Алексей Зубец: кто он
Алексей Зубец: кто он
© скриншот с видео ОТР
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Ранее ЦБ РФ снизил ключевую ставку до 17% годовых. С 28 февраля этот показатель находился на рекордном уровне в 20%. Пресс-служба регулятора пояснила, что внешние условия для российской экономики остаются сложными и значительно ограничивают экономическую деятельность. Риски для финансовой стабильности сохраняются, но на сегодняшний день перестали нарастать.

- Алексей Николаевич, это хорошо или плохо?

— Для населения это не очень хорошо, потому что снижение процентной ставки повлечет за собой снижение ставки по депозитам в банках. Поэтому если кто-то хочет что-то заработать на высоких депозитных ставках, то ему надо прямо сейчас идти в банк и вкладывать свои деньги, пока условия остаются прежними.

Но такая высокая ставка означает фактический запрет на кредитование бизнеса, и ее снижение означает повышение доступности кредитов. Это не бог весть какой прогресс. Мы же понимаем, что конечная ставка кредитования бизнеса определяется банками, а не ЦБ. ЦБ может делать все что угодно, но конкретное решение о предоставлении конкретного кредита принимает конкретный банк. Даже 17% — это в любом случае много, но это лучше, чем 20%. Будем надеяться, что такое снижение ставки поможет в развитии бизнеса.  

Возьмем тот же самый сельскохозяйственный бизнес. У него сейчас два пути привлечения финансирования для развития производства. Мы понимаем, что 2022 год будет годом глобального продовольственного кризиса, значит, нужно много продовольствия. Откуда бизнес возьмет деньги для развития производства, закупки техники, горючего, посадочных площадей и складов, если кредиты недоступны? Остается повышать цены в полтора или два раза, и сказать им по этому поводу нечего. А снижение ставки — шаг в правильном направлении, который позволяет обеспечить развитие бизнеса за счет кредитования.

Я вообще думал, что ставку в 20% они будут держать до осени. Ситуация в экономике не очень простая, и ЦБ ввел эту высокую ставку в том числе для того, чтобы сбить панику. Снижение ставки означает, что паника на потребительском рынке закончилась. Изначально мы говорили о том, что экономика впадет в тяжелое положение на несколько месяцев, а только потом начнется восстановление. Получается, что экономика восстанавливается после шока начала марта гораздо быстрее, чем предполагалось. Получается, что, по оценке ЦБ, инфляция будет меньше, чем 20%, падение экономики будет меньше, чем 15%, и пришло время дать экономике денег для развития.

Тут же Байден говорил, что экономика России упадет на 15%. По нашему прогнозу, который мы дали в начале марта и от которого не отказались, экономика упадет на 2-4%, но точно не на 15%. А для этого нужны кредитные ресурсы на развитие экономики, а следовательно — снижение ставки.

- Задам совсем глупый вопрос. Почему у нас еще до всяких санкций постоянно росли цены на продовольствие, если мы сами его производим, и если сейчас курс рубля более-менее стабилен?

— С 2018-2019 годов продовольственные цены на мировом рынке росли кратно по разным причинам, в том числе из-за ковида и количественного смягчения на финансовом рынке США, которое они применяли для того, чтобы поддержать свою экономику. Внутренние цены в России тоже росли очень быстро, и сделать с этим ничего нельзя было, потому что это внешняя причина по отношению к российской экономике. Потому что рост спроса на продовольствие по-прежнему высокий, потому что в мире денег больше, чем раньше, и потому что есть страны Юго-Восточной Азии, и тот же Китай больше не хочет жить в нищете, как он жил 30-50 лет назад. Стандарты качества жизни в развивающихся странах приближаются к европейским, люди хотят жить, как европейцы (по сути, хотят больше кушать), и это все поднимает цены на продовольствие на мировом рынке, потому что увеличился спрос.

Сейчас к этой тенденции добавилась Украина. Полноценного урожая там не собрать, поэтому мы можем ожидать резкого роста цен на всю продовольственную линейку. Шоком является увеличение цен на зерно, которое тянет за собой рост цен на мясо и молоко. И это один из серьезных инструментов российского давления на Запад, потому что он понесет серьезные экономические потери.

Василий Колташов: Сколько бы ни стоил России день войны, всё окупится обвалами европейских рынков
Василий Колташов: Сколько бы ни стоил России день войны, всё окупится обвалами европейских рынков
© РИА Новости, Александр Натрускин
Что касается цен сегодня, то это связано с долларом. Это сейчас он снизился, а до этого он был по 130-140. Кроме того, это связано с нарушениями логистики. Я читал статью в «Коммерсанте», в которой авторы пишут, что из нескольких сот компаний, которые приостановили работу в России, только шесть сделали это по идеологическим причинам. Все остальные остановили ее потому, что непонятна логистика и цены. В этих условиях они решили подождать, что будет дальше, торговать или не торговать.

