Игорь Юшков: кто он
Игорь Юшков: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина / Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Строительство газопровода «Северный поток — 2» (СП-2) закончено. Об этом сообщается в Telegram-канале компании «Газпром» 10 сентября. О достройке СП-2 рассказали на утреннем оперативном совещании. Ранее отмечалось, что поставки газа по «Северному потоку-2» планируется начать с 1 октября.

- Игорь, после завершения строительства проблема будет заключаться в заполняемости газопровода. Какие теперь козни могут устроить противники проекта и чем на них можно ответить?

— Да, основной вопрос заключается в эксплуатации газопровода, так как достройка фактически завершена. Возможно, в сентябре мы увидим запуск первой «нитки», а в октябре — запуск второй «нитки» газопровода. Но дело в том, что Евросоюз распространил на «СП-2» действие антимонопольного законодательства. Де-факто это, конечно, были санкции. Потому что ждать появления конкуренции в морском газопроводе довольно абсурдно.

Дело в том, что юрисдикция Евросоюза, а, следовательно, и требования о конкуренции начинаются в 12 милях от берега. И по идее Евросоюза на дне моря должны появиться какие-то другие поставщики. Это абсурд, но мы видим, что шансов получить исключение из-под действия Третьего энергопакета у «Газпрома» крайне мало.

Теоретически в законодательстве предусмотрена процедура, что если ситуация по объективным причинам не приводит к развитию конкуренции, значит, надо дать возможность одному поставщику загрузить трубу полностью. Но в договоренностях Меркель и Байдена было написано, что они не вводят санкции, не будут мешать достроить газопровод и ввести его в эксплуатацию, однако будут следить, чтобы «Газпрому» то самое исключение не дали.

Поэтому вместо 55 млрд кубов прокачки в год «Газпром» и пять европейских партнеров получат только половину — 27,5 млрд кубов. Но и это вопрос решаемый. Речь не идет о том, чтобы газопровод оставался полупустым. Речь идет о том, что один поставщик не может загрузить больше 55% мощностей. А значит, есть два варианта решения этой проблемы.  

Первый вариант — разрешить кому-то еще из российских компаний поставлять газ в эту трубу, «Роснефть» уже воспользовалась ситуацией и предложила свои услуги. Но тут речь идет об определенной корпоративной борьбе российских компаний за право экспорта, и «Газпром» будет всячески препятствовать подобной деятельности.

Более приемлемый вариант для России и «Газпрома» в целом состоит в том, что «Газпром» договорится с европейскими компаниями поменять точку сдачи приемки. Сейчас они становятся собственниками российского газа, как правило, в Австрии, и там меняется право собственности. Если «Газпром» договорится о том, чтобы они становились собственниками в 12 милях от берега, то все требования европейского законодательства будут выполнены. Половина газа будет принадлежать «Газпрому», половина газа каким-то другим компаниям, и газопровод может быть загружен на полную мощность.

Пока «Газпром» просто пытается получить исключение из правил Третьего энергопакета. Процесс будет небыстрым. Может быть, он будет тянуться до конца 2024 года. Все равно «Газпрому» нужно будет выполнять условия контракта с Украиной. Российское руководство подтвердило, что не будет нарушать своих обязательств, и вопрос с полной загрузкой «СП-2» пока стоит не так остро.

- Есть мнение, что США и Запад будут делать все, чтобы российский газ стоил как можно дороже, тем самым лишив его главного конкурентного преимущества и стимулировав Европу переходить на «зеленую энергетику». Насколько им это удастся?

— В этом скорее заинтересовано «зеленое лобби» внутри Евросоюза. Брюссель как наднациональный орган идет в авангарде декарбонизации. Они это позиционируют как спасение планеты, но, когда дело доходит до реализации подобных программ по отказу от ископаемых источников энергии, все упирается в деньги и становится прагматичным и циничным. Декарбонизация выливается в изменение системы международной торговли.

Европейцы говорят, что мы теперь будем отслеживать углеродный след — сколько парниковых газов ты произвел, когда делал какой-то товар и доставлял его на территорию Евросоюза. И получается, что тех, у кого раньше была дешевая энергия при производстве каких-то товаров, лишают конкурентного преимущества. Им собираются начислять большой углеродный налог, который придется платить при поставке каких-то товаров.

Если раньше для внутренних производителей Евросоюза, которые получают энергию из возобновляемых источников, это было обременительно, то теперь ВИЭ для них будет конкурентным преимуществом. Поэтому теперь экологи говорят, что газ — это самый экологически чистый вид энергии, а климатологи ставят это под сомнение. Им же надо, чтобы все на ВИЭ перешло.

