Киев мог бы, воспользовавшись тем, что Китай сделал ставку на экспорт своего капитала, предоставить инвесторам и кредиторам из КНР украинские надежные финансовые инструменты для вложений, а также привлекательные бизнес-проекты на средне- и долгосрочную перспективу. Китайские инвесторы, пожалуй, единственные в мире, за которые не нужно сильно бороться, они готовы заходить на Украину с миллиардными инвестициями и своими современными технологиями. 

Воля: Власть отбирает у науки и образования столько же, сколько просит у МВФ
Воля: Власть отбирает у науки и образования столько же, сколько просит у МВФ
© скриншот с видео ФАН

- Владимир, принято считать, что Украина не входит в сферу геополитических интересов Китая, поэтому инвестировать в нашу страну китайцам не очень интересно. Так ли это на самом деле?

— Говорить о том, что Украина не входит в сферу геополитических интересов Китая можно лишь условно. Геополитические интересы Китая присутствуют во всех странах и регионах, где у КНР есть экономические интересы, а тем более интересы, которые связаны с технологиями и квалифицированными кадрами. Поэтому на самом деле Украина Китаю интересна. Вопрос только в том, что у нас пока что формально межгосударственные интересы не складываются таким образом, чтобы говорить о некоем взаимодействии высокого уровня, как на уровне государств, так и в экономическом плане.

- Что препятствует такому взаимодействию?

— С одной стороны, это некоторые мировоззренческие особенности правящей политической элиты на Украине. Украинские политические элиты субъективно прозападно ориентированы и не до конца осознают интересы, которые существуют на Востоке, или же имеют некоторую предубежденность. То есть прозападность иногда является символом предубежденности по отношению ко всем остальным регионам мира, в том числе и по поводу возможности более тесного сотрудничества с Китаем.

Второе препятствие — это, несомненно, ситуации, которые мы увидели на примере «Мотор Сичи». Когда уже были подготовлены договора, а позиция Вашингтона в итоге привела к тому, что как минимум на некоторое время украинские власти решили ситуацию заморозить. Но опять-таки политическая жизнь, политическая элита и международная политическая ситуация видоизменяются. Я думаю, что в существующем геополитическом контексте украинская элита с ее мировоззрением пока что ни не дозрела до того, чтобы быть прагматичной, непредвзятой по отношению к сотрудничеству с Китаем и по восприимчивости позиций того же Вашингтона.

США пытаются сорвать сделку по продаже Китаю украинской компании «Мотор Сич»
США пытаются сорвать сделку по продаже Китаю украинской компании «Мотор Сич»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

А с другой стороны, я полагаю, что в ближайшие год-два ситуация останется неизменной с точки зрения геостратегического контекста, но, если Трамп проиграет выборы и в Соединенных Штатах, при власти будут демократы, и нельзя исключать, что позиция Вашингтона в отношении сотрудничества с Китаем изменится. Потому что в контексте внутриполитической борьбы США мы видим, что значительная часть истеблишмента Республиканской партии и истеблишмент Демократической партии не одобряют торговые войны Трампа, в том числе и с Китаем.

Поэтому я не исключаю, что в следующем году может произойти небольшая качественная подвижка в политике украинского руководства в отношении Китая. Если ослабнет фактор противодействия Вашингтона и возникнет более прагматичное понимание, по крайней мере, в экономическом взаимодействии (политическое не так и важно), может действительно произойти изменение в сторону усиления сотрудничества между Украиной и КНР в вопросах научно-технического сотрудничества, инфраструктурных проектах и тому подобное.

- То есть единственная препона тому, чтобы Украина дала зеленый свет китайским инвестициям, — это позиция Вашингтона?

— Нет. В данном случае позиция Вашингтона давит на украинское руководство как раз в вопросах технологических проектов, где есть высокая доля научно-технических разработок. Это борьба за технологии, и понятно, что американцы будут пока что категорически противостоять любым попыткам Китая получить высокие технологии. Собственно, этим и объясняли блокирование сделки по «Мотор Сичи». А, по большому счету, главное препятствие — это не Вашингтон, потому что спектр сотрудничества достаточно большой, а мировоззрение руководства Украины. Это субъективистское предвзятое отношение к сотрудничеству с Китаем. В том числе украинское руководство подвержено тем страшилкам, которым подвержены некомпетентные люди, не разбирающиеся в этой теме: «Вот китайцы придут и всё заберут».