В этих условиях снижение доллара до 76 рублей является инструментом в борьбе с инфляцией (импорт в этих условиях дорожать не должен), а также средством вселения уверенности в бизнес, и в наш, и в иностранный. У нас по-прежнему финансовая система не изменилась, рубль дорогой, и на этом можно заработать, поставляя разную продукцию. И все же уровень в 75-76 рублей за доллар удержать не удастся. Доллар будет расти, потому что цены на нефть пошли вниз. Скорее всего, мы увидим ослабление рубля во второй половине этого года.

- Я уже лет десять слышу дискуссию, что нам нужны дешевые целевые кредиты для развития производства, но этого до сих пор нет. Это чья-то злая воля или на это есть объективные причины?

— Есть объективные причины. Если мы даем кредиты на развитие российского бизнеса, то он должен конкурировать с импортом, который лучше по качеству и дешевле. Российские предприятия с трудом могут конкурировать с иностранными компаниями при открытых границах. И когда бизнесмен приходит за кредитом, чтобы он мог произвести какой-то товар, возникает вопрос, может ли он его продать? Потому что придет какой-нибудь турок с мандаринами и помидорами, и он разорится. Так зачем вкладывать деньги, если продукция турка будет дешевле и качественнее, чем его?

Так что торможение инвестирования было связано с тем, что российский бизнес по сравнению с импортом был в проигрышном положении, и такие кредиты были очень рискованными. Шанс разорения предприятия по импортозамещению был очень велик. Поэтому банки с трудом кредитовали такие капиталоемкие проекты. Дело не в том, что в стране нет денег, а в том, что нет инвестиционных идей. Не во что вложить. Это вопрос экономики, а не злой воли.

- Михаил Мишустин заявил, что правительство осознает серьезность ситуации из-за санкций и свою ответственность, никаких шапкозакидательских настроений в кабмине нет. Откуда нам еще может прилететь?

— Основные санкции мы уже получили. Последний, пятый пакет, который вчера был обнародован, не содержит ни одной серьезной санкции, кроме запрета на импорт угля в Европу, которого всегда было немного. Четыре миллиарда долларов — не очень большие деньги в масштабах российского экспорта. Значит, у них исчерпан набор санкций, который был бы вреден для нас и не вреден для них.

Например, в рамках этого пакета они рассматривали запрет на поставку в Россию транспортного оборудования, то есть чтобы они не поставляли в Россию автомобили. Но в окончательный пакет это не вошло. На поставках они зарабатывают 10 млрд долларов в год, и рассказать «Фольксвагену» или «Рено», что они эти деньги потеряют просто так, было бы сложно. Россия от этого тоже пострадала бы, но не так, потому что освободившиеся ниши заняли бы китайцы, корейцы и японцы. То есть для себя ущерба больше, чем для России.

Александр Дудчак: Даже если России за суверенитет надо было отдать золотовалютные резервы, оно того стоило
Александр Дудчак: Даже если России за суверенитет надо было отдать золотовалютные резервы, оно того стоило
© РИА Новости, Нина Зотина
Поэтому я не думаю, что у Европы есть дополнительные аргументы для давления на нашу страну. Именно поэтому они перешли от санкций к прямым поставкам оружия на Украину. Хотя в начале марта никакого оружия не было, были только санкции.

Причем последние данные о настроениях потребителей в Европе говорят, что ситуация там довольно тяжелая. Там и бизнес не чувствует развития, и население недовольно. Это важно, потому что для европейских властей важны избиратели. Например, у Эммануэля Макрона выборы, и разрыв между ним и Марин Ле Пен постоянно сокращается. Европейцы не хотят, чтобы политики воевали с Россией за их счет. Если бы они вводили новые санкции, уровень недовольства бы просто зашкалил.

Плюс ко всему, европейцы и американцы не стали вводить новые санкции по газу и нефти и сняли санкции с удобрений, потому что без удобрений им не собрать урожай. По разным оценкам, их зависимость от российских и белорусских удобрений доходит до 20%. Потерять 20% урожая — это очень серьезный удар по экономике, они этого не хотят. Также сняли санкции с поставок американского телекоммуникационного оборудования, потому что они не хотят отдать российский рынок китайцам. И потом, они хотят сохранить влияние на российский интернет, а для этого нужно, чтобы интернет работал. Так что они отказываются от целого ряда санкций, и этот процесс будет только расширяться.

- Можем ли мы додавить их, чтобы они не помогали Украине и дали нам возможность завершить спецоперацию?

— Нет. Они ее будут поддерживать до самого конца. Более того, идут разговоры о том, что американцы запрещают Владимиру Зеленскому договариваться с Россией. США заинтересованы в том, чтобы боевые действия продолжались как можно дольше. Первые шапкозакидательские планы, что все закончится за две недели, в прошлом, но Россия обязательно возьмет под контроль украинскую территорию, вопрос, когда.

И когда Россия получит контроль либо над всей Украиной, либо над большей ее частью, США тоже будут всячески стараться, чтобы для России это была максимально большая экономическая ноша. Например, они могут ввести санкции против той части Украины, которая будет под нашим контролем. Они по-прежнему будут использовать Украину для дальнейшего давления на Россию. Если даже Байден проиграет выборы и придет Трамп, он будет делать то же самое.