В декабре 2021 года исполнилось 30 лет со дня распада СССР. Дата, несомненно, важнейшая и для бывших постсоветских республик, и для мировой истории. Фактически на глазах и при участии многих нынешних экспертов, политиков, журналистов произошло событие, во многом изменившее мир, событие, которое продолжает влиять на историю, политику, социальный уклад жизни сотен миллионов людей.

То, как виделись тогда, тридцать лет назад, и чем стали эти события сегодня, изданию Украина.ру рассказал Андрей Серенко.

Андрей Серенко: кто он
Андрей Серенко: кто он
© предоставлено Андреем Серенко

— Андрей, чем вы занимались на момент распада Советского Союза?

— В 1991 году я заканчивал обучение на историческом факультете, работу над дипломом, и набрал достаточно много материалов, чтобы писать диссертацию по идеологии Белого движения, которой занимался пять лет. Одновременно я попал в журналистику, у меня появились первые публикации в СМИ и я задумался над тем, чтобы сменить профессию. События развивались столь стремительно и они были столь интересны, что хотелось разобраться в том, что происходит сейчас, а не сидеть в архивах и ковыряться в истории 70-летней на тот момент давности.

Я хорошо помню декабрь, когда было принято решение о распаде СССР. В эти дни вышел ряд интервью с замечательными офицерами-афганцами (Александр Фолиев, Владимир Кононенко и Владимир Павловский), с которыми мы говорили о причинах неудач афганской кампании. Именно после этих бесед афганская тема стала моим увлечением, которая со временем переросла в профессиональную занятость.

— Какие взгляды тогда исповедовали?

— В 1991 году было два важнейших события — мартовский референдум о сохранении СССР и августовский путч. Одни вроде бы были за сохранение единого Советского Союза, которые поддерживали Горбачева, а другие были сторонниками Ельцина, которые встали на его защиту в августе 1991 года.

Я не был сторонником Ельцина и на референдуме голосовал за сохранение СССР (это было мое первое в жизни голосование, все остальные я игнорировал), но в августе 1991 я был на стороне тех, кто защищал Белый дом. Я считал, что попытка переворота, которую предпринял ГКЧП, была заранее обречена. Она даже была похожа на провокацию. Именно эта судорога ускорила процесс распада Советского Союза.

Если бы не ГКЧП, то ситуация пошла несколько иначе, и СССР в каком-то виде можно было бы сохранить. Но ГКЧП подвел черту под любыми проектами по сохранению союзного государства хоть в кастрированном виде. Те люди, которые говорили о защите СССР, по факту сработали как его могильщики. После августа было понятно, что сохранить Союз не удастся.

— Как отреагировали на распад единой страны?

— Когда в декабре было заявление Горбачева и спуск советского флага — это было ужасное чувство. Это было сравнимо с потерей близкого человека. На тот момент я был горячим сторонником сохранения Советского Союза, и у меня была если не депрессия, то очень тяжелое переживание.

Андрей Суздальцев: Если Россия присоединит к себе Украину, это продлится до первого ее раздела
Андрей Суздальцев: Если Россия присоединит к себе Украину, это продлится до первого ее раздела
© Владимир Трефилов
Повторюсь, я не симпатизировал сторонникам ГКЧП и не симпатизировал Ельцину, который выступал фактически за выделение России из Советского Союза. Я считал, что они фактически делали одно дело — они разваливали большую страну. Отсюда такое гнетущее ощущение. Не было никого, кто встал бы на защиту Советского Союза.

В России с приходом Путина появилось много записных патриотов (в том числе из бывших сотрудников КГБ), которые всячески пытаются реанимировать советские мифы. Но я помню, как толпа на Лубянке демонтировала памятник Дзержинскому. На Лубянке были погашены все окна, и никто из КГБ не то что не вышел с оружием в руках защищать памятник, который они считали для себя святыней, но даже цветочного горшка с подоконника не бросил в толпу.

