Об этом Неменский рассказал в интервью изданию Украина.ру.

В Минске 11 и 12 февраля состоится VI Всебелорусское народное собрание. На нем, как заявил президент республики Александр Лукашенко, будет обсуждаться Программа социально-экономического развития на 2021-2025 годы, механизмы экономического роста и сохранения модели социального государства. При этом никаких обещанных ранее изменений в Конституцию по его результатам вноситься не будет.

- Олег, на ваш взгляд, насколько легитимным будет это собрание?

— Оно легитимно. Это, можно сказать, такой институт власти, который в Белоруссии принят. Но тут нужно ставить вопрос, насколько это собрание может вносить изменения в Конституцию.

Насколько я понимаю, значение собрания будет существенно повышено, и тогда действительно могут возникнуть вопросы к процессу формирования состава этого собрания. Вопросы именно со стороны западных наблюдателей, наверняка они будут подвергать его довольно серьезной критике, указывая на недостаточную демократичность процедуры формирования состава собрания, соответственно критикуя легитимность принимаемых им решений.

Олег Неменский: кто он
Олег Неменский: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Но тут, скорее, речь идет о действительно большой несостыковке той правовой и политической системы, которая создана Белоруссией, и современным западным парламентаризмом. Да, они далеко не во всем сходятся, и поводов для критики у западных наблюдателей, несомненно, будет немало.

- А в чем тогда цель этого собрания, если оно не внесет никаких поправок в Конституцию?

— Я так понимаю, что пока речь идет о том, что не будет внесено каких-то принципиальных изменений. Какие-то изменения могут быть, предположим, будут обсуждены изменения, которые будут внесены в будущем.

Сейчас у Лукашенко задача утвердить себя как лидера нации после всех тех протестов, которые прошли в стране и которые еще иногда возобновляются. Да, он смог возвратить свою власть, усидеть в президентском кресле, и теперь перед ним стоит задача вновь стать лидером всей нации, а не только той части, которая за него голосовала.

Это такое, можно сказать, примирение с теми, кто принимал участие в протестах и сочувствовал им. Вряд ли это можно назвать полноценным примирением, потому что, конечно, для них он не является признанным политическим лидером. Но он может добиться того, чтобы они принимали фактическое положение дел.

Есть ли жизнь после Лукашенко? Политические фантазии в апокалиптическом интерьере
Есть ли жизнь после Лукашенко? Политические фантазии в апокалиптическом интерьере
© Sputnik | Перейти в фотобанк
Да, способ формирования собрания довольно сомнительный, но при этом это довольно крупное собрание, которое призвано представлять собой народ Белоруссии. Задачей Лукашенко является утверждение своей легитимности через вот такие вот механизмы, так скажем, незападной демократии.

- Белорусская оппозиция фактически отказалась принимать участие в будущем собрании. Как вы оцениваете такую позицию?

— Белорусская оппозиция, по-моему, вполне рационально поступает, что не принимает участие, так как внутри той системы, которую создал и поддерживает Лукашенко, для этой оппозиции действительно нет места. Она принципиально антисистемна, и стать внутрисистемной, не перестав быть оппозицией, она не сможет. Так что, если уж ты находишься вне системы, если ты оппонируешь всей системе, а не просто Лукашенко, то, соответственно, не принимаешь участие в ее политических инициативах.

Поэтому тут от белорусской оппозиции никто и не ждал, что она будет поддерживать политические инициативы президента. И если бы они поступили иначе, то к ним были большие вопросы, особенно со стороны западных покровителей.

- Каков ваш прогноз политического будущего Белоруссии на ближайший год?

— Я думаю, белорусская оппозиция сейчас несколько деморализована, потому что все ее протесты не смогли как-либо расшатать систему. В общем-то это было предсказуемо, даже сразу после выборов: улица сама по себе власть никогда не сносит. Чтобы произошла революция или какие-то серьезные перемены в политической системе, должен быть раскол элит, которого в Белоруссии пока что нет. И, я так понимаю, вот это осознание того, что уличные акции ни к чему серьезному привести не могут, постепенно приходит к той части белорусского общества, которое в них участвовало.

Пока что не видно, чтобы кто-то предложил этой части белорусского общества какую-то альтернативу в политической стратегии.

Лукашенко здесь, можно сказать, победил тем, что не повелся на провокации, ну и заранее было понятно, что он достаточно зрелый политик, чтобы на них не повестись.

Так что прямой угрозы революционного сценария для Лукашенко в этом году, на мой взгляд, нет. Но есть косвенные угрозы: экономическая ситуация в Белоруссии очень непростая. Россия хоть и оказала очень большую поддержку Лукашенко, но в целом отношения у него и его команды с РФ не были безоблачными.

Смена вашингтонского караула. Чем для Белоруссии обернется президентство Байдена
Смена вашингтонского караула. Чем для Белоруссии обернется президентство Байдена
© РИА Новости, Егор Еремов | Перейти в фотобанк
Безответно помогать Белоруссии и поддерживать ее систему власти Россия долго не будет. Она предъявляет определенные требования, они не являются ни в коем случае ультиматумом, как это любят представлять в самой Белоруссии, — они как раз довольно мягкие, но вполне определенные.

Тут явно у Лукашенко есть серьезные проблемы, потому что дальнейшее сближение с Россией, шаги навстречу московским предложениям могут довольно серьезно изменить социально-экономическую структуру Белоруссии и структуру белорусских элит, что небезопасно для системы, которая была создана еще в 1990-е годы и довольно успешно до сих пор поддерживается.

Лукашенко будет всячески сопротивляться серьезным переменам, однако во многом будет вынужден на них идти. Вот в таком противоречивом положении нетрудно совершить и некоторые ошибки, которые могут привести к серьезным социальным и политическим срывам.