Время начала Майдана. Когда в Белоруссии начнут свергать власть
Время начала Майдана. Когда в Белоруссии начнут свергать власть
© РИА Новости, Илья Питалев / Перейти в фотобанк
- Богдан Анатольевич, в целом протесты с Белоруссии не стали чем-то неожиданным и из ряда вон выходящим. Подобные акции под теми же лозунгами проходили и в 2015, и в 2010 годах. Почему на протяжении ряда лет выборы белорусского лидера сопровождаются митингами?

— Отчасти это объясняется тем, что есть группа людей, которым не нравится Лукашенко, но сейчас эта группа людей стала очень-очень большой. Это подавляющее число граждан Белоруссии. Если Лукашенко реально выиграл выборы с 80-ю с лишним процентами, то тогда непонятно, почему нет митингов в его пользу — где все эти люди?

Совершенно очевидно, что все эти голоса подделаны. Тем более что уже появляются признания людей, которые состояли в участковых комиссиях, о том, как правильно им реагировать на всю избирательную кампанию и на то, как люди, настроенные против Лукашенко, будут голосовать. То есть в целом количество людей, настроенных против Лукашенко, критически выросло. И именно это является коренным отличием от 2015-го, 2010-го и других годов.

- Как думаете, в этом году чем закончится противостояние власти и оппозиции?

— Сложно сказать, это же все может проходить по нескольким сценариям. Например, если Запад будет очень масштабно поддерживать оппозицию, введя экономические санкции против Белоруссии вообще в целом, то на фоне забастовок рабочих, которые против Лукашенко тоже, это может сказаться и на политическом режиме Александра Григорьевича. Тогда ему придется либо еще больше опираться на Россию, либо же ему придется договариваться о почетной отставке.

Я думаю, что он не самоубийца и идти по пути [экс-президента Украины Виктора] Януковича он не захочет, поэтому договариваться с протестующими не будет. Договариваться он будет либо с Западом, либо с Россией. Но с Западом договариваться тоже опасно, потому что мы видим, что все люди, которые получали гарантии со стороны Запада, потом оказывались почему-то в мусорной яме.

Поэтому Лукашенко остается опираться либо на Россию, что сейчас тоже проблематично, потому что он сделал все, особенно задержав 33 граждан и угрожая выдать их Украине, чтобы испортить отношения с нашей страной. Либо ему просто придется вступать в открытый бой с применением оружия, то есть силой подавлять все эти протестные акции, навязав себя обществу, в большинстве своем настроенном против Лукашенко.

- В принципе, этим он и занимается сейчас?

Как оппозиционеры и рабочие бунтовали против Лукашенко в 1995 - 1999 годах
Как оппозиционеры и рабочие бунтовали против Лукашенко в 1995 - 1999 годах
© РИА Новости, Ю. Иванов / Перейти в фотобанк
- Да, но это агония. Даже если она продлится весь его шестой срок, все равно это будет агония. Очевидно, что после этого ему деваться будет некуда — он просто оттягивает свой конец.

- Кстати, вчера он сказал, ссылаясь на договоренности в рамках Союзного государства и ОДКБ, что Россия якобы при первом же запросе поможет Белоруссии с обеспечением безопасности. Насколько объективно это заявление?

— Ну, он немного извратил слова. Дело в том, что Ташкентский пакт, или Организация Договора о коллективной безопасности, предусматривает коллективное участие в боевых действиях в случае военных угроз. Какие военные угрозы присутствуют сейчас в адрес Белоруссии? Пока что я встречал только сообщения, которые в принципе можно не рассматривать всерьез, о том, что Польша в направлении Гродно и Бреста выдвинула войска. Но не думаю, что Польша будет в открытую воевать с Белоруссией, даже если они останутся один на один.

А если Александр Григорьевич таким образом хочет сказать, что придут сейчас московским ОМОН и Росгвардия и будут расстреливать из пулеметов протестующих, то это абсолютный бред — никто этого делать не будет. Это он, может, хочет так подать, но в реальности мы гарантируем члену ОДКБ помощь в случае прямых военных угроз. И вообще замечу, что сам Александр Григорьевич ранее обесценивал роль этого оборонного союза. А сейчас, когда ему необходимо, когда у него критическая ситуация, он взывает к ОДКБ, к России, пытается агитировать российского президента в свою пользу, но в реальности сам плевать хотел на ОДКБ.

Обесценил его не только своими заявлениями, но и участием, например, в военных учениях с британскими морпехами, желанием принять участие в учениях НАТО, чему помешал только коронавирус. Может, тогда ему НАТО пригласить, чтобы они подавили протест?

- А как долго еще может продлиться этот протест? Telegram-канал NEXTA анонсировал на сегодня «решающий» митинг, поводящий итоги всей недели. То есть после него «либо все, либо ничего»?

Протесты в Белоруссии: Лукашенко обсудил ситуацию с Путиным
Протесты в Белоруссии: Лукашенко обсудил ситуацию с Путиным
© РИА Новости, Григорий Сысоев / Перейти в фотобанк
- NEXTA немножко преувеличивает — он все-таки блогер, инстаграмер, телеграмер и так далее. Это, скорее, работает как призыв к определенной мобилизации молодежи, которая сейчас пользуется всеми этими средствами коммуникации.

Нет, конечно. Это все зависит от протестующих, от подпитки, их решимости. Это может продлиться от недели до полугода, если будет какая-то подпитка финансовая, медийная, экономическая, дипломатическая. Это может длиться очень долго. Тем более что режим-то зашатался, ощутимо зашатался: нет большинства людей, которое молчаливо голосовало за Лукашенко. Сейчас большинство против него — это совершенно очевидно.

- Возможен ли вообще в Белоруссии мирный трансфер власти?

— Да, возможен, если Лукашенко, скажем, уйдет в отставку. Но это, правда, может означать впоследствии суд над Лукашенко, обвинение его по ряду статей уголовного кодекса, вплоть до убийств. Но это будет мирный трансфер власти.

Может, он уедет в другую страну. Это тоже будет мирный трансфер. Может, будет жить где-нибудь в Арабских Эмиратах, может, в России, может, в другой стране, но не думаю, что в другой.

- И каковы шансы развертывания такого сценария?

— Я думаю, что минимальные, потому что для Лукашенко власть — это наркотик, к которому он очень сильно привык. Он будет стрелять за власть, сражаться за власть до последнего. Это когда уже будет совсем-совсем безвыходная ситуация и даже стрелять будет нецелесообразно, может, тогда он пойдет на переговоры либо с западными элитами, либо с Россией.