Повторюсь, я до этого несколько лет изучал историю Белого движения в России, переписывался с людьми, которые лично знали Деникина, Врангеля и Юденича. Люди тогда вышли на защиту российского государства как многонациональной и реформированной империи. В 1991 году ничего подобного не было. Никто из людей в погонах не выступил в защиту Советского Союза. Союз оказался сиротой, никто за него не заступался с точки зрения силы, а не просто слова. Да и сама идея защиты СССР была дискредитирована.

Единственным человеком, который яростно встал на защиту СССР, был замечательный Александр Андреевич Проханов (мы с ним до сих пор дружим). Он тогда выступал с осмысленными вещами и прогнозами, которые все до одного сбылись. Он действительно последний солдат империи.

Причина распада Советского Союза была в том, что все основные политические силы страны и союзных республик хотели распада СССР. Население этого не хотело, за исключением Прибалтики, отдельных районов Украины, Кавказа и части московской элиты. Но население никто никогда не спрашивал, хоть все действуют под лозунгами защиты народа. «По просьбам трудящихся развалили СССР».

— Именно с этим вы связываете тот факт, что несмотря на конфликт Ельцина и Горбачева, их обоих одинаково винят в развале СССР?

— Не знаю. Ельцин и Горбачев — это символы. Мы преувеличиваем роль символов и сейчас преувеличиваем роль Путина. В России все гораздо скучнее. Символы — это ширма, за которой удобно обделывать свои делишки.

В окружении Горбачева были разные группы интересов, которые выступали и за распад СССР, и за его сохранение. В окружении Ельцина были люди, которые выступали за большую самостоятельность России внутри нового союзного государства, но не предполагали уничтожения СССР, а были люди, которые активно работали на разрушение СССР.

Ельцин и Горбачев — это самые удобные декорации, с помощью которых можно попытаться грубо и в искаженном виде персонифицировать основные политические тренды, которые не всегда были доступны в плане понимания пофамильной точности большой антисоветской игры. Все тогдашние руководители несут ответственность за распад СССР — и главы республик, и руководитель КГБ Крючков, и министр обороны Язов.

В подобных событиях важную роль должны играть силовые структуры. Но они даже не попытались спасти СССР, фактически нарушив присягу. Это вольные или невольные предатели. Гибель СССР — это величайший акт исторического предательства России. Мы с Прохановым много раз говорили, что Россия, объявившая себя наследницей СССР, до сих пор несет на себе клеймо предательства. Акт предательства стал началом рождения российского государства. И эта каинова печать не изжита до сих пор.

Станислав Шушкевич: хотели попросить у Ельцина немножко газа и нефти, а демонтировали СССР
Станислав Шушкевич: хотели попросить у Ельцина немножко газа и нефти, а демонтировали СССР
© bsdg.by

Поэтому я не верю ни в какие имперские проекты, которые могут генерировать отдельные представители российской элиты. Не могут предатели, разрушившие одну империю, выступать за ее возрождение. В неподготовленных условиях это может быть опасная игра по примеру ГКЧП, когда под лозунгами сохранения империи эта империя была разрушена. После 91 года нужно осторожно подходить к разного рода «имперским» проектам. Иногда это говорят не друзья России, а те, кто хочет втянуть ее в какую-то авантюру, чтобы страна еще больше потеряла в территориальном смысле тоже.

Пока предательство, которое стало родовым качеством российской элиты, сохраняется, мы будем влачить жалкое существование. Я не знаю, сколько должно смениться поколений российской элиты, чтобы этот первородный грех был снят, изжит или отмолен. Но я точно знаю, что это не сделать за счет создания мифов о Советском Союзе. Вы заморили человека до смерти, а теперь рассказываете, какой он был хороший. Жулики вы, а не имперцы.

— А если бы страну возглавил крупный региональный лидер калибра Назарбаева, Машерова или Щербицкого, мог бы он ее спасти?

— Варианты были возможны до ГКЧП, но ГКЧП сыграл роковую роль. Он в разы ускорил распад СССР. Советский Союз рухнул не 25 декабря, когда Горбачев выступил по телевизору и спустили флаг. Это пропылесосили исторический мусор. Организаторы августовского путча вели себя так, будто они намеренно хотели развалить СССР. Я не знаю, были ли они провокаторами или политическими идиотами.

