Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Алексей Николаевич, есть теория, что советская экономическая система была будто бы внутренне порочна, неэффективна, и поэтому гибель СССР была предопределена? Так ли это?

— Проблемы, безусловно, накапливались. И, действительно, самая главная проблема состояла в том, что у Советского Союза не хватало ресурсов, чтобы обеспечить своему населению достаточно высокое качество жизни. Эти проблемы были решаемыми, но Горбачев совершил очень крупную ошибку, активировав региональные элиты. По факту он не смог справиться с проблемами, которые стояли перед СССР и решил переложить ответственность на местные элиты и на народ, который сейчас придёт, что-то там придумает и скажет ему, как управлять страной.

Алексей Зубец: кто он
Алексей Зубец: кто он
© скриншот с видео ОТР

В результате управление всем хозяйством действительно перехватили региональные элиты, которые решили, что при Советской власти они остаются политически людьми второго сорта, мелкими исполнителями, а в условиях независимых государств они будут полновластными хозяевами всех ресурсов своих стран. Эти элиты фактически стали решать свои задачи, которые перед ними стояли, с точки зрения перехвата власти. И фактор, который развалил Советский Союз — это то, что они получили внешнюю поддержку.

Дело в том, что схемы политического устройства хороши на бумаге, а в реальности эти структуры якобы демократического общества работают с большими недостатками. Главный недостаток состоит в том, что когда создаются институты политической власти, то они начинают действовать в своих интересах, а не в интересах тех людей, которые их создали. Горбачев этого не понимал, ему просто не хватало образования и политической подготовки. В результате мы получили то, что получили.

Повторюсь, проблемы, безусловно, были, но они были решаемы. Надо понимать, что СССР повалили региональные элиты. Десять тысяч человек, которые вышли защищать Белый дом в момент ГКЧП, и две-три тысячи в Питере. По всей остальной стране никакого протестного движения не было. В принципе, Союз можно было спасти, если бы не то обстоятельство, что Горбачев наплодил монстров, которые потом его же и съели.

— Правду ли говорят, что только РСФСР и Белорусская ССР были донорами для союзного бюджета? И если так, то почему нельзя было и Украинскую ССР подтянуть с ее экономическими активами или, например, Казахстан с его ресурсами?

— Действительно, основным донором была Россия, это правда. Белоруссия — в меньшей степени, потому что она очень много инвестиций потребляла. То есть они там много чего построили в последние десятилетия перед распадом СССР. Если говорить о том, почему, например, Украина была получателем ресурсов, а не донором, — потому что в неё вливалось большое количество денег с точки зрения развития. То есть не просто для поддержания штанов, кормить Украину специально было не надо, но на Украине создавались промышленные предприятия, кластеры, рассчитанные на работу на весь Советский Союз. Инвестиционная составляющая и стала причиной того, что действительно Украина стоила слишком дорого для всего остального Союза. И мы знаем массу предприятий на Украине, которые были построены в последние годы Советской власти или модернизированы, за которые потом независимая украинская власть сказала: всем спасибо, все свободны… Вот так получилось.

Кроме того, Украина до сих пор не сертифицировала соглашение об отказе от прав на зарубежное имущество Советского Союза в обмен на прощение долгов. Путин об этом недавно сказал, что, в принципе, так они (власти Украины. — Ред.) «зажали» довольно большой объем собственности, за которую они должны были заплатить в рамках соглашения.

В общем, Украине при распаде Советского Союза достался большой кусок абсолютно новой, прекрасно действующей промышленности, которую они потом успешно провалили.

Искандер Хисамов: роспуск СССР был сбросом неэффективных активов
Искандер Хисамов: роспуск СССР был сбросом неэффективных активов
© Владимир Трефилов

— Почему провалили?

— Главная причина распада и больших проблем Украины состоит в том, что качество той элиты, которая управляла в Украине на тот момент и потом пришла к власти в стране, было очень низким. Оказалось, что те люди, которые пришли к власти в 1991 году, не обладают стратегическим мышлением.

Вот Казахстану удалось сформировать постсоветскую элиту, Назарбаеву хватило ума для этого. Алиеву в Азербайджане удалось создать постсоветскую элиту. А в Прибалтику постсоветские элиты завезли из Америки из числа эмигрантов. В Литве управляющая элита, те люди, которые понимали, как управлять страной — они там были всегда. Это одна из немногих стран, которая сохранила хоть какие-то элиты, национально ориентированные. А проблема Украины состояла в том, что национально ориентированные элиты в момент распада СССР в стране просто отсутствовали. Что и привело ко всему остальному. То есть надо понимать, что главная причина кризиса на Украине — это абсолютная неготовность украинских элит управлять собственной страной. Все остальное — следствие. Следствие того, что интеллектуальный уровень элит Украины в 1991 году был абсолютно детским.

— Можно ли было в рамках СССР устранить этот межрегиональный дисбаланс? Сделать так, чтобы, грубо говоря, никто никого не кормил?

