Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

В Минске 11 и 12 февраля состоится VI Всебелорусское народное собрание. На нем, как заявил президент республики Александр Лукашенко, будет обсуждаться Программа социально-экономического развития на 2021-2025 годы, механизмы экономического роста и сохранения модели социального государства. При этом никаких обещанных ранее изменений в Конституцию по его результатам вноситься не будет.

- Андрей, на ваш взгляд, насколько легитимным будет это собрание?

— Оно абсолютно не легитимно, потому, что оно не прописано в Конституции, статус его не принимался парламентом. И набор его делегатов очень странный, потому что их не избирают, их назначает местная власть и по разнарядке.

Андрей Суздальцев: кто он
Андрей Суздальцев: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
И в этом году там есть проблема, потому что те, которые планировались, стараются специально не идти на это собрание, а отправляют своих подчиненных, которые тоже не очень хотят. С чем связана такая сопротивляемость? Во-первых, на местах всем прекрасно понятно, что протест никуда не делся, а во-вторых, есть угроза персональных санкций.

Это собрание не может называться всебелорусским, это попытка собрать людей, которые или являются союзниками Александра Лукашенко, или непосредственно подкуплены властями.

Кто это будет? Это будут представители силовых ведомств, представители административной вертикали и представители общественных организаций, которые ориентируются на власть и финансируются властями.

Поэтому говорить, что это срез общества и вершина какой-то демократии, не приходится. Это попытка Лукашенко собрать своих сторонников. Он имеет на это право? Конечно. Но претендовать на то, что это решение всего народа, нельзя. Поэтому название этого мероприятия вводит в заблуждение.

Существовала договоренность до недавнего времени, от 14 сентября 2020 года, заключенная в Сочи между президентом Белоруссии Александром Лукашенко и президентом России Владимиром Путиным, о том, чтобы взять под контроль политический процесс в республике, подготовить диалог и конституционную реформу. В общем-то, как мы понимаем, эта договоренность откровенно сорвана. Потому что на Всебелорусском народном собрании конституционная реформа обсуждаться не будет, о чем сказал Лукашенко, который раньше говорил совершенно по-другому — с октября он говорил, что на Всебелорусском народном собрании будет меняться Конституция. Видите, он от этого уже отказался.

Власть силовиков. Особенности кадровой политики Лукашенко
Власть силовиков. Особенности кадровой политики Лукашенко
© Sputnik | Перейти в фотобанк
Можно сказать, что Всебелорусское народное собрание планировалось как итог большого национального диалога, но оппозиционные силы на диалог категорически не пошли, потому что этот диалог шел бы в формате отказа от своей деятельности и признания Лукашенко единственным президентом навсегда. Потому что осталось больше 100 человек политических заключенных, они находятся в тюрьмах, есть вопросы по поводу террора, развязанного против народа в августе, сентябре и октябре.

Погибло 7 человек — нет ни одного уголовного дела, то же и в отношении более 500 задокументированных актов пыток. То есть как в таком случае идти на диалог — непонятно, потому что власти на самом деле никаких шагов не сделали, в их понимании диалог — это упасть на колени перед Лукашенко и признать свои ошибки.

Такой подход был сорван, но оставался вариант, что на Всебелорусском народном собрании будут приниматься изменения в Конституцию. И даже говорилось, что собрание в итоге даже будет иметь какой-то конституционный статус. Но сейчас Лукашенко делает очевидный поворот, он рассчитывает на прекращение массовых выступлений, что теперь не нужно будет ничего делать и он остается править бесконечно.

Я думаю, что эта ситуация снимает все сомнения в словах Лукашенко о том, что он всех обманул. Он не скрывает, что в очередной раз обманул и Россию.

- А как это повлияет на отношения с Россией? Обещал одно, делает другое…

— Ну, вы знаете, мы привыкшие. Москва привыкла, что Лукашенко постоянно ее обманывает, он делает это 26 лет. Напоминаю, что до 1 января 2021 года общая сумма дотаций, преференций, субсидий, которые Лукашенко получил, составляет 136 миллиардов долларов. И мы прекрасно понимаем, что никакой интеграции нет.

Союзное государство — это просто диалог по выкачиванию из России очередных дотаций. У нас нет больших совместных предприятий, совместных корпораций, мы не прошли никаких этапов экономической интеграции. Я уже не говорю о политической — и политической нет.

Россия-Белоруссия: что мешает создать реальное Союзное государство
Россия-Белоруссия: что мешает создать реальное Союзное государство
© РИА Новости, Алексей Даничев | Перейти в фотобанк
Поэтому нам не привыкать, что нас обманывают. Лукашенко считает, что Россия никуда не денется, он ее обманул в очередной раз, а для России важно, что в Минске нет уличных выступлений. Поэтому он считает, что Россия все это проглотит.

- Может ли, по-вашему, Всебелорусское народное собрание как-то разбудить протесты?

— Может. Но, понимаете, белорусские СМИ подают его в виде какой-то «вершины». Это понятно почему — Лукашенко ищет во Всебелорусском народном собрании замену выборам, которые он провалил 9 августа 2020 года. Он ищет легитимность этого собрания. Он сейчас оказался в зависимости от собственных силовиков — именно силовики сохранили его власть. И чтобы силовиками командовать, нужна хоть какая-то легитимность. Поэтому он ищет ее в рамках вот таких вот собраний.

В общем-то мнение о собрании в Белоруссии сугубо отрицательное, есть сторонники того, что уличные протесты могут подняться 11-12 февраля.

С другой стороны, есть такое общее понимание, что это просто вот такой «междусобойчик» Лукашенко и его сторонников, который значимости никакой не имеет.

- Каков ваш прогноз на политическое будущее Белоруссии? Хотя бы на ближайший год?

— Я, конечно, считаю, что ситуация будет сохраняться очень сложная, потому что белорусский народ в этом плане очень злопамятный, он все помнит. Я не исключаю, что весной начнется вторая волна уличных выступлений, более жестких. Мы наблюдаем, что активно развивается подполье, там есть активисты, которые настроены на жесткое противостояние с властями, это такая структура сопротивления. И я не говорю даже о внешних структурах оппозиционных, которые выехали из страны, — их влияние на центр сопротивления очень небольшое.

Власти этого боятся, опасаются и усиливают контроль над обществом, работают суды, людей арестовывают. И пытаются вот эту волну весеннюю остановить. Но спокойной жизни у Лукашенко не будет.