Если бы до августа 1991 года Горбачев был снят и появился тот же Назарбаев, я не знаю, готовы ли были это признать в России, где уже был свой Ельцин. Но даже если бы Ельцин сменил Горбачева на этом посту, страну можно было бы еще спасти. Да, Прибалтика — это был отрезанный ломоть, который не удержать, и не стоило ее удерживать. Но сохранить тех, кто был готов остаться, можно было.

С Горбачевым это сделать было невозможно. Он к тому моменту разочаровал всех своих сторонников. Я до последнего симпатизировал Горбачёву и считал, что необходимо было идти курсом перемен и дать людям свободу. Я до сих пор считаю, что это правильно, другое дело, что Горбачев не смог этим воспользоваться. И то, что Горбачев не сумел найти контакт с Ельциным и российским руководством — это его крупнейшая политическая ошибка, которую можно сравнить с политическим преступлением.

В то же время я не считаю, что Ельцина или Горбачева надо судить. Те, кто слишком молод, не имеют об этом права рассуждать, потому что они живут в другой стране. А те, кто был тогда, все были причастны к развалу Союза. Мне тогда было 23-24 года. Да, это не самый сознательный возраст, но это не значит, что с меня взятки гладки. Мы все виновны в том, что произошло. Возможно, мы будем в этом каяться до конца своих дней, скрытно или публично.

Очевидно, что сегодня нужно делать выводы из распада СССР. Нужен не трибунал над теми, кто развалил СССР, а специальный институт, который детально изучал бы причины этой трагедии. И многие романы Проханова посвящены именно этому. Он пытался понять, как работает эта механика. Да, он не политолог, но он философ, пророк и великий русский писатель. Он до сих пор пытается интуициями и озарениями понять и прочувствовать это. Необходимо создание исследовательского центра, который скрупулезно под микроскопом изучал механику распада нашей страны. Возможно, что это история о будущем, а не о прошлом.

Я уже говорил, что главная причина развала СССР — предательство элиты. Эта черта и переползла в современную российскую элиту. Я не имею в виду конкретных представителей, просто это качество для нее характерно. Возможно, оно переползло в элиты других постсоветских республик. Но меня они не интересуют. Я в них не живу. Не хотелось бы еще раз эту трагедию пережить. Поэтому нам нужно понять, почему это произошло и как этого не допустить.

Андрей Грозин: в отношениях между Россией и Казахстаном возникла пауза, о которой нельзя говорить
Андрей Грозин: в отношениях между Россией и Казахстаном возникла пауза, о которой нельзя говорить
© РИА Новости, Александр Натрускин

— Вопрос вам как к жителю Волгограда. Насколько в тот момент в городе был силен миф о Сталинградской битве и можно ли было его использовать для спасения отечества?

— Нет. Тогда был совершенно другой настрой. Тогда про Сталинград не вспоминали вообще. Тогда вспоминали о сталинских репрессиях, поддерживали различные демократические фронты. На тот момент Волгоград вообще был одним из центров демократических преобразований. В феврале 1990 года в городе произошла «февральская революция», когда десятки тысяч людей вышли на площадь на протесты, результатом которых стала отставка первого секретаря Волгоградского обкома КПСС Владимира Калашникова. В Волгоград тогда приезжали корреспонденты из «Огонька», писали репортажи.

Волгоград наряду с Москвой, Питером и Свердловском был на тот момент в числе городов, которые считались опорными центрами демократических преобразований. Сюда приезжали и Горбачев, и Ельцин. А сталинградская тема была дискредитированной и немодной. Это все сильно влияло на настроения людей.

Понятно, что тут были разные люди. Были и имперцы, и советские патриоты. Но они за свои идеи на улицы не вышли, а в феврале 1990 на улицы вышли до сотни тысячи людей. В августе 1991 года на площади тысячи людей тоже выступали в поддержку Ельцина, за ГКЧП не вышел никто. И в поддержку СССР не вышел никто. Была даже популярна присказка на мотив известной песни: Союз нерушимый лежит под машиной.

