— Виталий Юрьевич, вы, как бывший государственный служащий, ныне находящийся за пределами своей Родины, видимо, следите за происходящим на Украине. Как бы вы охарактеризовали сегодняшнюю ситуацию в целом?

— Прежде чем ответить на этот вопрос, мне, как юристу, хотелось бы ответить на вопрос, а является ли Украина государством? На мой взгляд, основные признаки государственности, как-то: территориальная целостность, единый народ, суверенитет — не хочу сказать их нет, выражусь менее категорично, их наличие сегодня находится под большим вопросом и лично у меня вызывает сомнение. Потеряны значительные части территории страны, Крым и Донбасс. Потеряны они как раз в результате того, что нынешняя власть, когда совершала государственный переворот в конце 2013-го-начале 2014-го годов, натравливала одну часть населения страны (запад) на другую (восток). Во многом поэтому у Украины нет и единого народа. Сегодняшний президент, парламент и правительство так же имеют весьма ограниченную легитимность, поскольку избирались не на всей территории страны, что всем известно. Вспомним, какие еще есть признаки государства?

Экс-министр МВД Украины: страна стала плацдармом геополитического сражения

— Государство еще имеет монопольное право на применение силы, обеспечение безопасности граждан, применение военной силы для охраны границ, например…

— Совершенно верно. Этой монополии государство Украина лишено. В стране действуют незаконные военные формирования, которые задним числом получили сомнительную легитимность. И эти формирования имеют сегодня своих представителей не где-нибудь, а в парламенте страны! Более того, эти незаконные формирования действуют в интересах отдельных олигархов, то есть частных лиц, а не государства в целом. Поэтому, отвечая на ваш вопрос о том, как бы я оценил в целом ситуацию в Украине, отвечу так — нет государства, а есть некая территория. Крах государства, вернее его основополагающих структур, определяет и все остальное — ухудшение социальной ситуации, отсутствие собственной политики, как внешней, так и внутренней, управление, осуществляемое либо извне, либо под давлением олигархов, угрожающих власти вооруженными формированиями. Мы видим, как это происходило в последние дни у Минобороны страны, где батальон «Айдар» дестабилизировал работу этого силового ведомства…

Экс-министр МВД Украины: страна стала плацдармом геополитического сражения

— Вы хотите сказать, что к власти на Украине пришли плохие мальчики, развалившие государство, которым вы до этого успешно с коллегами руководили?

— Неспособность управлять вот этим образованием, которое есть сегодня Украина, произошла не из-за того, что они такие неудачные или неумелые люди. Это связано с тем, что им навязали правила игры извне. Это — результат геополитической игры, в которой Украина стала плацдармом большого геополитического сражения.

Наступил такой период, когда империя англосаксов начала терять определенные экономические и политические возможности, которые, скажем, были у нее на протяжении последних ста лет. В мире появились новые геополитические игроки — сильные, у которых есть возможность, военная мощь, экономический потенциал, политическая воля изменить глобальные правила игры и перераспределить мировые ресурсы. Это, прежде всего, Россия и Китай, затем Индия, некоторые страны Латинской Америки. То есть начала проявляться иная геополитическая конфигурация мира.

Да и Европа не совсем согласна с той ролью, которую отводит ей в мире США… Так накопилась масса больших и малых противоречий, которые надо было как-то взаимоувязать и столкнуть эти интересы подальше от границ США. Этот конфликт был неизбежен, он бы все равно произошел, не в начале 2014-го, так в нынешнем году, не в Украине, так в другом месте… Украина просто была очень «удачно» выбрана, как территория столкновений этих интересов и противоречий. Нынешнее руководство этой территории, собственно говоря, не осознавая второстепенную роль своего участия в этом конфликте, просто следует в фарватере англо-саксонской имперской политики, разрушая суверенитет своего государства. Вот и все.

— Если вас послушать, получается, что геополитика началась на Украине после вас, что после вас пришли олигархи, которые разрушили государство… Но разве олигархи при вашей власти не действовали столь же безалаберно и нагло?

— Ну, они никуда не уходили, на самом деле. Ни до нас, ни в то время, когда у власти было наше правительство, ни после нас. Создание самого государства Украина в 1991-ом году, которому досталось в наследство богатейшая инфраструктура (и военная, и экономическая, и т.д.), сопровождалось ограблением населения, потому что эту инфраструктуру получил не весь народ, в том понимании государства, о котором я говорил, а отдельные группы по бизнес-интересам. И безусловно эти группы свой интерес и преследовали до конца.

Сдерживающим противовесом интересам отдельных частных бизнес-групп должно было быть государство. При нашей власти, несмотря на насаждаемый украинскими СМИ (которые к слову и принадлежат олигархам) коррупционный образ, оно сдерживало их интересы, иногда существенно ограничивало.

