Народному депутату от «Слуги народа» Максиму Бужанскому угрожают смертью.

«Олесь Бузина плохо кончил. Макс Бужанский, не спеши с ненавистью к украинскому языку», — написал депутат Черкасского областного совета от «Свободы» Иван Косенко 11 декабря.

На своей странице Косенко распространяет призывы «отомстить» за убитого 29 ноября в Бахмуте волонтера Артема Мирошниченко. 11 декабря «Свобода», «Батькивщина», «Народный рух», «Национальный корпус» и ряд других организаций провели в Черкассах акцию «Убитый за язык». Согласно версии националистов, волонтера забили до смерти за то, что он говорил на украинском.

«Бузина тоже по лезвию ходил». «Cвободовец» угрожал Бужанскому убийством за защиту русского языка
«Бузина тоже по лезвию ходил». «Cвободовец» угрожал Бужанскому убийством за защиту русского языка
© Facebook/Макс Бужанский

Однако Артемовский городской районный суд еще 7 декабря опроверг эту информацию.

«После рассмотрения судом ходатайства следователя об избрании меры пресечения несовершеннолетнему, который подозревается в совершении преступления в отношении активиста и волонтера г. Бахмута, в публикациях и личных комментариях в социальных сетях распространяется информация о том, что это преступление было совершено на почве ненависти к украинскому языку и Украине. Распространенная информация основывается на ложных данных и является недостоверной. В ходе закрытого судебного заседания, которое проводилось судом 2 декабря, такие факты не установлены и не обнаружены», — указывалось в сообщении суда.

Несмотря на это, «Свобода» продолжила раздувать тему о языковой причине убийстве Мирошниченко, тем самым раздувая и межнациональную рознь на Украине.

А еще тем временем украинская власть фактически играет в одной команде со «Свободой», преследуя русскоязычное население страны.

Запрет даже для детей

Медиаэксперт и блогер Анатолий Шарий в языковом вопросе доведен почти до крайней точки.

«Я много лет заявлял свою позицию. Позиция очень четкая: один государственный язык, никакого двуязычия в этом плане. Вот, отвечаю вам, запомните мои слова: еще чуть-чуть они поедут на этой теме, и я изменю свою позицию», — заявил он во время записи одного из своих последних видео.

Такую реакцию Шария вызвала проходившая 10 декабря пресс-конференция уполномоченного по защите государственного языка Татьяны Монаховой. На ней та среди прочего анонсировала и преследование частных учреждений, где будет использоваться не украинский язык.

«Даже если вы приходите в частные заведения образования или в автошколы. Где они расположены? Они расположены на территории государства Украина», — заявила Монахова.

Василец: «Политика дискриминации русского языка - это углубление раскола Украины»
Василец: «Политика дискриминации русского языка - это углубление раскола Украины»
© Facebook, Дмитрия Васильца

По ее словам, недовольный такими учреждениями украинец может обратиться в офис языкового омбудсмена, и там «проведут работу» с такими заведениями. Эту реплику Монахова произнесла ухмыляясь.

На следующий день Бужанский и заявил, что он внес в Верховную Раду законопроект об отмене языкового закона.

«Друзья, внёс в парламент законопроект о признании закона о государственном языке утратившим силу. Об отмене закона о языке, если кому то понятней так. На базе вновь открывшихся обстоятельств, ввиду решения Венецианской Комиссии. Мы все прекрасно понимаем, что ничего общего с защитой и развитием украинского языка, действующий закон не имеет. Что закон этот направлен на дискриминацию носителей других языков, в первую очередь, русского языка», — отметил Бужанский.

По его словам, закон о государственном языке непосредственно наносит ущерб Украине, выталкивая наших граждан в чужое информационное поле, а также убивает и унижает украиноязычную литературу, ставя её в неконкурентное положение и не давая ей расти.

Позже он прокомментировал слова Монаховой.

«Вот эта история, о которой вчера рассказала мовный омбудсмен, насчет предстоящего штрафования детских кружков за русский язык, она не доработана. Понимаете, а вдруг маленькие мерзавцы будут тайно общаться между собой, как их проконтролировать? Вижу только один выход, создать спецшколу детей — мовных выкрывачив. Вот как выкрывачи коррупции, только пусть по кружкам работают. Воспитываем, внедряем в кружок, сидит, лепит глэчик, прислушивается. Подошел к окну, махнул флажком, всё, можно брать, приехали на штраф в 11 тыс. грн (около 29 тыс. руб. — Ред.)», — высмеял он языкового омбудсмена.

Однако уже к концу этой записи он не шутил.

«Вот этот адский позорный бред, это европейское государство XXI века? Это то, в конце концов, что мы обещали избирателям?» — задался вопросом член фракции «Слуги народа».

И действительно, на выборы «Слуга народа» шла совсем с другим. Впрочем, русским Украины и русскоязычным украинцам не привыкать к предательству.

История "мовных" предательств

Еще на заре 90-х украинские политики разыгрывали языковую карту.

«Ни в коем случае не будет допускаться насильственная украинизация русских. Любые попытки дискриминации по национальному признаку будут решительно пресекаться», — обещал избирателям в 1991 году кандидат в президенты Украины Леонид Кравчук.

Его листовка называлась «К русским соотечественникам». В ней он обещал построить независимую Украину «как общий дом украинцев и русских, всех национальностей, ее населяющих».

Главная защитница украинского пообещала не закрывать русскоязычные СМИ
Главная защитница украинского пообещала не закрывать русскоязычные СМИ
© CC0, Pixabay

Кравчук соврал. При нем численность русских школ на Украине начала сокращаться, а образование и гуманитарная политика во многом были отданы на откуп диаспорянам или людям, связанным с украинской диаспорой, наиболее активную часть которой в некоторых государствах составляли те, кто в свое время сотрудничал с нацистами и воевал с Красной армией.

