Хитрость против народной ненависти. Как Зеленский, распустив парламент, переиграл Парубия
Хитрость против народной ненависти. Как Зеленский, распустив парламент, переиграл Парубия
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Среди иностранных представителей на инаугурации новоизбранного президента Украины Владимира Зеленского выделялись его коллеги-президенты: Грузии — Саломе Зурабишвили, Эстонии — Керсти Кальюлайд, Литвы — Даля Грибаускайте, Латвии — Раймондс Вейонис и Венгрии — Янош Адер. Если присутствие последнего явно связано с надеждами Будапешта на либерализацию подходов Киева к вопросам образования и языка, то главы прибалтийских лимитрофов и «кавказского тигра», составляющие пояс американского влияния в Восточной Европе, прибыли, по едким замечаниям украинских блоггеров, «в ответ на факсы из Госдепа».

При этом многие комментаторы обратили внимание на отсутствие на инаугурации президента Польши, которая в упомянутом поясе претендует на эксклюзивные отношения с США — по крайней мере, Анджей Дуда во время запланированного на середину июня визита в Вашингтон надеется подписать с Дональдом Трампом соглашение о создании постоянной американской военной базы в Польше. Отказ Дуды посетить Киев 20 мая был воспринят как знак недовольства Варшавой действиями украинских властей и намёк новому президенту о необходимости изменений — в первую очередь в вопросах исторической памяти. Однако пристальный анализ показывает, что всё обстоит с точностью до наоборот.

Анджей Дуда неоднократно и публично выражал неудовольствие действиями (точнее, бездействием) украинских властей. К примеру, Пётр Порошенко ещё в декабре 2017-го во время встречи президентов Украины и Польши в Харькове пообещал разрешить эксгумацию могил поляков, погибших во время Волынской резни, однако так ничего и не сделал. Кроме этого, Дуда обращался к украинскому коллеге с просьбой решить вопрос со скульптурами львов на «Кладбище орлят» во Львове — и также безрезультатно. Да и поспешный отзыв из Киева посла Польши Яна Пекло, не скрывавшего своих симпатий к бандеровцам, был вызван именно позицией президента Польши. Поэтому вряд ли приезд Дуды на инаугурацию Зеленского можно было бы воспринимать как положительный сигнал.

А вот возглавивший польскую делегацию на инаугурации министр иностранных дел Яцек Чапутович всегда выступал с поддержкой действий официального Киева. К примеру, во время прошлогоднего саммита НАТО, когда Венгрия заблокировала заседание Комиссии Украина-НАТО на уровне министров обороны, пан Чапутович публично критиковал действия венгерских коллег и призывал к давлению на Будапешт — и это невзирая на тесное сотрудничество и близость взглядов властей Польши и Венгрии. В ноябре-декабре 2018-го после конфликта в Керченском проливе Чапутович защищал позиции Украины и требовал ужесточения санкций против РФ едва ли не активнее, чем украинские дипломаты.

А 13 мая 2019-го глава МИД Польши опубликовал статью «Новые возможности для Восточного партнерства», в которой пообещал очередные «печеньки» Киеву: инвестиции в инфраструктуру (автомобильные и железные дороги, порты и т. д.), отмену роуминга, создание региональной экономической зоны свободной торговли, в которой экономика Украины получила бы преференции просто благодаря своему объёму.

Таким образом, приезд Чапутовича можно считать символом преемственности политики Варшавы по безоговорочной поддержке внешнеполитических действий Киева, несмотря на откровенно враждебные к Польше шаги — типа героизации бандеровских преступников и запрета на эксгумацию польских могил. Ответы Зеленского на такие намёки вряд ли можно считать адекватными, и речь не только о его предвыборном заявлении «Бандера — герой, и это нормально и классно», но и о сегодняшнем обращении президента Украины к военнослужащим в ходе инаугурации. Использование Зеленским бандеровского лозунга «Слава Украине! Героям слава!», конечно, можно оправдать тем, что он внесён в уставы — однако от использования гимна ОУН*, который формально является ныне гимном ВСУ, на инаугурации ведь отказались?

