В начале июля в России и Украине вновь заговорили о реализации Минских соглашений и, похоже, на этот раз более конкретно и настойчиво. В среду, 8 июля, на заседании (по телефонной и интернет-связи) ТКГ должны были определить конкретные механизмы реализации отдельных пунктов Минских соглашений (например, по прекращению огня). Однако заметного продвижения не произошло. Между сторонами снова разногласия.

Вадим Самодуров: Ситуация с Минскими соглашениями придает образу Путина новый смысл
Вадим Самодуров: Ситуация с Минскими соглашениями придает образу Путина новый смысл
© из личного архива Вадима Самодурова

Сообщается, что речь идёт об обмене пленными, жестком контроле за прекращением огня, а также о политической части «Минска».

- На ваш взгляд, почему Москва намерена ускорить разрешение вопроса Минских соглашений? Условно говоря: или Киев выполняет их, или официально отказывается?

— Подвешенное состояние не может продолжаться вечно. Как вы помните, изначально «Минск-2» должен был завершиться выполнением всех обязательств к концу 2015 года, но этого не произошло. Киеву все время что-то мешало, а западные партнёры своей невнятной позицией позволяли им тянуть время.

Сейчас Москва, при согласии все тех же западных партнеров по нормандской четверке, предложила Киеву определиться: либо они выполняют условия Минских соглашений, либо декларируют несогласие с ними и выходят. Третьего варианта здесь нет.

- И почему Москва активизировала процесс именно сейчас?

— Все сроки, отведённые на выполнение обязательств, согласованных уже Зеленским в Париже, вышли. На прекращение огня и обмен пленными давалось время до конца года. На согласование новых КПВВ через линию соприкосновения и начало работ давалось 30 дней, на согласование новых участков разведения отводилось время до конца марта, на все остальные позиции — четыре месяца.

Из всего списка произведён только обмен пленными, и то не по формуле, согласованной в договоренностях, а прошло уже 7 месяцев. И на фоне этого невыполнения обязательств Киев ещё позволяет себе категоричные заявления, какие из пунктов он выполнять будет, а какие ему не нравятся, и он их выполнять отказывается. Это слишком, даже для очень терпеливых переговорщиков.

- Как вы считаете, пойдёт ли Украина на реализацию Минских соглашений в полном объеме?

— Ровно год назад состоялась встреча советников лидеров государств нормандский четверки. Это была первая встреча, где принимал участие уже представитель от Зеленского — это был Пристайко. И тогда же был согласован документ, где перечислялись шаги, которые позже перекочевали в итоги парижского саммита, хотя сами советники договаривались их выполнить за ближайшие месяц-два.

Спустя год можно констатировать, что выполнены только те пункты, которые были обозначены как предусловия к проведению парижского саммита. Это осеннее разведение сил на двух участках, это восстановление моста в Станице Луганской и это согласование формулы Штайнмайера, которая была подписана сторонами, но так ни в какой законодательный акт и не вошла. Вывод прост — Украина выполняет свои обязательства только под давлением.

Поэтому задача остальных трёх участников "нормандского формата" — не вести, как теперь уже понятно, пустой диалог с Киевом, а определяться с механизмами принуждения к миру и давления на Киев. Эти механизмы есть. Их прекрасно использует МВФ, использует США, но только для достижения своих целей. Самое время применить их во благо мира, для принуждения Украины выполнять взятые на себя обязательства. Без внешнего давления они это вряд ли станут делать.

Иван Никонов: Возврат Донбасса на условиях «Минска» Украине не нужен
Иван Никонов: Возврат Донбасса на условиях «Минска» Украине не нужен
© Facebook, Ivan Nikonov

- Насколько стороны — Украину, Россию и Донбасс — устраивает нынешнее положение дел: состояние «ни мира, ни войны?»

— Донбасс не может устраивать ситуация продолжающейся войны, экономической блокады, непризнанного международного статуса и крайне размытой перспективы. Не устраивает эта ситуация и людей, живущих с той стороны линии соприкосновения — они заложники продолжающейся войны.