Отчасти именно языковая политика Кравчука привела к тому, что он проиграл выборы «красному директору» Леониду Кучме, которого русскоязычное и русское население Украины видело своим заступником. Примечательно, что на тех выборах впервые наметился раскол страны на две части в зависимости от языка: юго-восток и центр с западом. Последние голосовали за Кравчука. За него же был и Киев, который тогда начинали штурмовать представители других городов — в первую очередь Львова, славного своим национализмом.

За несколько месяцев до выборов — в марте 1994 года — в Донецкой и Луганской областях прошли местные референдумы, на которых около 90% проголосовавших поддержали введение двух официальных языков в стране.

Но украинизация продолжилась и при Кучме. Спустя десять лет — в 2004 году — тоже активно разыгрывалась языковая карта. Победа вследствие не выборов, но «оранжевой революции» Виктора Ющенко была чревата усилением наступления на права русскоязычного населения Украины. При этом сподвижница Ющенко, а позже — премьер-министр Украины Юлия Тимошенко обещала не ограничивать права тех, кто говорил на русском языке.

«Я научилась говорить по-украински, только когда пришла в правительство в 1996 году. Моя мама, вся моя семья живет в Днепропетровске. И поверьте мне, мы в семье продолжаем общаться на русском языке. И я никогда в жизни не приму ни одного шага, который позволит хотя бы чуть-чуть унизить тот язык, на котором говорит моя семья», — клялась Тимошенко.

В реальности же русские школы закрывались, а к русскоязычным гражданам Украины демонстрировалось отношение как к несознательным членам общества. Во многом это обеспечило консолидацию электората "Партии регионов", благодаря которой на парламентских выборах 2006 и 2007 годов «регионалы» получили весьма хороший результат.

Но победа Виктора Януковича на президентских выборах 2010 года не сделала русский язык государственным. От русскоязычных украинцев и русских Украины откупились половинчатым законом Кивалова-Колесниченко. С одной стороны, он давал возможность признать русский региональным языком, с другой — существенно не улучшил права русскоязычного населения, но мобилизовал националистов. И при этом фактически такой "мовный" разворот снимал с политической повестки дня вопрос о русском языке, как втором государственном, что было закреплено в предвыборной программе кандидата в президенты Виктора Януковича. 

А вот националисты, придя к власти в 2014 году, первым делом по предложению депутата Кириленко (позже вице-премьера в правительстве Яценюка-Гройсмана) отменили закон Колесниченко-Кивалова. Что любопытно, последствия такого решения вмиг перелицованной Рады (бывшей тогда еще в своем большинстве наследницей "Партии регионов") прекрасно осознавал тогдашний и.о. президента и и.о. спикера парламента Александр Турчинов, сам активнейший участник Майдана и государственного переворота. Дабы избежать разрушительных последствий отмены этого закона, он отказался подписывать это решение парламента, что юридически делало такое решение Рады ничтожным. Но было уже поздно. Именно это решение по языковому вопросу вызвало волну протестов в Крыму и на юго-востоке Украины, прежде всего в Донбассе и Одессе. Итогом этих протестов стал референдум в Крыму, а также сопротивление захватившим власть в стране майдановцам, которое переросло в гражданскую войну на востоке Украины, которая продолжается и по сей день.

При Петре Порошенко наступление на русский язык было мощно продолжено — был принят ряд законов, существенно ограничивающих права русскоязычного населения Украины. В том числе и закон о государственном языке. Сам Порошенко позиционировал себя защитником украинского языка. При этом всего за пару лет до описываемых событий в интервью одному из российских журналистов Порошенко (будучи тогда всего лишь рядовым депутатом парламента) настойчиво повторял тезис о необходимости сохранения в стране двуязычия как залога гармоничного развития Украины.

Подойдя к президентским выборам 2019 года, Порошенко остановился на триаде «Армия-язык-вера», где эта формула прочитывалась как исключительно украиноязычная. Но эта идея оказалась полностью проигрышной — неудивительно, что большая часть русскоязычных украинцев и русских поддержала Владимира Зеленского, и он в результате стал президентом.

Теперь же оказывается, что те, для кого русский язык на Украине родной, и те, кто считает, что в стране должно быть закреплено на государственном уровне двуязычие, снова оказались преданы — на этот раз президентом Зеленским.

Выводы

1. Вопрос языка на Украине носит не гуманитарный, а, в силу исторических причин, отчетливый политический характер.

2. В силу исторических и геополитических причин, а также по причине личных качеств президентов Украины русскоязычное население было неоднократно предано своими властителями именно в вопросе языка и русской культуры.

3. Фактически вопрос языка разделил Украину и привел к гражданской войне и потере Крыма (в последнем случае, конечно, отчасти, но все-таки).

4. Процесс украинизации русскоязычного населения всегда приводил к потере главой государства политических перспектив (Кравчук, Кучма, Ющенко, Янукович, Порошенко). Тем не менее следующий президент (за исключением Ющенко), заверяя русскоязычное население в своей поддержке русского языка и русской культуры, снова предавал русских и русскоязычных, продолжая губительную для себя политику украинизации. Именно по этому пути идет и нынешний президент Украины Владимир Зеленский.

5. С президентства Порошенко начался новый вектор в языковой политике руководства страны, когда русский язык и русская культура отождествляются властью с российской политикой и российской государственностью и называются "языком и культурой страны-агрессора", что не является правдой ни по сути, ни терминологически, ни исторически.