Вернее, люди вышли не в поддержку Ельцина и не за уничтожение СССР, а за свободу слова и свободу собрания. Для них это была ценность. И они не хотели, чтобы люди из ГКЧП с трясущимися руками их снова загнали в стойло. Но им было тяжело наблюдать, что после момента единения на верху оказались не просто защитники Белого дома, а сторонники распада СССР и усиления Ельцина.

Кстати, важно изучить, почему в момент предательства элит темы патриотизма не работают. 50 лет этот миф о победе работал, но прошло три-четыре года, и он перестал работать вообще. Фактически обнулили массовое историческое сознание за столь короткое время. Это надо изучать. Понятно, что в то время никаких массовых опросов не проводили, но пока еще живы участники тех событий, можно что-то помоделировать.

— Дело же не только в патриотизме, а в том, что есть вечные ценности труда и борьбы с глобальным злом. Почему это не сработало?

— Потому и не сработало, потому что за Перестройку возникли новые доминанты, и эмоционально-энергетическое преимущество было у сторонников другой версии советской истории. Она выглядела свежей и интересной. А ценности труда и обороны отечества казались старыми носками на бабушкиной полке. Это было неинтересно и скучно. Это не могло противостоять тем вбросам в массовое сознание, которые происходили с 1986 по 1990 год.

Кстати, это может повториться и сейчас, потому что защитники «официальной истории» унылые и кондовые. Они берут нахрапом, а от этого устаешь. По крайней мере, я кого ни спрошу, никто не смотрит эти ток-шоу. Наверное, они говорят правильные вещи, но это смотрится отвратительно. Если на другом поле возникнут альтернативные способы передачи информации, распад СССР может повториться.

«Мне промыли мозги»: Стариков сделал шокирующее признание о распаде СССР
«Мне промыли мозги»: Стариков сделал шокирующее признание о распаде СССР
© Скриншот из видео Украина.ру

— Понятно, что есть печать предательства. Но почему даже в этих условиях мы не требовали от республик гарантии для русских и русского языка, уважения к общей истории и сохранения экономического наследия?

— Подписав Беловежские соглашения и распустив Советский Союз, мы лишились морального права что-либо от них требовать от постсоветских республик, чтобы они не героизировали Бандеру или кого-то еще. И я считаю, что мы до сих пор это моральное право не вернули. Мы, конечно, можем с помощью силы или альтернативной пропаганды навязывать свою точку зрения, но это не поможет.

Если бы, скажем, Россия одна выступала за сохранение СССР, а все остальные были против, моральное право было бы у нас. Мол, мы вас предупреждали, всем теперь плохо, поэтому давайте слушаться нас. Но мы побежали впереди паровоза. Мы сами бросили эти республики и своих людей. В Беловежской пуще мы не обсуждали вопрос 25 млн русских, мы их просто вычеркнули.

Если мы вычеркнули их тогда, почему они должны слушать наши рекомендации сейчас? Что изменилось? Да, у нас к власти пришел Путин, но для них это неважно. «Завтра придет еще кто-нибудь, и что, мы должны теперь под всех подстраиваться?».

Мы можем с ними вступать в торги по отдельным вопросам двусторонних отношений, но мы не можем апеллировать к прежней истории, потому что мы эту историю предали. Победу в войне одержала не Россия и не 15 республик, победу одержал Советский Союз, уникальная страна с уникальным историческим достижением и опытом. Мы к этой победе имеем весьма отдалённое отношения с точки зрения исторической истины. Мы же не апеллируем к победе на Куликовом поле, в Бородинской битве или в Брусиловском прорыве, потому что нам это неинтересно. Это был другой народ и другая страна.    

Поэтому попытка России приватизировать Великую Отечественную войну воспринимается неоднозначно, и делается это так некачественно. Она все больше напоминает реакцию на ГКЧП — хотели как лучше, получилось как всегда. Если бы для нас это были вечные ценности, мы бы никогда их не предали.

