В голосовании на выборах президента Белоруссии, которые состоялись 9 августа, приняли участие 5 миллионов 790 тысяч человек, явка составила 84,23%. Победу в них, согласно данным ЦИК, с подавляющим преимуществом одержал действующий глава государства Александр Лукашенко.

После закрытия избирательных участков на улицах Минска и других городов страны граждане устроили массовые акции протеста против официальных результатов выборов. В ходе беспорядков погиб один человек. Кандидат в президенты Белоруссии Светлана Тихановская, заявившая, что это она выиграла выборы, участия в протестах не принимает — уехала в Литву.

Почти майдан на фоне манёвров Лукашенко. Эксперты о протестах в Белоруссии
Почти майдан на фоне манёвров Лукашенко. Эксперты о протестах в Белоруссии
© Sputnik | Перейти в фотобанк

- Сергей, вы наблюдали за ходом выборов в Белоруссии и за развитием событий после них. На что надо обратить внимание?

— В этих выборах я бы выделил тот факт, что противники Александра Лукашенко сделали ставку в первую очередь на работу с эмоциями, на «накачку» через средства массовой информации и социальные сети. Сейчас идут массовые «вбросы» очень манипулятивной информации.

- Манипулятивной?

— Объясню, почему я так думаю. Если штаб Тихановской (именно штаб, потому что она сама не выглядит как самостоятельная фигура) не согласен с результатами выборов, они могут сделать так, как сделал штаб Ющенко в 2004 году. То есть собрать факты нарушений с избирательных участков по всей стране. Если Светлана Тихановская говорит, что за неё проголосовали большинство избирателей, надо предъявить факты вопиющих фальсификаций. Соберите, зафиксируйте их и подавайте в Верховный суд, обращайтесь в международные инстанции.

Внимание, вопрос: сколько подано таких жалоб, сколько зафиксировано таких нарушений? Ответ: в открытом доступе — ноль. О чём это говорит? Это говорит о том, что у вас (у сторонников Тихановской. — Ред.) даже структуры соответствующей нет, чтобы зафиксировать нарушения.

Вспомним украинскую практику 2004 года, второй тур выборов. Для фиксации нарушений требовалось от одного до трёх человек на участке — либо наблюдателей, либо членов избиркомов, — которые, несмотря ни на какие попытки давления — а бывало всякое, — оформляли жалобы, фиксировали нарушения и т.д. Кому-то дали два бюллетеня, или приехали люди голосовать без открепительных, всё это видели и фиксировали. И тогда, в 2004 году, Ющенко при всей сомнительности этого решения опротестовал результаты выборов в Верховном суде, основываясь на конкретных фактах.

Здесь (на выборах в Белоруссии. — Ред.) мы фактов не видим, а только слышим крики и вопли о фальсификации. Но где доказательства? Доказательств нет.

А на выборах результат определяют конкретные юридические моменты: количество бюллетеней, подсчёт, протоколы… Говорят, что протоколы подделывали? Что есть бюллетени с двумя галочками? Так покажите это.  

- Пока не показывают…

— В данном случае, как мы понимаем, не ставится задача добиться победы, а ставится задача на раскачку ситуации. И тогда возникает подозрение, что юридических оснований оспаривать результат нет.

Я не спорю, возможно, были действительно вопиющие нарушения, но их в таком случае никто не зафиксировал. И они тогда, получается, подыгрывают Лукашенко, если принимать за чистую монету всё, что они говорят.

Если есть фальсификации, то пусть покажут и докажут это. Но они не показывают и не доказывают. И тем самым обнуляют все свои обвинения, поскольку ничего не предъявляют конкретного. Повторю, на выборах всё решает конкретика. Лукашенко может предъявить бюллетени и протоколы, значит — вот он, победитель.

Мы это проходили. Как на Украине оценивают протесты в Белоруссии
Мы это проходили. Как на Украине оценивают протесты в Белоруссии
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

- Если вспомнить о событиях в Киеве уже не в 2004, а в 2014 году, наблюдаются ли какие-то аналогии?

— Строится всё по одному сценарию. Выделю лишь некоторые моменты. Нужно постоянно намагничивать толпу на улице, для этого постоянно должно что-то происходить: на кого-то напали, кого-то похитили, избили… Постоянно должна нагнетаться ситуация. И если мы проведём параллели, то увидим, что в Киеве в 2014 году происходило то же самое, что происходит сейчас в Белоруссии, во многом по такому же сценарию.