— Нет. Это был единый механизм. И что значит — кормил? Это были инвестиции, которые шли на развитие республики в интересах всего Советского Союза. И в рамках единого механизма все эти перетоки ресурсов были абсолютно оправданы. Но одна из ошибок Горбачева состояла в том, что во время распада он, и затем Ельцин, — они не вернулись к теме финансирования, кто кого финансировал. То есть необходимо было свести финансовый баланс потоков — с той же Прибалтикой, с Украиной — и сказать, что вот эти деньги из России, и поэтому Россия имеет право на такие-то объемы собственности на территории Украины — это заводы, железные дороги, порты… Но тогда элиты, в том числе и российская, так срочно пытались избавиться от Горбачева и Советского Союза, что они этим пожертвовали ради мгновенного получения власти. А дальше уже было поздно.

Еще раз подчеркну, что проблема распада СССР в неграмотности, в неподготовленности российских, точнее, последних советских элит, которые совершенно не представляли, как в реальности работают политические механизмы. Они почему-то думали, что если сказать народу: давай вместе реорганизуем Советский Союз, так он возьмется и его реорганизует. А в реальности получилось так, что власть перехватили националистические элиты, в том числе и на Украине тоже.

— Высказывалась такая версия, что Америка должна была потерпеть крах еще в 70-х годах, но СССР оказался к этому ментально не готов и так или иначе поддержал её? Насколько это близко может быть к правде?

— Нет, это не так, Советский Союз Америку не поддерживал. Проблемы, которые в 70-е годы переживали Соединённые Штаты, они преодолели самостоятельно. Это сделал Рейган при помощи «рейганомики», которая, по сути, есть накачивание экономики за счёт долга. Рейгану удалось за счёт ускоренного увеличения государственного долга стабилизировать американскую экономику. И история с долгами, которую мы видим сегодня в США и по всему миру, — это продолжение «рейганомики». Она работает всё хуже, но пока работает. СССР к «рейганомике» не имеет никакого отношения.

— Был ли распад СССР экономически выгоден США и Западу?

— В экономическом плане Советский Союз в западной жизни играл очень небольшую роль. А распада СССР на Западе опасались, потому что опасались потери контроля над ядерным оружием. Поэтому в 1991 году среди прочих в США рассматривался такой вариант, согласно которому СССР за вычетом прибалтийских республик должен был сохраниться. Но оказалось так, что на тот момент из-за слабости горбачевского центра спасти Советский Союз было уже невозможно. Республиканские элиты набрали власть, набрали авторитет, и у Горбачева уже не было шансов развернуть процесс назад.

Вспомним, эти элиты придумали идеологию «Москва нас всех грабит», и вот эта идеология стала доминирующей. Ну, а после этого что-либо вернуть назад было уже невозможно. Поэтому американцы отказались от идеи сохранения урезанного Советского Союза.

Олег Неменский: Советский Союз был гигантской националистической фабрикой
Олег Неменский: Советский Союз был гигантской националистической фабрикой
© РИА Новости, Нина Зотина

— Сейчас пошли разговоры о том, что американцы могут применить санкции против России в плане поставок смартфонов, важных запчастей, компонентов для авиастроения и т. д. Есть ли у них техническая возможность доставить нам такие неприятности и чем можно противодействовать?

— Можно действительно запретить поставки смартфонов Apple в Россию. Но, во-первых, согласится ли на это Apple? Или они не захотят терять рынок? Да и не «Эпплом» единым живы на рынке бытовой техники. Есть корейские и китайские бренды, которые точно не откажутся от российского рынка.
Что касается частей для самолётов, то части двойного назначения и так уже не поставляются. У нас практически нет кооперации с США по авиационной технике. У нас там есть израильтяне, есть европейцы, есть китайцы как внешние подрядчики. Соединенные Штаты — они уже не играют важной роли.

А вот Россия продолжает играть — потому что половину титана, который потребляет «Боинг», идёт из России. Поэтому, если в ответ на прекращение поставок нам каких-то комплектующих для изготовления самолётов, Россия перестанет поставлять «Боингу» титан, у «Боинга» будут большие проблемы. Поэтому я ни в то, ни в другое не верю. Вся эта история, что мы не будем продавать вам айфоны — это детский сад.

— А вообще есть такие санкции, которые, как говорил Обама, могут порвать нашу экономику в клочья?

— Если бы такие возможности у них были, они бы давно их использовали. Санкции должны быть быстрыми, если они не приносят эффект сразу, то теряют свою силу. Если бы у них была возможность порвать российскую экономику в клочья, они бы это давно сделали. Но еще важно, чтобы они это сделали без ущерба для себя. Потому что отключение России от долларовой системы среди прочего означает большие убытки американского бизнеса. Они этого не хотят. Они хотят удушить Россию бесплатно. А такого не бывает.