Олег Царев: Развал СССР воспринимаю, как катастрофу, из которой мы до сих пор не выбрались
Олег Царев: Развал СССР воспринимаю, как катастрофу, из которой мы до сих пор не выбрались
© РИА Новости, Нина Зотина

— Я понимаю, что республики становятся более национально ориентированными, но я не понимаю, как этому, к примеру, может помешать сохранение памяти о казахах, защищавших Москву, и почему нужно обязательно героизировать основателей туркестанского легиона?

— Все очень просто. Есть такое выражение: «Россия отошла как пароход». Советский Союз тоже отходит, и чем дальше он будет отходить, тем менее интересен он будет. Мы же не вспоминаем о Российской Империи или Московском Царстве. Сегодня формируются новые национальные государства. Они были не очень эффективными, и они были постсоветскими.

Сегодня закончилась постсоветская эпоха, на политическую сцену выходят поколения людей, которым неинтересно, что было в Советском Союзе. К тому же память о Великой Отечественной войне не соответствует интересам этих правящих элит. Для них важнее обрести внутреннюю идентичность, собрать общества в их республиках в единое целое, чтобы ими можно было манипулировать. Для этого советские потерны не нужны и вредны.

Андрей Грозин: в отношениях между Россией и Казахстаном возникла пауза, о которой нельзя говорить
Андрей Грозин: в отношениях между Россией и Казахстаном возникла пауза, о которой нельзя говорить
© РИА Новости, Александр Натрускин
Именно поэтому на Украине был и будет культ Бандеры. Не потому, что они любят фашистов и хотят унизить русский язык, а потому что каждый из них ищет отдельные символы, который позволяет мобилизовать свои общества и элиты. Такие операции можно осуществлять либо с помощью национализма, либо религии. Иногда и то и другое.

Поэтому все, что происходит на территории Украины, будет происходить во всех постсоветских республиках. Вопрос о сроках, динамике и степени мягкости. Украина просто оказалась более бесшабашной. У нее нет других механизмов для превращения биомассы населения в новую политическую общность.

И на Украине, и в Белоруссии, и на Кавказе, и в Казахстане, и в Центральной Азии будет нарастать тенденции к этнократизму. Везде будет делаться упор на свою историю, религию и языки. Все, кто в это не вписывается, вынуждены будут либо с этим смиряться, либо уехать.

— И что делать?

— Россия ничего с этим не сможет сделать. Невозможно создавать везде ДНР/ЛНР. Это дорого, неэффективно и опасно. Необходимо разрабатывать свои технологии для утилизации постсоветского пространства. Да, Россия должна сохранять свое влияние в бывшем СССР, потому что для России это принципиально важный регион. Но бессмысленно связывать это с руссконесчастными людьми в Казахстане и на Украине. Их надо либо вывозить домой, либо дать понять, что им придется выживать в одиночку. Потому что механизмы, связанные с ДНР/ЛНР, не могут окончательно решить вопрос. Невозможно иметь по периметру границ серые зоны, потому что вы можете потерять над ними контроль. Любые странно организованные территории с наличием вооруженных людей — это всегда проблема. Сегодня ими управляешь ты, завтра ими может управлять кто-то другой.

Владимир Жириновский: Жалею, что противников СССР не сажали и не расстреливали в 1991-ом
Владимир Жириновский: Жалею, что противников СССР не сажали и не расстреливали в 1991-ом
© РИА Новости, Илья Питалев

— Ну мы же не можем ждать идеальной ситуации, когда мы станем сверхбогатыми и победим Америку.

— Нам не нужно ставить нелепых целей. Наша главная задача — обустройство России. Если мы решим эту задачу, у нас будут друзья, с нас начнут брать пример. Если у России будет привлекательный имидж, нам не нужно будет защищать русский язык непонятно какими методами, потому что все захотят на нем говорить.

Китай не создает ДНР/ЛНР там, где живут китайцы. В чайнатауне живет больше китайцев, чем русских в Донбассе. Им это не нужно. Либо китайцы там живут, либо они оттуда уезжают. В этом смысле России нужно брать пример с Китая, если она хочет стать успешной. Самый лучший способ отдать дань памяти СССР — это сделать Россию привлекательной и сильной страной. Гиперзвуковые ракеты — это прекрасно, но хотелось бы иметь достойный уровень и образ жизни внутри страны.  

