Впрочем, ослабление гривны позволяет власти отчитываться о выполнении бюджета. Таким образом, получается, экономика Украины служит не простым людям, а  тем, кто при власти

МВФ гривну не спасет

Созданная украинской властью искусственная девальвация гривны удовлетворяет аппетиты отечественных экспортеров — они же главные финансово-промышленные и политические группы в стране. Потому что для экспортера, чем дороже иностранная валюта, тем лучше — у них растет валютная выручка.

Также этим способом наполняется государственный бюджет, ведь половина экономики Украины связана с импортом, и очень легко с помощью девальвации выполнять и перевыполнять госбюджет, что и происходит сейчас. Так считает глава комитета экономистов Украины Андрей Новак.

«Очень легко для власти всё решать за счет падения гривны, но очень тяжело для всех граждан Украины (поскольку большинство из них имеют гривневые доходы и при ослаблении гривны они падают, вслед за этим падает уровень потребления) и всех украинских предприятий, которые не являются экспортерами. А это, как минимум, малый и средний бизнес. Очевидно, что для власти интересы граждан и малого и среднего бизнеса не в приоритете», — заявил Новак.

При этом, практика показывает, что успешное сотрудничество Международного валютного фонда не стабилизирует гривну. Более того, напоминает Андрей Новак, при перечислении украинской стороне кредитных траншей Фонда, иногда сдвоенных и даже одного строенного транша в $5 млрд, гривна девальвировала.

Неудивительно, ведь для получения транша МВФ — условием является выполнение его тре5бований.

Так, 8 августа Госсекретарь США Майк Помпео в телефонном разговоре с президентом Украины Петром Порошенко поздравил главу украинского государства с принятие законопроектов о борьбе с коррупцией и закона о национальной безопасности, а также призвал Украину выполнить нереализованные требования МВФ.

Одно из них и чуть ли не самое важное — повышение цен на газ для потребителей с 7 тыс грн/куб.м. на 60-70%, то есть до 11-11,5 тыс грн/куб. м., то есть до уровня тарифов для промпредприятий.

Что интересно, это не столько требование МВФ, сколько самого правительства, которое выпустило в марте Постановление №187, которым газ для потребителей растет согласно изменению цен на заграничной газовой бирже под названием «Дюссельдорф +». Это так называемое правило импортного паритета. А вот уже эту инициативу горячо поддержали в МВФ.

Потом Кабмин осенило, что это была явная глупость, поэтому он пошел на попятную и обязал «Нафтогаз» продавать газ населению по фиксированной цене. Тот, в свою очередь, стал судиться с Кабинетом Министров, аргументируя свою позицию тем, что правительство Владимира Гройсмана не предусмотрело компенсации «Нафтогазу» убытков от продажи газа населению ниже закупочной цены.

А ведь если будет выполнено собственное распоряжение/условие МВФ, количество домохозяйств, которые будут нуждаться в субсидиях, по прогнозам экспертов вырастет с 50% до 70%, а бюджетные отчисления на субсидии вырастут с 71 млрд грн до 100 млрд грн.

Половинчатое решение, на которое может пойти Кабмин — ужесточать условия получения субсидий, что сейчас и происходит. А ведь еще грядет очередное повышение минимальной зарплаты.

Но денег все равно не хватает. Первый звонок — кассовый разрыв в Пенсионном Фонде в июле, когда случилась задержка выплат пенсий. ПФ погасил пожар, взяв в долг у Госказначейства. Однако такие транзакции проводились до этого много раз, так как и ПФУ не хватает собственных средств. И это, согласно аналитическим прогнозам, будет повторяться.

«По данным Казначейства, за I полугодие 2018 таможенные подразделения ДФС собрали 150,6 млрд грн, что на 5 млрд грн меньше плановых показателей, утвержденных Минфином. Сальдо государственного бюджета за указанный период не выполнено на 3%, или 14,1 млрд грн (общий фонд — 14,8 млрд грн), что влечет увеличение бюджетного дефицита. Собрание таможенных органов за первое полугодие текущего года увеличились на 8,7% к аналогичному периоду 2017 года. Между тем, по данным НБУ, импорт товаров за 6 месяцев 2018 года показал рост на 14% (ревальвация — 0,2%) к аналогичному периоду 2017 года. Поэтому работа таможенных органов на сегодня не является эффективной, несмотря на заявления о борьбе с контрабандой», — гласит отчет «Публичного аудита».

Осенняя лавина

Поэтому государство будет выполнять бюджет-2018 через ослабление гривны.

Львиная часть поступлений в госказну — от импорта и акцизных налогов. Последние установлены в евро, а план налоговых сборов министерство финансов установило в гривнах. Из-за девальвации гривны пошли вверх цены на топливо. Если в двух словах — украинские сети АЗС закупают топливо на внешних рынках за валюту. При падении гривны не хватает гривневой массы, чтобы купить доллары и приобрести бензин. Поэтому без повышения ценников — никак.

Бензин — это логистика. Значит, растут цены на все производство, продукты, товары и услуги, как и в результате подорожания коммуналки. Так, зимой были повышены цены на электроэнергию для украинских предприятий (с начала года они выросли на 16%). Для промышленников цены на газ увеличились еще осенью 2017 года. Но для киевских жителей с 1 августа выросли цены на тепло ввиду конфликта между «Киевтеплоэнерго» и НАК «Нафтогазом». С сентября прогнозируется рост тарифов на холодную воду по всей стране на 10-15%.

Конечно, в такой ситуации для людей основное — прокормить себя и оплатить услуги ЖКХ. Даже непонятно, что важнее в случае Украины. Пусть основные позиции по сейчас даже дешевеют, и пусть осенью-зимой начнется традиционный рост цен, ввиду вышеозначенных причин, с ценами на продукты не так все просто.

«У нас нередко внутренние цены на продукты питания такие же, как и в Европе, либо выше. Из всех факторов, влияющих на цену, самый большой — отставание в технологиях. Нынешнее оборудование и технологии, например, по эффективности в 2 раза отстает от нового. Когда вы занимаетесь экспортом и работаете на внутренний рынок, вы понимаете, что цены нужно подымать, потому что вне Украины товары стоят дороже. Что же до остальных составляющих себестоимости, то если дать многим нашим производителям волю, то они, даже при стоимости в 2 раза выше европейской, все равно будут заявлять: «У нас растет себестоимость». Потом оказывается, что они неэффективно используют то, что у них есть, есть воровство, и себестоимость может расти до бесконечности», — говорит гендиректор в Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко.

Но, добавляет он, 40-60% рынка продуктов питания является монополизированным. Плюс 40% рынка находится в тени.
А чем слабее гривна, тем быстрее власть может отчитаться о перевыполнении доходной части государственного бюджета.