При этом в потасовке, устроенной радикалами, пострадал и сам общественный деятель.

- Андрей, что сегодня произошло?

— Мы пришли почтить память маршала Жукова, он умер 18 июня, 45 лет назад — в 1974 году. Это человек, который подписывал Акт о капитуляции нацистской Германии. В Харькове есть станция метро имени маршала Жукова и был проспект маршала Жукова. Завтра будет сессия Харьковского горсовета, и депутаты проголосуют за то, чтобы вернуть название проспекту — он снова будет носить имя маршала Жукова. Я поддерживаю эту инициативу городских властей, в том числе мэра Геннадия Кернеса.

- Был и памятник Жукову…

— Да, 2 июня его уничтожили националисты. А сегодня мы — представители партии «Оппозиционная платформа — За жизнь», представители ряда ветеранских организаций пришли возложить цветы к постаменту и провести митинг-реквием, отдать дань уважения маршалу и заявить, что необходимо сохранить историческую память, не позволить людям, которые извне хотят разделить нас, достичь своей цели.

Всё, что объединяет русский, украинский, белорусский народы — это наша общая победа в Великой Отечественной войне. Поэтому и идёт такая атака на память об этом.

Никакой коллизии – надо сносить: Институт нацпамяти ответил Зеленскому по поводу памятника Жукову
Никакой коллизии – надо сносить: Институт нацпамяти ответил Зеленскому по поводу памятника Жукову
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

- Кто атаковал?

— Пришли представители националистических организаций, была потасовка. В конце мероприятия на меня напали радикалы, облили зеленкой. Я и сейчас весь в зелёнке… Досталось и полицейскому, который шёл рядом в штатском. Эти радикально настроенные молодые люди, в основном младше 30-35 лет, я считаю, просто бестолковые. Аргументов нет, просто применяют силу.

- Что предприняла полиция?

— К сожалению, полиция не противодействует таким выходкам. Спасибо, что просто проводили до машины, чтобы я покинул это мероприятие. Они говорят, что не получают команду защищать… Но если люди приходят, забирают цветы, дерутся — их нужно арестовывать и без команды, и в КПЗ проводить с ними какую-то воспитательную работу. Но полицейские бездействуют, нет команды. У нас, по сути говоря, правоохранительными органами радикалы управляют. Это ненормально.

Эти националистические организации, я думаю, финансируются Службой безопасности Украины (СБУ), это моё предположение. А полиция не заинтересована в том, чтобы наказывать радикалов. Я считаю, в том, что допустили снос памятника Жукову, непосредственно вина полиции. Да, потом они провели обыски, нашли людей, которые набрасывали петлю на бюст, которые тянули… Но памятник разрушен.

Молодёжь не понимает ответственности. Но, если посадят одного-двух, другим будет неповадно. А так — все преступления порождаются безнаказанностью.

Хотя некоторые прозревают. Многие из тех националистов, кто выступал против нас, теперь при встречах говорят: ты извини, я был не прав, страну надо сшивать… Мы видим, что нас просто разрывают на части, делают всё для того, чтобы мы ругались, дрались, враждовали. А на самом деле нам нужно сохранить наше государство.

- Что для этого нужно?

— Нужно поднимать те темы, которые нас объединяют, а не разъединяют. Но нам навязывают темы языка, религии, истории — хотят нам испортить, например, праздник 9 мая. Но этот праздник для нас как был номер один, так и останется навсегда. А маршал Жуков — это символ Победы. То, что допустили снос памятника (Жукову. — Ред.), прикрываясь законами о декоммунизации, — значит, надо отменить такие законы. Мы должны сохранить память о нашей истории, мы должны установить мир в стране.

- Возможно ли это при новом президенте?

— С приходом Зеленского риторика не изменилась. Он ездит по миру и говорит, что с сепаратистами мы не можем вести переговоры, и так далее. Я всегда говорил и говорю сейчас, что в Донецке и в Луганске живут такие же люди, как мы. Я за то, чтобы были проведены прямые переговоры с Российской Федерацией. Нам нужно думать об экономике, прежде всего.

А все эти националистические идеи проповедуются тогда, когда нечего сказать об экономике. Народ нищий, нам нужно думать о снижении тарифов, а нам вместо этого вбрасывают темы, разделяющие общество.

Нужен прагматичный подход — чтобы экономика работала, чтобы были прямые поставки газа из России. «Оппозиционная платформа» Виктора Медведчука прилагает к этому все усилия. Я говорю об этом, потому что знаю — я член политсовета этой партии от города Харькова.

Жуку-короеду в Харькове повезло больше, чем маршалу Жукову
Жуку-короеду в Харькове повезло больше, чем маршалу Жукову
© CC0, Pixabay

- Что в Харькове думают о новом президенте?

— Сейчас люди, которые голосовали за Зеленского — а я думаю, что голосовали во многом против Порошенко — многие из них не в восторге. Потому что те идеи, которые Зеленский декларировал на инаугурации, не воплощены. Риторика не изменилась, она та же, что была у Порошенко. Поэтому я призываю всех на этих выборах сделать правильный выбор, проголосовать за «Оппозиционную платформу — За жизнь», потому что мы единственная оппозиция. Нас пытаются колоть и делить только для того, чтобы проще было сдавать интересы страны и народа.

- С такой позицией на Украине не так просто жить?

— У меня сейчас подписка о невыезде, я 9 месяцев просидел под круглосуточным домашним арестом, 76 дней — в СИЗО. Будет суд. Призываю всех прийти в Дзержинский суд Харькова 21 июня в 11:20, где меня обвиняют в сепаратизме за пост в Facebook, которого нет, и за избиение группы сотрудников СБУ… Все те, кто кричит, что я сепаратист — просто приходите и послушайте дело. Посмеётесь… Заседание открытое.

Преследуют меня именно за мою гражданскую позицию. Она заключается в том, что необходимо установить мир в Донбассе, что русский и украинский народы — это братские народы.

Установить мир можно только путём переговоров. Донецк и Луганск — это территория Украины, им нужны амнистия, особый статус, чтобы сохранить наше государство. И надо налаживать прагматичные добрососедские отношения с Российской Федерацией. Украине не нужен курс в НАТО, курс в ЕС. Нам надо быть мостом между Европой и Россией и делать всё так, чтобы это было выгодно украинским гражданам. В России врагов у нас нет, там живут наши братья, у нас общие православно-славянские ценности. Вот такая у меня позиция, и после того, как я прошёл СИЗО и 9 месяцев домашнего ареста, отступать от неё я не буду.

Мы будем сохранять символы Победы — иначе потеряем государство.