А вот украинскую власть в Киеве эта ситуация устраивает. За 6 лет они научились на войне зарабатывать. Они научились клянчить у Запада деньги под предлогом войны. Научились списывать свои преступления, грабежи и сдачу национальных интересов на войну и "злой Мордор". Многие из них без этого уже не могут. Да и затягивание процесса урегулирования конфликта прямое тому подтверждение.

- Украина настаивает, что сперва должна получить контроль над границей, а только после этого можно проводить выборы в регионе. Россия и непризнанные республики — против. На ваш взгляд, возможен ли компромисс в этом вопросе? И каковы причины такого разногласия в прочтении Минских соглашений?

— Компромиссом может быть только полное политическое урегулирование, как того требует Комплекс мер по выполнению Минских соглашений. Тогда вопрос контроля над границей сам по себе может стать не настолько острым и всех вполне устроит, что там свою службу будут добросовестно нести луганские и донецкие пограничники, только предпосылок для урегулирования пока не наблюдается.

Исходя из враждебной риторики Киева, граница им нужна, чтобы взять республики в окружение и попросту задушить. То ли военными, то ли экономическими методами. Сейчас блокада проходит по линии соприкосновения, а так Киев очень бы хотел отрезать нас и от России. Но это лишь влажные мечты радикалов и функционеров, плавно перетекшие от порохоботов к зелеботам.

В 2014-м Луганск уже был в блокаде, которую устроили бандформирования Украины. Вы думаете, что кто-то из нас хочет ее повторения?

- В чем еще, как вы считаете, состоят главные противоречия между сторонами?

— В неуважении к правам людей, живущих на Донбассе. Мы ищем варианты прекращения кровопролития и мирного сосуществования. А они видят вариант прекращения войны в удушении республик, подавлении всякого инакомыслия и создании откровенно русофобского мононационального государства. О чем, не таясь, заявляют и неофициальные идеологи, и вполне официальные чиновники. Остальные противоречия — лишь производные от этого.

- Принято считать, что условный Запад — США, Германия и Франция — поддерживают Украину в вопросе «Минска». Как вы считаете, это положение дел сохраняется? И может ли Россия изменить ситуацию, добиться отмены санкций?

— И условный Запад не однороден, и его поддержка Украины не бесконечна. Киев сейчас затягивает переговоры, стремясь угадать, кто же станет победителем на президентских выборах в США. Это критически важно для персоналий, находящихся при власти на Украине. В случае победы демократов Зеленскому может стать очень неуютно в президентском кресле. Его нынешнее влияние на процессы в стране и так достаточно ограниченное, а с приходом Байдена и демократов он вообще может оказаться совсем уж номинальным.

Но стратегические интересы США вряд ли изменятся, у них нет стремления тушить конфликт на Донбассе. А для ЕС иметь конфликт у своих границ не лучшее, что можно придумать, а потому Россия вполне в состоянии найти ситуативное взаимопонимание с Германией и Францией по отношению к ситуации на Украине.

Но пока речь о снятии санкций идти не будет, потому что сам градус конфликта поддерживается для сохранения санкций, а не наоборот. А вот объединение усилий для приведения в сознание нынешнего руководства Украины вполне возможно. Германия, Франция и Россия гораздо больше заинтересованы в снятии напряжения на востоке Украины, чем США. Их интересы противоположны, но США не всесильны и их влияние будет уменьшаться.

- Если «Минск-2» окончательно заморозится, что может прийти ему на смену? Некий «Минск-3»? И каким он может быть?

— На фоне ослабления центральной власти, усиления олигархов и чрезмерного внешнего влияния, если Киев и на этот раз сорвёт выполнение Минских договоренностей, то вместо "Минска-2" будет Югославия-2 и на месте бывшей Украины может образоваться какое-то количество новых государств. И произойдёт это совершенно естественным путём, в результате внутренних центробежных процессов.