Если помните, когда в Киеве начался штурм Майдана, то сбежали Турчинов и Парубий, под разными благовидными предлогами. Рассказывают, что одному видение было, второго вражеская пуля поразила… И вот, применительно к событиям в Белоруссии, мы видим, что Тихановская точно так же в решающий момент решила свинтить в Литву… Шучу, конечно, но доля правды в этой шутке тоже есть.

- Сценарии развития событий в Киеве в 2014-м и в Минске в 2020-м действительно похожи, но есть и различия?

— Различия, скажем так, местечковые. И каждый пример что-то подтверждает, но что-то и опровергает из этой мифологии уличных протестов.

- Опровергает? Что, например?

— Например, и в 2014 году было понятно, что это миф, будто протестующие якобы координируют свою деятельность через соцсети, через мессенджеры и так далее. Что мы видим сегодня: интернет в Белоруссии отключили, а протестующие продолжают действовать организованно.

У меня есть опыт работы с большими группами людей, и я могу сказать — для того чтобы просто организовать группу в 50 человек, для того чтобы они прошли в городе через разные улицы и перекрёстки, т.е. простейшие организованные действия, — это минимум час инструктажа. Всех надо организовать, отсеять тех, до кого не доходят команды, выявить тех, кто, наоборот, может быть руководителем ячейки. А если идёт речь о группах в сотни и тысячи человек, тогда нужна подготовка в несколько недель как минимум.

Здесь мы видим, например, такие картины: ОМОН пошёл в атаку, протестующие меняют тактику. Значит, где-то есть конкретный центр, который реагирует на изменение обстановки, передаёт старшим групп информацию, приказы, как действовать. И делается это сейчас без интернета. Мы ещё раз убедились, что всё это мифология, координация идёт не через интернет, всё это — ширма и дымовая завеса.

Люди, которые вышли протестовать, выполняют роль как бы декорации, а настоящие игроки действуют под прикрытием этого «живого щита». 

- Так же, как действовали в Киеве в 2014 году?   

— Да. На самом деле это было описано ещё в 90-е, многие читали и помнят книгу Дмитрия Корчинского «Война в толпе».

- А какие видите различия в действиях власти, в действиях Януковича в 2014 году и в действиях Лукашенко сегодня?

— Это очень разные люди, конечно. Они различаются кардинально. Один из журналистов в свое время выдвинул концепцию, согласно которой Янукович — это не жертва Майдана, он такой же участник Майдана, который просто исполнял роль «тирана» и «плохого парня». Участник, который сливал ситуацию под заказчиков всей этой истории. Есть такая концепция, и мы видим, что во многом она подтверждается.

Снова «диктатор». Американские мечты Лукашенко разбились о выборы
Снова «диктатор». Американские мечты Лукашенко разбились о выборы
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

А Лукашенко действует решительно, хотя и недостаточно технично.

- Поясните.

— Как действовать технично, хорошо описал Руслан Карманов, рассказывая, каким образом власти демонтировали так называемую "революцию зонтиков" в Гонконге. Когда нанесли удар по тем, кто контролировал финансовые потоки, кто хранил деньги и раздавал для организации протестов.

Или другой пример: толпа находится на площади, понятно, что людей надо чем-то кормить. Мы же помним эти картинки для публики, как какие-то бабушки приносят еду на Майдан. На самом-то деле всё происходило по-другому. Вот показывают кухню, а там лежат сотни одинаковых батонов — это их принесли разные бабушки? И консервы одинаковые купили, и кофе одинаковый? Какие замечательные бабушки-телепаты…

Китайские власти на это так отреагировали: если вы, организаторы протеста, кормите людей на площади, то это общественное питание. Есть у вас разрешение на организацию общественного питания? Нет? Тогда крупный штраф за нарушение. Не успели заплатить штраф — приходят инспекторы из гонконгского аналога санэпидемстанции и спрашивают, почему организаторы протеста готовят еду и массово кормят людей в нарушение санитарных норм?! Или, например, вышли несовершеннолетние протестовать. Родителей в полицию и жёсткие штрафы, потому что вы ребёнку разрешили находиться в местах повышенной опасности. И вот так, без кровопролития, без прямых атак, власти по кирпичику демонтировали эту революцию. Это была техничная работа.

- Считаете, что Лукашенко такой техничности пока не хватает? Но мы ведь не знаем, как будут развиваться события дальше.

— Да, ещё не вечер, конечно.