Но и бизнес-группы не сидели, сложа руки. Они не могли не расшатать систему, поскольку боролись с нами, а на самом деле с государством. Вот, они его, собственно говоря, и расшатали. Безусловно, ни одну систему, я как управленец это четко знаю и понимаю, нельзя сломать только извне, если нет внутренних сил, которые способствуют развалу этой системы, что, собственно говоря, в Украине и произошло. Олигархи развалили государство, способствуя чужим внешним интересам, о которых я уже сказал. Вот это — и есть скрытая трагедия моей страны…

Экс-министр МВД Украины: страна стала плацдармом геополитического сражения

— И кто же из олигархов, по вашему мнению, был наиболее активен в этом процессе?

— Прежде всего, те, кто, так или иначе, производит в стране смену власти. Происходит это через противоречия и конфликты. Так было в 2004-2005-ом годах во время так называемой Оранжевой Революции, так было и ныне, в 2013-2014-ом… Хотя ни тогда, ни сейчас никакой революции не было.

Революция, — это смена формации, то есть, когда на смену одному социальному укладу приходит другой. А в Украине это была смена одной олигархической бизнес-группы другой. Вот и все. Они, собственно говоря, смену власти производят и производили, и президентов они выдвигали, поддерживали, лоббировали… Вы посмотрите: законодательный орган Украины, ну, что это такое? Группа товарищей по интересам. Почти каждый депутат — представитель определенной олигархической группы. В Вашингтоне, к примеру, есть «улица лоббистов». А в Украине все гораздо проще — они вообще собрались в одном здании — в Верховной Раде.

Это люди Коломойского, это люди Фирташа и Левочкина, люди Ахметова и других олигархов, рангом поменьше. Это — так называемые «народные депутаты», которые были делегированы в парламент только для того, чтобы они могли лоббировать там интересы своих бизнес-групп.

— Говоря о развале государства, о геополитических интересах других государств на этой территории, вы назвали это скрытой трагедией Украины. Но ведь есть и вполне открытый гражданский конфликт на востоке страны, который перерос в гражданскую войну. Как вы оцениваете ситуацию в Донбассе, на ваш взгляд, что нужно сторонам, чтобы достичь компромисса? Видите ли вы Донбасс в составе Украины?

— Нет, не вижу. Я не очень понимаю, каким образом Донбасс может находиться в составе Украины. К сожалению, здесь есть две основные причины, которые не дают возможности остаться этим регионам в составе нынешней Украины.

Первая причина — как я уже сказал, отсутствие у нынешней Украины классических признаков государства. Если нет государства, если на территории страны не действуют законы, а орудуют нелегальные или полулегальные добровольческие батальоны, которые в отдельных случаях могут уже и власти указывать, как ей действовать, то естественно желание Донбасса выйти из состава такого государственного образования, создать свою автономию, где будут работать законы.

Вторая причина, по которой эти регионы откололись от всей территории страны — отчетливо проявляемая идеология крайнего украинского национализма. Эта идеология не была принята всем населением, и пока она существует, как государственная идеология на остальной территории, очень трудно будет убедить жителей Донецка и Луганска оставаться в составе единой страны.

Не будем забывать и еще одно. Пытаясь канализировать, «приручить» активную часть Майдана, нынешняя украинская власть дала этим людям возможность легально иметь на руках оружие, навязывать свою идеологию населению. Но, ни Донецк, ни Луганск этого не могут принять. Во многом именно поэтому они тоже стали вооружаться. Это уже логика гражданского противостояния. Если государство разрушено, на его месте возникают другие образования — республики, автономии со своими институтами, своими органами управления и силовыми структурами.

То есть в том виде, в котором когда-то Донбасс входил в состав Украины, он уже никогда не сможет быть. У Донецка и Луганска должен быть другой статус, который обеспечивал бы им определенную независимость и от власти в центре, и от ее идеологии, и защиту от существующих полулегальных военизированных формирований. Но сможет ли Киев предложить такие условия, я очень сильно сомневаюсь.

И еще очень важный момент. Я думаю, что судьбы будущего решаются сейчас на юго-востоке Украины. Именно в этом конфликте решаются судьбы России, Украины, Европы, да и всего мира… Здесь не только большая геополитика, о которой я уже говорил, но и борьба идей, идеологий. То есть я хочу сказать, что это — не локальный конфликт территорий, это сегодня один из важнейших узлов мировой геополитики. И от того, как проблема этих территорий будет решена, во многом зависит и то, каким будет будущее мироустройство в целом.

Экс-министр МВД Украины: страна стала плацдармом геополитического сражения

— Виталий Юрьевич, как бывший министр внутренних дел Украины вы наверняка следите за теми событиями, которые происходят в МВД. Что вы можете сказать о министре Авакове как профессионале? В министерстве внутренних дел начата реформа, которая предусматривает переаттестацию и сокращение штата сотрудников. Как вы считаете, это усилит милицию или наоборот, ослабит?