Переходный период в виде использования газа им не нужен, поэтому они заявляют, что метан чуть ли не хуже угля. Хотя мы у себя дома можем спокойно конфорку зажечь, и если бы мы в домах жгли уголь, это было бы грязнее. Поэтому «зеленое лобби» всячески выступает против российских газопроводов и российского газа в целом.

Американцы в этом плане занимают двоякую позиции. Производители оборудования для ВИА выступает против газа, но республиканская администрация при Трампе открыто разгребала европейский газовый рынок от конкурентов и выступала против «СП-2», для того чтобы в итоге перекрыть еще и украинский транзит, вытеснив с европейского рынка часть российского газа, поднять цены на газ и рентабельно поставлять свой СПГ.  

Так что американцы заинтересованы в рынках сбыта, а европейцы в том, чтобы развивать ВИА.

- Некоторое время назад предпринимались попытки заместить российский газ газом из Средней Азии, но эти попытки провалились. Этот вопрос закрыт окончательно или такие попытки снова будут предприниматься?

— Этот вопрос закрыт, но периодически мы слышим новые идеи. Например, недавно Иран открыл новое месторождение в своем секторе Каспийского моря, и тоже были заявления, что Тегеран чуть ли не закроет 20% европейского потребления.

Но если мы говорим про туркменский газ, но он весь уходит в Китай, и обсуждение проекта «Набуко» (из Туркмении в Азербайджан, а потом через Турцию и Грузию в Европу) было еще до этих поставок. Сейчас все скупает Китай, и у Туркменистана просто нет лишнего газа для поставок в Европу, даже если бы они договорились о постройке транскаспийского газопровода.

Иран здесь больше намекает на активизацию переговоров по его ядерной программе и снятию санкций и предлагает европейцам не только нефть, но и газ. Но очень большие сомнения в том, что такое месторождение вообще есть. Плюс ко всему соседнему Азербайджану невыгодно, чтобы иранский газ поступал на рынок Европы, потому что тогда он будет конкурировать с азербайджанским.

Поэтому про среднеазиатский газ в Европе можно забыть. Тем более что это очень далеко, себестоимость таких прокачек будет высокой, и инвесторы не хотят вкладываться в такие проекты. Сами европейцы заявляют, что скоро сами откажутся от газа, и делать такого рода инвестиции рискованно.

- Понятно, что контракт на транзит газа через Украину будет действовать еще до 2024 года. Но если Киев по какой-то причине начнет боевые действия в Донбассе, будет ли эффективно, если Россия просто заплатит ей за транзит, а физически не поставит газ?

— Да, есть такая версия, что Украина может устраивать провокации в Донбассе. В тексте совместного заявления Германии и США было сказано, что Берлин обязуется фактически перекрыть «СП-2», если Россия будет проводить «агрессивную политику» или будет использовать газ как оружие. И эти пункты как раз подталкивают Украину и других противников «СП-2» к провокациям.

Дмитрий Марунич: Из «Нафтогаза» бегут члены набсовета, никто не хочет отвечать за провал
Дмитрий Марунич: Из «Нафтогаза» бегут члены набсовета, никто не хочет отвечать за провал
© РИА Новости, Нина Зотина
Сейчас также обвиняют Россию в том, что она якобы перекрыла вентиль поставок в Европу, и поэтому там высокие цены, хотя Россия идет на исторический рекорд по объему поставок и объем этот не снижала.  

Поэтому такие провокации возможны. Но Россия никогда не инициировала остановку поставок газа даже в случае ухудшений двусторонних отношений. Даже когда была война 2008 года, мы не прекращали поставки газа в Грузию и транзитом через Грузию в Армению. Россия никогда не использовала газ как оружие.

- Мы с вами не дипломаты и можем сказать прямо. «Северный поток-2» — это про политику или все-таки про экономику?

— Это экономический проект. Он на 1800 км короче для доставки газа, «Газпром» платит сам себе, выбросов парникового газа от него меньше, и ты меньше будешь платить углеводородный налог. А самое главное — это повышение надежности поставок. Это все равно экономическая категория. Потому что если перекроют транзит твоего газа, европейцы будут штрафовать именно тебя за то, что ты не выполнил свой коммерческий контракт. Поэтому повышение надежности поставок — это тоже экономическая категория. Это как раз противники «СП-2» пытаются его политизировать. Но любые огромные экономические проекты все равно приобретают политическую значимость, и полностью отделить одно от другого не получится.