15 марта 1848 года в городе Пешт (ныне равнинная часть Будапешта) началась Венгерская весна — буржуазная революция, которая поначалу была бескровным национально-освободительным движением венгров за независимость от власти австрийской династии Габсбургов. Основными требованиями были создание венгерского парламента и правительства. Революционеры также требовали свободы печати, призывали к отмене крепостного права, свободе вероисповедания, созданию национального банка, собственной национальной армии и выводу иностранных войск из страны.

В ходе переговоров борцов за независимость с императором Австрии Францем Иосифом I большинство требований выполнили. Это было зафиксировано в так называемых «апрельских законах», подписанных монархом. Но, несмотря ни на что, вопрос не удалось урегулировать мирным путем: венгры хотели больших свобод, в то время как Габсбурги не намеревались предоставлять им полную независимость.

Постепенно противостояние между Будапештом и Веной перешло в вооруженный конфликт. Злую шутку сыграло с венгерскими борцами за свободу их полное пренебрежение к правам национальных меньшинств. Такой подход в условиях Венгерского королевства, где представители титульной нации составляли лишь 38% населения, привёл к всплеску межнациональных конфликтов. Параллельно с развитием венгерского национального движения укреплялось самосознание и других народов королевства: хорватов, сербов, румын, русинов.

Премьер Венгрии Орбан отказался дружить с Украиной против России
Премьер Венгрии Орбан отказался дружить с Украиной против России
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Через год венгерская революция была подавлена австрийской армией, которая опиралась также на национальные меньшинства Венгерского королевства и русский экспедиционный корпус под командованием генерал-фельдмаршала Паскевича, который вошёл на территорию Венгрии по просьбе Австрийской империи. Венгры понесли огромные потери, вожди революции были казнены, сегодня их именами (Шандор Петёфи, Лайош Кошут, Лайош Баттяни, Ференц Деак и другие) названы улицы Будапешта и других венгерских городов.

Как государственный праздник этот день начали отмечать в Венгрии после распада Австро-Венгерской империи, когда обретшая независимость страна потеряла по Трианонскому мирному договору 1920 года 2/3 своей территории, и миллионы венгров остались за её пределами. Ежегодно 15 марта по всей стране вывешивают национальные флаги, в эти дни проходят различные торжественные и праздничные мероприятия. Вот уже несколько лет подряд премьер-министр Венгрии Виктор Орбан использует этот день для громких политических заявлений, и 2019-й не стал исключением.

Месть Орбану: Сорос готовит "цветной" переворот в Венгрии по украинскому сценарию
Месть Орбану: Сорос готовит "цветной" переворот в Венгрии по украинскому сценарию
© © РИА Новости. Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Важность мероприятий в Будапеште призвано было подчеркнуть присутствие высокого зарубежного гостя — Матеуша Моравецкого, премьера Польши, которая вместе с Венгрией ныне находится в самом глубоком конфликте с руководством ЕС из всех стран-членов. Напомню, Брюссель официально начал против Варшавы и Будапешта процесс введения санкций.

Моравецкий напомнил собравшимся о том, как польские солдаты принимали участие в борьбе за свободу Венгрии, и сказал, что через 171 год Венгрия и Польша снова на одной стороне, стороне равенства и справедливости, борющейся за лучшую Европу. Польский премьер пафосно заявил, что «венгерский и польский орлы вели нас к лучшей истине», и именно к этому мы сейчас движемся. И хотя на гербе Венгрии, в отличие от Польши, орла нет, хищная птица турул является тотемным животным для венгров, ей установлены масса памятников. В первой половине XX в. турул использовался как символ сторонниками правоконсервативных сил Венгрии, а сама птица считается вестником богов. Прямо намекая на это, премьер-министр Польши закончил своё выступление в Будапеште словами: «Помощь придёт с небес!»

