Это как?

— Изначально демократию понимали как власть большинства, учитывающего интересы разных меньшинств. Но в последнее время демократию понимают именно как заботу о правах меньшинств ценой ущемления интересов большинства. Это тоже приводит к катастрофическим последствиям.

Те же Соединённые Государства Америки громят сейчас громят именно под лозунгами защиты прав и привилегий одного из меньшинств. Я не берусь гадать, найдется ли в обозримом будущем хороший выход из всех этих тупиков. Боюсь, что нам придется пережить еще не одну эпоху споров вокруг самого понятия демократии. Но пока демократия по сути имеет только один смысл. Если вам лично не нравится какое-то решение, то вы не рискнете выступать против этого решения силой, потому что хотя бы формально за это решение выступает большинство, а значит, сил на стороне этого решения, скорее всего, окажется больше. Это единственное, что в демократии пока еще работает.

Но я все-таки надеюсь, что какая-то система учета интересов большинства и меньшинства появится, прежде чем эта система перестанет работать под давлением всех этих накопившихся противоречий.