Роспуск Рады и «мовный» скандал с Ляшко. Зеленский вступил в должность президента Украины
Роспуск Рады и «мовный» скандал с Ляшко. Зеленский вступил в должность президента Украины
© AFP, Genya SAVILOV | Перейти в фотобанк
С другой стороны, сложно сказать, насколько вышеперечисленные шаги Зеленского являются прологом к его внешнеполитической активности на польском направлении. В окружении нового президента есть весьма квалифицированный советник по вопросам Польши — доктор юридических наук в области международного права Александр Мережко, отвечающий в ЗЕ-команде за «международные отношения и демократию». Доктор Мережко в конце 1990-х учился и работал в США, а в 2002-2011 годах был профессором и членом учёного совета Католического Университета в Люблине, причём в те годы резко критиковал украинских националистов. Однако его влияние оценить сложно, а с чисто формальной точки зрения Польше нашлось место лишь в преамбуле избирательной программы Владимира Зеленского, где сказано об «Украине мечты… Где нет объявлений "Работа в Польше". А в Польше есть объявления «Работа в Украине», — то есть фактически Польша упомянута как положительный образец для Украины.

Кроме этого, ещё 25 марта сайт «Европейская правда» опубликовал ответы штабов Владимира Зеленского, Петра Порошенко, Юлии Тимошенко и Анатолия Гриценко на вопросы о приоритетах внешней политики кандидатов в президенты. Хотя сами вопросы были крайне манипулятивными (евроинтеграция, сближение с НАТО, международное противодействие российской агрессии и т. п.), среди них был один весьма конкретный: «Как будут решаться проблемы в отношениях с Польшей и Венгрией?» Полный ответ команды Зеленского: «Страницы нашего общего учебника по истории написаны кровью, не нужно забывать, но наше будущее не может быть заложником нашего прошлого». Подобная обтекаемая формулировка сама по себе не даёт возможности для каких-либо прогнозов, однако позволяет любое развитие отношений с Польшей позиционировать как «выполнение предвыборных обещаний».

Как показывает многолетний опыт, абсолютное большинство украинских политиков действительно не понимает важность для польского общества вопросов исторической памяти (и конкретно — достойного упокоения жертв Волынской резни), которые являются ныне главной проблемой в отношениях между двумя странами. Ведь на Украине «героизация УПА*», как и «украинцизация», «декоммунизация» и прочие идеологически акцентуированные решения, приняты в первую очередь с целью внести дополнительный раскол в ряды электората для повышения его управляемости. Кроме этого, русскоязычные в повседневной жизни Порошенко, Тимошенко и тот же Коломойский, которого считают кукловодом Зеленского, а также связанные с ними политики поддерживали подобные решения не с целью задобрить мифического «радикального избирателя» или «подразнить ляха / москаля», а чтобы создать для партнёров по переговорам проблему, за решение которой можно получить выгоду в той или иной плоскости.

Чужой против Хищника. Зеленский объявил о роспуске Верховной Рады
Чужой против Хищника. Зеленский объявил о роспуске Верховной Рады
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк
Однако в отношениях с Польшей украинской стороне фактически нечего требовать, ведь официальная Варшава сама, зачастую без просьбы Киева, работает в нужной повестке: выдвигает различные требования к России (ужесточение санкций, запрет «Северного потока-2»), поддерживает Украину во всех международных организациях, даже если речь идёт, к примеру, о конфликте с Венгрией по вопросу образовательного закона (который лишает прав и польское меньшинство), и т. п. А все критические заявления польских политиков в адрес властей Украины никогда не воспринимались теми серьёзно, поскольку не несли для них никаких материальных последствий.

Таким образом, когда в процессе аудита полномочий президента вообще и отношений с внешними партнёрами в частности команда Зеленского дойдёт до Польши, то никакого смысла идти на уступки, скажем, в вопросе эксгумации могил поляков на Волыни эксперты-меркантилисты не увидят — так как сложно придумать, что можно попросить взамен. Более того, поскольку значительная часть окружения Зеленского воспринимает мир через призму своих бизнес-интересов, а каких-либо серьёзных проектов с польскими партнёрами сейчас нет, то и в этой плоскости Польша не будет среди приоритетов внешней политики администрации Владимира Зеленского.

Практически единственный шанс для Польши (исключая крайне маловероятный вариант намеренного создания официальной Варшавой проблем в отношениях с Киевом) оказаться в верхней части списка интересов команды нового президента, причём независимо от его фамилии, — это серьёзный конфликт Украины с Западом, в котором Польша может выступить посредником. Причём учитывая напряжённые отношения Варшавы с Брюсселем, бóльшие возможности для польской дипломатии открыл бы конфликт Украины с США — однако вряд ли предвестником этого можно считать заочные перепалки Коломойского и Джулиани.