Ничего они не заберут. Да, могут быть проекты, которые более выгодны им, чем нам. Но опять-таки никто нас не заставляет соглашаться на такие проекты. Поэтому нужно быть прагматичными и мудрыми: знать свой интерес, правильно организовать сотрудничество, понимать, какой компромисс возможен. При этом руководствоваться не принадлежностью инвестора к стране, а мерой полезности тех или иных деловых предложений для Украины.

- Что именно может быть интересно китайским инвесторам на Украине?

— Китайским инвесторам может быть интересно все, что приносит доходы. Они могут инвестировать в выращивание и переработку сельхозпродукции. Украина — ассоциированный член Евросоюза, понятно, что это квоты, это определенная стандартизация. Но опять-таки предприятия-то будут субъектами Украины, и китайские инвесторы получат возможность работать в качестве создателей украинских предприятий, хоть они и выступят инвесторами, но юрисдикция в любом случае будет украинская. Далее, китайцы могут быть заинтересованы вложиться в какие-то инфраструктурные проекты. Я имею в виду связь, дороги, мосты, производство различной транспортной техники, тех же тепловозов для железной дороги, электроавтобусов и т.п. Есть много сфер, в которые Китай сейчас готов вкладывать. У них появился избыток денег, появились большие инвестиционные ресурсы, и они готовы их вкладывать по всему миру.

Кроме того, я не исключаю, что они готовы инвестировать в какие-то научные разработки, но это один из наименее вероятных сценариев, ввиду того что Китай поощряет приток талантливых студентов, ученых, предпринимателей на свою территорию, упрощая им возможности как для прибытия в страну, так и для проживания и деятельности там.

Также Китаю могут быть интересны проекты в нефтегазовой сфере. Гипотетически они могут вложиться в добычу и переработку нефти, газа. Могут инвестировать в порты. Сейчас на Украине они провели дноуглубление нескольких портов. Могут инвестировать в производство химических удобрений.

Ну и использовать транзитный потенциал Украины — закольцевать прямой маршрут на Венгрию и Балканы. Китай в этом заинтересован и постепенно продвигает реализацию этой идеи.

Китайцы могут инвестировать во все, что посчитают выгодным, они всеядны, по большому счету. Для них важно получить прибыль. Если производство чего-то на территории Украины будет выглядеть перспективным с точки зрения прилежащих рынков, то есть европейцев, то китайцы будут инвестировать в это.

- Существуют опасения, что вслед за китайскими деньгами всегда приходят китайские работники. Не может ли получиться так, что все инвестиционные проекты на Украине будут реализовываться самими же китайцами, и о создании новых рабочих мест в стране можно забыть?

— Ситуация, когда вместе с китайскими деньгами будут приходить китайские специалисты, — это очень даже естественная ситуация. Так же, как и с западными, и с российскими инвестициями: для руководства проекта и реализации каких-то специфических нюансов специалистов предоставляет инвестор. Это минимальный уровень участия. Если говорить о строительстве предприятий, реализации тех или иных инфраструктурных проектов, действительно, китайцы могут использовать довольно большой процент своих рабочих. Но я думаю, что в любом случае будет какая-то часть работников наниматься из местного населения, потому что невыгодно везти всех из Китая. Да и в принципе вряд ли украинское руководство согласится на реализацию проектов, которые не будут создавать рабочие места на Украине. Если, например, говорить о скоростных концессионных дорогах, то один момент — это строительство, и там может быт один процент китайских работников. А что касается эксплуатации тех же автобанов или тех же скоростных железных дорог, тот тут уже речь идет о другом процентном соотношении.

То, что будет какой-то приток специалистов из Китая, это естественный процесс прихода инвестиций из любой страны. А вот насколько этот приток будет большим, оговаривается соглашениями на взаимоприемлемой основе.