К тому же все эти санкции с айфонами настолько анекдотически выглядят, что есть ощущение, что это некая анекдотическая история, которая озвучена специально, чтобы показать, что никаких санкций вообще не будет. Потому что глупо отключать Россию от айфонов — значит, здесь будет китайский бренд. Ну и что? Американцы потеряют на этом большие деньги, китайцы их заработают. Где тут разрывание в клочья российской экономики? Детский сад. И низкий интеллектуальный уровень этих санкций говорит мне о том, что, возможно, это некая история, специально придуманная для того, чтобы дискредитировать саму идею санкций.

— Вы нередко предрекаете Украине экономический крах, говорите о том, что там нет никаких перспектив. А что скажете о других бывших союзных республиках, какие у них перспективы?

— Жизнеспособность государства определяет видение своего будущего, скажем, на перспективу 20-25 лет. Такое видение будущего есть у стран Прибалтики, есть у России, есть у Азербайджана, у Казахстана оно может быть. У Казахстана есть проблемы, связанные с тем, что они не вполне понимают, как будет выглядеть страна через 20 лет, потому что у них полно внутренних проблем, в том числе этнических, есть внутренние элитарные конфликты — там много чего неприятного, что может потенциально разрушить страну. Но, в принципе, попытка сформировать некую идеологию будущего есть у этих (перечисленных. — Ред.) государств. Их всего несколько.

Андрей Серенко: Изучение гибели СССР — это не о прошлом, а о будущем
Андрей Серенко: Изучение гибели СССР — это не о прошлом, а о будущем
© предоставлено Андреем Серенко

Государств, у которых нет понимания, зачем они существуют на свете, — это государства неустойчивые. И к таким относятся государства Центральной Азии, та же самая Украина, которая в 2014 году пыталась сконструировать новый смысл для своего существования, но у них ничего не вышло. Новую идеологию роста они не придумали. Они занялись любимым занятием — грабежом добычи, что попала в их руки. Грабеж собственной страны оказался для них важнее, чем создание идеологии развития на десятилетия вперёд.

Вот у таких стран, у которых нет собственной идеологии, нет картины будущего, — они, по факту, обречены. И это не только Украина. Это многие государства Центральной Азии, и, может быть, по мере оттока населения, этот список пополнят некоторые государства Прибалтики — когда станет понятно, что из-за собственной экономической неэффективности, их будущее возможно только в случае, если они будут опираться на Европейский союз. Без Европейского союза они никому не нужны. Это тоже возможно. Поясню, что речь идёт об Эстонии и Латвии. У Литвы более-менее нормальные перспективы, в союзе с другими государствами ЕС и т. д. А вот эти государства со временем, скорее всего, сойдут на нет. То есть они не перестанут быть формальными государствами, но фактически их не станет. Как есть Сомали на карте мира, а по факту — никакого [государства] Сомали давно нет.

— А какие перспективы у Белоруссии?

— Белоруссия будет интегрирована в состав России и сохранится как политическая сущность, как политическое образование. Но экономически Белоруссия перестанет существовать, она сольется с Россией. А политические институты останутся, и во главе этих институтов, не исключено, что мы снова увидим Александра Григорьевича Лукашенко.

— Вы когда-нибудь задумывались над тем, какой была бы сегодня наша жизнь в бытовом плане, если бы Советский Союз сохранился?

— Надо просто иметь в виду, что Советский Союз в момент распада стоял на пороге смены элит. Старые советские элиты, возникшие в военное и послевоенное время, в 40-50-е годы, уходили. То, что мы называем «пятилетка пышных похорон». Эти люди уходили, на смену им должны были прийти новые лидеры.

Если бы эта история протянулась чуть подольше, если бы не ошибки Горбачева, абсолютно дикие и немыслимые с точки зрения здравой политики, если бы замена элит на более новые состоялась — то да, у Советского Союза был бы шанс. Тем более что ему оставалось простоять не так и много — вот сейчас мы видим, как у нас на глазах рушится мощь Америки. Если бы СССР простоял до нынешнего дня, то перспективы дальнейшего выживания оказались бы гораздо более светлыми, чем то, что было в 80-90-е годы. Опять же, союз с Китаем, которого тогда не было, а сегодня был бы в том числе и идеологический союз. То есть если бы СССР простоял бы еще тридцать лет, до сегодняшнего дня, то его судьба была бы совершенно другой.

В бытовом плане мы бы жили как средняя европейская страна с невысоким уровнем развития — как сегодняшняя Румыния или Болгария. Это была бы не блестящая жизнь, но это была бы жизнь относительно сытная и относительно обеспеченная, что позволило бы снять социальное напряжение и удержать Союз от распада. Но он упал как раз накануне собственной победы. А как известно, побеждает не тот, кто всех забьёт, а тот, кто простоит на ринге на десять секунд дольше, чем боксер-оппонент. Но этого не произошло. СССР упал за небольшое время до того, как Америка стала слабеть и перестала бы быть угрозой для Советского Союза.