— К сожалению, ни по жизненному опыту, ни по образованию нынешний руководитель этого ведомства ни к этой профессии, ни к руководству министерством никакого отношения не имеет. Он типичный представитель одного из олигархических кланов и в этом качестве получил портфель министра внутренних дел. Поэтому и объявленная в МВД Украины реформа такая же — непрофессиональная, а скорее политическая, то есть, направлена на выявление политически нелояльных нынешней власти людей. Профессионалы, вполне может так получиться, окажутся сокращенными.

Что сейчас происходит? Возьмем, к примеру, ГАИ. Если вы хотите усовершенствовать регулирование дорожно-транспортными потоками в Украине и сократить количественно личный состав, то необходимо ввести новые технологии, которые бы позволяли не сотруднику автоинспекции взаимодействовать с водителями, фиксировать их нарушения, а сделать так, чтобы большую часть этой работы выполняли технические средства, чтобы у одного человека были такие технические возможности, которые позволяли бы ему заменить 5 или 10 человек.

Но для этого же нужно вложить деньги сюда, то есть приобрести эти технические комплексы, установить современные системы видеонаблюдения, которые позволят сократить личный состав и обучить квалифицированно использовать эти технические средства. Тогда все становится на свои места — личный состав сокращается за счет технического обеспечения и повышения эффективности работы оставшихся сотрудников.

А здесь денег не дали, технического оснащения нет, а количество сотрудников решили сократить. То есть реально это не коррупцию снизит, о чем якобы печется министерство внутренних дел, а управляемость транспортными потоками, снизится безопасность на дорогах и так далее.

Есть и еще одно подразделение в МВД, которое решили сократить — это служба по борьбе с экономической преступностью. А здесь уже, как показывает практика, никакие технические средства человека не заменят. В части раскрытия экономических преступлений эта служба дает примерно 80 процентов; налоговые службы, СБУ и прокуратура вместе взятые — только 20 процентов.

Раскрытие преступлений в сфере экономики предполагает наличие большого опыта, знаний, навыков проведения оперативно-розыскной работы. Это — скрупулёзная и сложная работа. И если вы сократите службу по борьбе с экономическими преступлениями на 50 процентов, это не значит, что эффективность работы каждого оставшегося сотрудника увеличится вдвое, это значит, что вдвое меньше будет раскрыто преступлений.

Вообще, мне непонятно, откуда взяты и каким образом обоснованы цифры сокращения личного состава МВД после аттестации. Мне кажется, эти цифры, что называется, взяты с потолка.

— Сейчас многие эксперты, отмечая экономический коллапс, к которому идет Украина, в тоже время прогнозируют неизбежность политического переворота. Как вы считаете, возможен ли он, и каков ваш сценарий развития ситуации в этом случае?

— Об ужасающей экономической ситуации уже много сказано другими, не буду повторяться. А вот политический сценарий может быть самый неожиданный. Я ведь уже говорил, что в стране в результате совершенного в прошлом году государственного переворота к власти пришли бизнес-группы, олигархические кланы. Но ресурсов на всех не хватает, некоторые олигархические кланы не смогли получить достаточной власти или даже были отодвинуты от нее.

Поэтому худший вариант развития ситуации — развал страны на удельные олигархические образования, своеобразные современные феоды, бизнес-княжества. Это — худший вариант. Лучший — объединение страны, ну, или во всяком случае большинства населения, вокруг одной общей для всех политической и экономической идеи. Такой идеей может стать восстановление разрушенной экономики, восстановление российско-украинских отношений, что сдвинет и экономику и социалку к лучшему.

Экс-министр МВД Украины: страна стала плацдармом геополитического сражения

Но пока предпосылок для лучшего варианта я не вижу, а вот для худшего сценария такие предпосылки созревают каждый день.

— Чем вы занимаетесь в настоящее время?

— В настоящее время вместе с единомышленниками мы создали благотворительный Фонд «Юго-Восток». Главная задача Фонда — организация юридической, финансовой и другой помощи тем, кто был вынужден покинуть Украину.

Собственно говоря, идея создания фонда, появилась у меня давно. Началось с того, что я сам оказывал содействие семьям погибших милиционеров, а также сотрудникам, которые получили травмы в ходе столкновений на Майдане. Сначала это были отдельные действия, точечная помощь. Потом, когда вместе с коллегами мы осознали масштабность этих проблем, мы решили создать некую более продуманную систему благотворительной помощи.

Так возникла идея Фонда. Поскольку большинство бывших сотрудников спецподразделения «Беркут» проживают в Крыму, мы решили там и зарегистрировать Фонд, в Севастополе. Помимо бывших сотрудников МВД в Россию сейчас выехали многие сотни и тысячи жителей Юго-Востока Украины. Кому-то из наших земляков нужна операция, кому-то юридическая помощь, кому-то помощь в трудоустройстве, в решении других проблем. Вот этим мы сейчас и занимаемся.

Кроме того, мы подготовили выставку «Взгляд Юго-Востока», которая рассказывает о реальных событиях в Донецкой и Луганской областях. Средства для деятельности Фонда собираются из пожертвований как физических, так и юридических лиц.