Израильская художница Зоя Черкасская-Ннади  признает, что традиция соцреализма повлияла на ее творчество, в котором ощущается нотка ностальгии по киевскому советскому детству. Однако она продолжает работать над своим собственным стилем и готовит выставки на Украине и в США.

— Зоя, прежде всего поздравляем вас от всей редакции издания Украина.ру с днём рождения. Вы живёте в Израиле, но выросли в советском Киеве, и это заметно по вашим работам. Вы ностальгируете по географии или по времени?

— Это такие смешанные чувства. Конечно, это было моё детство. Мне кажется, для каждого человека это особенное время. И сейчас, когда мне за сорок, я стала по новому осознавать те первые впечатления, которые я тогда получила. Поняла, что они определили дальнейший ход событий. И, собственно, да — я ностальгирую и по географии, и по тому времени. Со всеми оговорками, но это так. 

- Есть такое чувство?

— Да.

- Ваш стиль некоторые называют «новой версией соцреализма». Как вы к этому относитесь?

— Меня интересует соцреализм как стиль. В принципе я много с ним работаю. Недавно услышала отличное определение реализма, которое дал Энгельс, — что это типичный характер в типичных ситуациях.

Мне кажется, что мои работы скорее вдохновлены соцреализмом, но, наверное, сейчас пока рано определять это как стиль. Я пока только работаю над ним.

- Как в Израиле воспринимают ваши работы «советского цикла» — о Киеве, о советском детстве? Наверное, многим сложно представить себе снежную зиму?

— Здесь тоже есть снежные места. Так что представить зиму не так сложно. А в принципе такие картины воспринимают на «ура». Может быть, кто-то не узнаёт какие-то местные, чисто израильские, детали, но вот эти детские эмоции — они у всех одинаковые, хоть здесь, хоть в Африке.

- У вас в уходящем году были выставки?

— Уходящий год был у меня в этом плане очень интенсивным. Я открыла большую персональную выставку в Музее Израиля, главном музее страны. И это был этап в моем в творческом развитии, в карьере, во всём.

- А какие планы на следующий, 2019-й, год?

— В мае у меня откроется выставка в Нью-Йорке. Я впервые выставляюсь в Америке и вообще буду там в первый раз. Поэтому сейчас я к этому активно готовлюсь.

- На Украине бываете?

— Бываю каждое лето.

- А выставки на Украине у вас были?

— Пока нет, но уже в следующем году у меня запланирована выставка в Кмитовском музее. Это такой уникальный музей, который находится в селе Кмитов рядом с Житомиром. Он был создан коллекционером-энтузиастом Иосифом Буханчуком на основе собранной им коллекции. Благодаря моим киевским друзьям мне удалось там побывать. Музей очень впечатляет, и я собираюсь сделать там в октябре выставку.

- Бывая на Украине, вы можете оценивать происходящие здесь процессы. К примеру, декоммунизацию, в ходе которой уничтожаются мозаики, барельефы и памятники советского времени. Насколько это оправданно?

— Этот процесс кажется мне полным безумием. Таким новым иконоклазмом (иконоборчеством. — Ред.). Хочется или не хочется, но советское наследие на Украине очень богатое и интересное. И то, что его сейчас там уничтожают, это меня просто бесит.

- Как вы считаете, многие украинцы разделяют такие чувства?

— Думаю, да.

- И последние вопросы. Много ли в Израиле художников с Украины? Помнят ли они свои корни? 

— Наверное, такие художники есть. Но в Израиле меньше воспринимаются региональные различия. Советский Союз имеет как бы объединяющую функцию для всех, кто оттуда приехал. И поэтому мы не группируемся отдельно как художники из Украины.

- То есть представители всех бывших республик СССР воспринимаются как свои?

— Ну… По-русски говорят — и нормально.