Самым шокирующим моментом оказалась победа кандидатов, которых все заведомо расценивали как непроходных в противостоянии с опытными «тяжеловесами».

В 77-м округе (центральный Шевченковский район и часть Октябрьского района Запорожья) владелец предприятия «Мотор Сич» (одного из крупнейших в городе, да и во всей Украине), один из богатейших людей страны, благотворитель (например, на его средства в нулевые годы в том же округе был построен роскошный Свято-Андреевский кафедральный собор, принадлежащий Московскому патриархату, а на 9 мая проводятся праздники в парке Климова) Вячеслав Богуслаев, с 2006 года четыре раза успешно выигрывавший выборы в Верховную Раду в этом округе, проиграл 29-летнему свадебному фотографу Сергею Штепе, выдвинутому «Слугой народа», набрав лишь 31,50% против 44,20% голосов (по итогам обработки 100% бюллетеней).

В 197-м округе (часть Сосновского района Черкасс, города Канев и Золотоноша, Золотоношский, части Каневского и Черкасского районов Черкасской области) с огромнейшим отрывом от прочих кандидатов (50,92%, ближайший за ним соперник — 17,59%, по итогам обработки 100% бюллетеней) победил выдвинутый «Слугой народа» 28-летний ведущий на свадьбах и корпоративах (то есть тамада) Александр Скичко, которого все считали заведомым аутсайдером.

И таких примеров немало. Многие из политических старожилов оказались в одночасье списаны в утиль, хотя их позиции казались незыблемыми.

Более того, оказались стерты границы региональных «зон влияния», которые еще недавно представлялись нерушимыми. В Киеве, который считали вотчиной Виталия Кличко и его УДАРа, а в ряде районов города с первой половины 2010-х годов были сильны националисты, во всех одномандатных округах победили выдвиженцы «Слуги народа». В компактно населенных этническими венграми районах Закарпатской области, несмотря на визиты туда накануне выборов высоких чиновников из Будапешта (очень много вкладывающего в последние годы в регион) и объединение под их наблюдением для участия в парламентских выборах основных венгерских партий, выдвиженцы последних (включая действующих нардепов) «пролетели» во всех округах.

В Харькове, где с 2010 года монопольно царит Геннадий Кернес и его политические проекты, несмотря на админресурс и абсолютное доминирование наружной рекламы «Оппозиционного блока» (в который недавно влились со своей «партией мэров» Кернес и Геннадий Труханов), а также, несмотря на личную популярность также вошедшего в эту политическую силу нардепа Евгения Мураева, «Оппозиционный блок» по итогам обработки 99,82% бюллетеней занимает лишь третье место с 7,77% голосов после «Слуги народа» (42,74%) и «Оппозиционной платформы — За жизнь» (26,55%).

Кличко проигрывает бой. Мэра Киева смывает «зелёной волной»
Кличко проигрывает бой. Мэра Киева смывает «зелёной волной»
© kyivcity.gov.ua

По одномандатным округам поддержанным Кернесом кандидатам удалось пройти лишь в двух — в 174-м (долларовому миллионеру Александру Фельдману по итогам обработки 95,74% бюллетеней удалось немного оторваться от выдвиженца «Слуги народа», доцента Национального юридического университета Виктории Алексейчук — 37,19% против 33,21%) и 176-м (Дмитрий Шенцев по итогам обработки 100% бюллетеней победил с 44,77% против 29,14% у выдвиженца «Слуги народа» Александра Счисленка).

И сама электоральная география, когда политсила «Слуга народа» получила по партийным спискам первое место во всех областях, кроме Львовской, где первое место занял «Голос», и Донбасса, где первое у «Оппозиционной платформы — За жизнь» (забавная деталь, на которую уже обратили внимание пользователи соцсетей — и в финале третьего сезона сериала «Слуга народа» Зеленский объединяет всю Украину, а не хотят присоединяться к ней только Королевство Галицкое во Львовской области и SSSR в Донецкой и Луганской областях), до этого была немыслима. Практически «стерлось» электоральное деление на Запад, Центр и Юго-Восток, которое определяло голосование на выборах на протяжении последних двух десятилетий.

Причины, благодаря которым Зеленский получил абсолютное большинство в Верховной Раде, вполне понятны. Сразу после победы Зеленского на президентских выборах я отметил на севастопольском сайте ForPost: «Люди как раз и хотят незапятнанного участием в политике человека, а не меняющего как хамелеон свою позицию «крепкого хозяйственника». Это общий антиистеблишментский тренд, первая волна которого накрыла Запад в 2016 году (Brexit и победа Трампа) и только сейчас в полной мере достигла Восточной Европы».

Кому шампанское, а кому – эпитафия. Как Украина голосовала за партийные списки
Кому шампанское, а кому – эпитафия. Как Украина голосовала за партийные списки
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

В этой ситуации отсутствие у человека опыта работы во власти (исполнительной или законодательной) какого-либо уровня оказалось в глазах избирателя не недостатком, а как раз достоинством.