Если внутри России будет проведена успешная социально-экономическая модернизация, в Россию захотят ехать люди из Европы. И когда такая страна будет построена, нам, может, и гиперзвуковые ракеты не понадобятся. И пока наши элиты будут заниматься игрушками, связанными с внешней политикой, мы будем жить в ситуации постоянного надрыва.

Китаю не нужны гиперзвуковые ракеты, потому что у них есть мощная экономика. А мы по своим экономическим показателям на момент краха СССР опережали Китай по экономическим показателям. Прошло 30 лет, результат налицо. Немыслимый прорыв.

 — Согласен, но мы без бывшего СССР не можем. Нам нужен емкий рынок, а для китайских товаров был открыт весь мир.

— Я не говорю, что мы должны полностью копировать китайский опыт. Китай долгое время выживал за счет внутреннего рынка. Они нашли способы мобилизации, создали стратегию для национального большого рывка. Я не вижу пока такой стратегии у нас, и главная причина отсутствие такой стратегии — качество российской элиты. Я не думаю, что китайцы работают лучше русских. Качество элиты другое.

Николай Азаров о распаде СССР: Украина вошла в независимость с неготовой к этому элитой
Николай Азаров о распаде СССР: Украина вошла в независимость с неготовой к этому элитой
© РИА Новости, Александр Натрускин
Русская элита нуждами своей страны не живет. Она живет своими интересами. Иногда интересы элиты и интересы страны совпадают, а иногда нет. Если интересы китайской элиты не совпадают с интересами Китая, их расстреливают. А в России представители этой элиты получают ордена и хорошие деньги.

Предательство элиты состоит не в том, что эти люди хотят сбежать с деньгами в Лондон. Это еще полбеды. Эти вопросы должны решать ФСБ. Я говорю о том, что людям неинтересна страна, в которой они управляют. Это для них источник доходов. Они не связывают свое будущее с этой страной, а китайская элита связывает. Вы можете построить хоть десять «северных потоков», но эти деньги все равно не будут работать на Россию. Россия от этого получит крохи.

Я понимаю, что говорю нелепые вещи в том смысле, что мы не завезем другую элиту с Марса и не наймем китайцев. Но другого варианта нет. Будущее России зависит от ее элиты. При Сталине тоже было трудно, но была создана другая элита. Технологии ее создания были жестокими, но и результат был другой. Россия получила атомную бомбу, благодаря которой она сейчас существует на международной арене в относительно достойном виде. Если бы не Сталин или Берия, я не знаю, где бы была Россия после распада СССР. Возможно, где-нибудь на уровне Киргизии. Парадокс, но суверенитет современного российского государства обеспечивается технологическими инструментами, созданными Сталиным и Берией. Но качество элиты таково, что Россия не может этим воспользоваться.

Единственным подтверждением того, что российская элита изжила грех предательства — это работа по обустройству страны и нормальных условиях жизни для народа. Если люди живут в нищете, вы не сможете стать российской элитой. Вы бизнесмены с российскими паспортами. Просто в отличие от тех сил, которые работали на разрушение СССР, вы не скрываете своих целей.

— Как вы оцениваете свою личную жизнь за эти 30 лет и как бы она сложилась, если бы СССР сохранился?

— Я не могу сказать, что я недоволен своей жизнью в РФ. У меня и моих близких всё было и будет неплохо. Но мне кажется, что жизнь в новом СССР была бы интереснее во всех смыслах. Мне жаль, что так получилось.

— Вы хоть и ругаете Россию за эксплуатацию сталинского наследия, но, на мой взгляд, у нас все будет хорошо, потому что наши предки в годы индустриализации и войны за нас отстрадали. Означает ли это, что я тоже отношусь к СССР потребительски?

— Вы правы, но у нас все будет хорошо при условии, если все будет хорошо с элитой. Народ завоевывает победы, а элита их либо продает, либо сохраняет.