Страны ОПЕК+ и еще ряд нефтедобывающих государств согласовали сокращение добычи «черного золота» суммарно на 10 млн баррелей в сутки (б/с) с мая этого года.

При этом Мексика отказалась уменьшить добычу на требуемые 400 тыс. б/с, объяснив это необходимостью окупить издержки на увеличение добычи.

При этом страна изъявила готовность сократить добычу на 100 тыс. б/с.  

Президент США Дональд Трамп сказал, что Штаты готовы покрыть квоту Мексики, сократив добычу дополнительно на 300 тыс. б/с.

Однако официально эту информацию ОПЕК+ не комментирует, более того, по данным СМИ, организация планирует продолжить переговоры и «надавить» на мексиканцев.

- Дмитрий, как вы оцениваете сделку ОПЕК+?

— Эта сделка была неизбежна. И то, что достигли соглашения так быстро, говорит о том, что участники переговоров осознали, насколько близки были к катастрофе.

«Пришло время вместе тушить пожар». Эксперты о мировом значении переговоров по нефти
«Пришло время вместе тушить пожар». Эксперты о мировом значении переговоров по нефти
© РИА Новости, Алексей Даничев | Перейти в фотобанк
Негативные последствия от низких цен на нефть для всех нефтедобывающих стран были уже ощутимы, поэтому они пошли на компромисс, не откладывая его.

Хотя еще за несколько дней до заседания ясности в этом вопросе не было.  

- Насколько убедительны оправдания Мексики, не желающей сокращать добычу?

— Я думаю, что это какой-то торг идет. Думаю, дело в этом. Была попытка надавить на власти США, чтобы они пошли на какие-то уступки. Вообще Мексика не является лидирующим игроком на рынке нефти, не обладает значительной политической самостоятельностью.

- Для чего Трамп предложил взвалить на США бремя Мексики по сокращению добычи?

— В США давняя история противостояния властей и нефтедобывающих компаний. Влияние правительства на рынок ограничено.

У Саудовской Аравии и Российской Федерации таких рычагов больше.

Если власти Штатов попытаются надавить на корпорации, поднимется большой шум, поэтому для Трампа это нормальный вариант выхода из ситуации.

Он сможет как-то повлиять на рынок, на добытчиков, получить какие-то политические дивиденды — не будем забывать, у него впереди выборы, а испаноговорящий электорат, как я понимаю, это его электорат.

- Как вы оцениваете заявления США, не присоединившихся к сделке ОПЕК+, что они и так сокращают производство нефти на 2 млн баррелей в сутки?

— Я думаю, что это разумная оценка рынка. Я уже говорил о том, что власти США не обладают такими возможностями влиять на собственные нефтедобывающие компании, как в других странах.

На фоне того, что хранилища в Штатах уже переполнены, на фоне того, что себестоимость добычи и так была высока, я думаю, что это вполне адекватная оценка, и я уверен, что это принималось во внимание на прошедших переговорах ОПЕК+.

- Почему комиссию G20 по восстановлению стабильности на энергорынке возглавила Саудовская Аравия — страна, которая, по мнению как западных, так и российских экспертов, этот рынок обвалила?

— Саудовская Аравия не является мировой сверхдержавой. Я думаю, что, когда принимали такого рода решение, пытались избежать политической подоплеки.

Потому что если отдать, например, Российской Федерации или Штатам, то тут уже могут сказать, что замешана политика.

А Саудовская Аравия, хоть и сателлит США, но формально все же независимое государство и крупный игрок рынка. Наверное, вот эти факторы сыграли.

- Кого можно назвать победителем в «нефтяной войне»? Кто получил наибольшую выгоду от такого развития событий?

— Я думаю, что такую страну назвать нельзя. Слишком быстро договорились, и это не случайно, как я уже говорил.

Тяжёлая нефть марки «коронавирус». О чем договорились лидеры нефтяного рынка
Тяжёлая нефть марки «коронавирус». О чем договорились лидеры нефтяного рынка
© REUTERS, Todd Korol/File Photo
Переговоры перед предыдущими сделками ОПЕК+ были куда более длительными.

Драматические события в мировой экономике, в том числе связанные с коронавирусом, подтолкнули крупнейших игроков нефтяного рынка договариваться, все идут на ограничения.

Возможно, выиграют те страны, которые не будут сокращать добычу нефти, — в частности, Венесуэла, экономика которой сейчас находится в плачевном состоянии.

А крупнейшие игроки пошли на эти самоограничения, понимая, что им будет намного хуже, если не договориться.

- Ваш прогноз — как в дальнейшем будет развиваться ситуация? 

— Если все участники сделки будут выполнять взятые на себя обязательства, то можно ожидать восстановления рынка на цифрах $35-45 за баррель.

В дальнейшем при стабильном выравнивании спроса я не верю в крах мировой экономики, и к концу года выход будет на уровень $60 за баррель.

Если все же начнется новый виток мирового экономического кризиса, то цены будут волатильны и опять могут проваливаться, несмотря на сделку. Но я надеюсь, что этого не случится.

Я также надеюсь, что все участники рынка будут все-таки разумно подходить к этой сделке и выполнять взятые на себя обязательства, а не заниматься подковерным мошенничеством.

Думаю, все игроки понимают, какие последствия при этом могут быть для нефтяной индустрии и бюджетов крупнейших нефтедобывающих стран.