Почему так получилось? Сама идея представительной демократии — когда разные группы избирателей выбирают во власть те силы, которые будут представлять там их интересы — начала «трещать по швам» уже давно. Все системные партии Запада стали «на одно лицо», сходясь по всем основным программным пунктам, кроме второстепенных — вроде того, что одни за традиционные источники энергии, а другие за «зеленую энергетику». Политический истеблишмент и избиратели все больше расходились во взглядах, в итоге с 1980-х годов люди все больше просто не ходили выборы из-за отсутствия на них реального выбора.

Резко сдетонировал ситуацию в Европе миграционный кризис 2015 года, когда лидеры западных стран договорились принять миллион с лишним беженцев из Сирии. Из уст многих немецких политиков (а больше всего мигрантов приняла Германия) звучали даже заявления, что если кому-то из немцев не нравится прием мигрантов, то пусть он уезжает.

В этих условиях граждане западных стран все больше начали склоняться к мысли, что истеблишмент (все системные партии и политики) не просто «живет на другой планете», а сам и является системным источником их бед.

Новая повестка дня объединила в себе на первый взгляд взаимоисключающие левые (люди требуют больше социальной поддержки, больше экономического протекционизма), либеральные (меньше вмешивающихся в жизнь граждан контролирующих инстанций, меньше налогов) и националистические (закрыть границы для мигрантов) идеи. Но такова жизнь — рядовые граждане в Европе сплошь и рядом живут буквально «от зарплаты до зарплаты» из-за высоких налогов и цен на энергоносители, мелкий и средний бизнес разоряется из-за конкуренции с транснациональными корпорациями, промышленное производство выводится в страны третьего мира, а оттуда массово приезжают мигранты, которые на глазах меняют этноконфессиональную карту Европы и устраивают кровавые теракты.

Именно эта антиистеблишментская волна обеспечила победу Brexit и избрание Дональда Трампа (а также огромный успех «демократического социалиста» Берни Сандерса на праймериз Демократической партии, для руководства и спонсоров которой он был такой же белой вороной, как и Трамп для республиканцев) в Соединенных Штатах.

Украина выздоравливает от национализма и получила надежду на мир. Итоги выборов от экспертов
Украина выздоравливает от национализма и получила надежду на мир. Итоги выборов от экспертов
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Правда, в 2017 году во Франции эта волна «забуксовала». Там были местные аналоги Трампа и Сандерса — Марин Ле Пен («Национальный фронт») и Жан-Люк Меланшон («Непокоренная Франция»), перехватившие инициативу у системных правых и левых, — но они проиграли, а президентом стал Эммануэль Макрон, чья спешно созданная и укомплектованная на местах малоизвестными людьми партия «Вперед, Республика!» затем получила большинство (308 из 577) мест в нижней палате парламента.

Смотрите, кто пришел! Зачем Зеленский привел в парламент Украины фотографа и тамаду?

Вот на Макрона, на самом деле, больше всего похож Зеленский. Оба молодые (кстати, у них разница в рождении буквально в месяц), умеющие говорить с публикой, нарочито подкачанные, нравящиеся как молодежи, так и женщинам бальзаковского возраста. Оба популисты, их партии в чистом виде вождистские (никакой идеологии кроме поддержки лидера у них нет) и позиционируют себя как «ни правые, ни левые», хотя при этом склоняются к либеральной экономической модели в версии либертарианства.

Читая фразу о Макроне «Он — либерал-либертарианец, который воспринимает Францию как стартап», написанную в 2017 году, невольно вспоминаешь недавнее заявление советника Зеленского и представителя президента в Верховной Раде Руслана Стефанчука: «В основе идеологии нашей партии лежит идеология либертарианства… Либеральная модель экономики, либеральная модель отношений… Основная миссия — сломать систему и предложить новую модель экономики, где государство становится сервисом». «Государство в смартфоне» Стефанчука не так уж далеко от «государства как стартап» Макрона.

При всем при том, что Макрон использовал в ходе выборов чисто популистские методы и привлек на свою сторону под лозунгами радикальных изменений (его выпущенная в 2017 году программная книга названа «Революция!») потенциально протестный электорат, он абсолютно системный политик, выступающий как фронтмен западных элит, ярый защитник Евросоюза, который антисистемные партии призывают распустить. С его авторитарным стилем управления и образом жизни, близким к королевскому, французы уже успели столкнуться в последующие годы, как и с новыми экономическими ударами (недавнее повышение цен на бензин, вызвавшее массовые протесты «желтых жилетов», которые жестко, вполне на уровне «Беркута» времен Майдана, подавила полиция).

Вот в такого «украинского Макрона» и имеет все шансы превратиться Зеленский.