Виктор Орбан, в свою очередь, поблагодарил поляков и сказал, что дружба между Польшей и Венгрией настолько сильна, что это может показаться романтическим понятием в европейской политике, «но для нас жизнь — это великое романтическое приключение, которое ничего не стоит без истинных друзей». По словам венгерского премьера, «наша история страданий в течение XX века является общей», и теперь Венгрия и Польша готовятся восстать вместе в ходе процесса, который Орбан назвал «возрождением Центральной Европы». Политик предупредил, что все те, кто хочет построить империи, должны рассчитывать на силу, которую представляют Венгрия и Польша, поэтому, «когда Брюссель нападает на Польшу, он нападает и на венгров».

Собственно, противостоянию с Брюсселем, будущим выборам в Европейский парламент и будущему континента в целом была посвящена основная часть выступления Виктора Орбана. По его словам, Европа потеряет свои свободы при либерализме, она будет потеряна без христианской культуры, без защиты которой Европа больше не будет принадлежать европейцам. «Европейцы будут счастливы только в том случае, если смогут сами решать свою собственную судьбу, поэтому в Основном законе Венгрии признается роль христианства в сохранении нации», — отметил премьер Венгрии. Говоря о выборах в Европарламент, он заявил: «Мы должны положить конец безумным мечтам о Соединенных Штатах Европы!»

Путин и Орбан обсудили появление «Турецкого потока» в Венгрии
Путин и Орбан обсудили появление «Турецкого потока» в Венгрии
© РИА Новости, Алексей Дружинин | Перейти в фотобанк

Виктор Орбан также подчеркнул, что Венгрия остановила «вторжение мигрантов» на южных границах Европы, и он хочет видеть «во главе Европы сильных лидеров, которые будут помогать там, где это необходимо, вместо того чтобы доставлять проблемы сюда». По мнению Орбана, венгры хотят простых вещей: своего собственного дома, хороших соседей, партнеров, которые их понимают, и плодотворной работы, которая имеет ясную цель. Он закончил свою речь новым лозунгом, вдохновителем которого местные СМИ назвали нового президента Бразилии Жаира Болсонару: «В первую очередь Венгрия, и Бог превыше всего!»

Подобная демонстрация единства премьеров Венгрии и Польши бросает в холодный пот евробюрократов: ведь правящие в этих странах политические партии, соответственно Fidesz («Фидес») и «Право и Справедливость» (ПиС), согласно всем опросам, получат большинство голосов венгров и поляков на выборах Европарламента в мае этого года. Но если ПиС и ранее демонстрировала свою независимость, то Fidesz до сих пор входит в своеобразную «номенклатуру» Евросоюза — Европейскую народную партию (ЕНП). Но на минувшей неделе Орбан заявил, что его партия может покинуть ЕНП из-за разногласий касательно миграционной политики и предвыборной кампании ЕС.

На следующей неделе должна состояться встреча руководства ЕНП для обсуждения вопроса об исключении партии Орбана из этой структуры. «Дебаты могут закончиться тем, что Fidesz найдет своё место не внутри, а за пределами Европейской народной партии. Если нам нужно начать что-то новое… тогда, очевидно, первое место для переговоров будет в Польше», — сказал Виктор Орбан 8 марта.

Бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, баллотирующийся ныне в Европарламент, сразу же заявил, что изгнание Fidesz сыграет на руку оппонентам ЕНП. «Forza Italia (партия Берлускони. — Прим. автора) не может голосовать за исключение Орбана, который много лет был моим дорогим другом», — сказано в заявлении Берлускони. Ранее нынешний вице-премьер Италии Маттео Сальвини, лидер правой партии «Лига» (Lega Nord), заявил о намерении сформировать в Европейском парламенте «альянс правых сил» от разных стран.

Свои переговоры о создании блока Сальвини уже начал в январе 2019-го с правящей партией Польши «Право и Справедливость» Ярослава Качиньского, заявив после них, что Польша и Италия станут героями «новой европейской весны», а «франко-германская ось может быть заменена на итальянско-польскую ось». С присоединением «Фидес» к союзу ПиС и «Лиги» «новая «ось» приобретёт дополнительную мощь. Но главным для европейских правых пока остаётся вопрос, удастся ли присоединить к ней «мотор» и «колёса» в виде «Национального движения» Франции и «Альтернативы для Германии»?