- Марат Фаатович, пандемия коронавируса обнажила противоречия между Вашингтоном и Пекином. На ваш взгляд, чего добивается Трамп, выдвигая Китаю обвинения в распространении инфекции? Что лежит в основе этой информационной кампании?

— Трамп находится под огромным давлением внутри страны, через несколько месяцев у него выборы. В США уже зафиксировали более миллиона зараженных, там достаточно высокая смертность. Поэтому сказать, что пандемия появилась ниоткуда, очень тяжело. Так как вспышка была все-таки в Китае, это позволяет Трампу вести внутриполитическую игру, атакуя на самом деле на внешнеполитическом фронте именно Китай.

Дракон расправил крылья. Чем Китай ответит Западу
Дракон расправил крылья. Чем Китай ответит Западу
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк
Против Китая огромные настроения в США. Это было подогрето тем, что в прошлом году шла огромная информационная война между США и Китаем относительно торговых взаимоотношений.

Более того, это перерастало в определенные силовые действия, когда была арестована глава телекоммуникационной компании Huawei (Мэн Ваньчжоу задержали в Ванкувере по запросу американских властей в декабре 2018 года. — Ред.).

Вводились встречные пошлины на определенные группы товаров, поэтому здесь Трампу легко обвинять Китай и переводить на него стрелки. Тем более в США любимая игра — это кого-нибудь засудить, там очень странная юридическая система, которая не признает на самом деле принцип экстерриториальности.

Поэтому они будут обвинять Китай в своих судах, выдвигать огромные иски. Это будет работать как на перевыборы Трампа, так и в продолжающейся торговой войне.

- Может ли повториться ситуация, подобная той, которая возникла в начале этого века, когда США обвинили Ирак в создании бактериологического оружия? То есть не является ли это прелюдией к горячей фазе конфликта?

— Нет, конечно, никакой острой горячей фазы конфликта между двумя ядерными державами не будет. Там даже невозможны столкновения прокси-войск, как это часто говорят на сегодняшний день.

Дело в том, что горячая фаза, в общем, не нужна ни США, ни Китаю. Они продолжают ту экономическую политику, которая существует на сегодняшний день. Трамп, наоборот, возвращает производство в США, он активно развивает внутренний рынок. Китай ведет экспансию.

Собчак, Китай и крабы. Интересы Поднебесной в России - от Приморья до Москвы
Собчак, Китай и крабы. Интересы Поднебесной в России - от Приморья до Москвы
© РИА Новости, Александр Кряжев | Перейти в фотобанк
Отличие от ситуации с Ираком принципиальное. США не нужно придумывать что-то, как это было придумано с Ираком. У них есть фактические события, связанные с заболеванием более миллиона граждан.

Так как вспышка была в Китае, то Штаты, опираясь на эти данные, и будут обвинять Пекин. Поэтому параллели здесь проводить не стоит.

- Как Китай может ответить США, хватит ли у него сил противостоять Вашингтону?

— Китай уже ответил, они точно так же заявили, что вирус произвели в Соединенных Штатах, а завезли в Ухань во время Международных военных игр. Китайцы даже называют фамилию военнослужащей, которая приехала на эти игры и с огромной температурой была госпитализирована. Это было в ноябре, а в декабре уже пошли многочисленные случаи заболевания в Ухане.

Поэтому у обеих стран есть своя версия, но, думаю, что после выборов президента США эта история будет сходить на нет, и в каких-то тайных переговорах признают, что вирус естественного происхождения, а заражение произошло из-за того, что кто-то съел летучую мышь.

- А в экономическом смысле? Может ли Китай отказаться от доллара во внешней торговле и полностью перейти на собственную валюту?

— Нет, конечно, это невозможно, потому что у Китая многочисленные торговые отношения именно с США. Второе —торговые операции, которые Китай ведет с другими странами, тоже номинированы в долларах. Это зависит не только от Китая, это зависит и от его торговых партнеров. Нужно, чтобы и другие страны согласились перевести сделки, например, в юань, или какой-то цифровой дубликат валюты.

Биологическое оружие и разделённый мир. Эксперты о жизни после коронавируса
Биологическое оружие и разделённый мир. Эксперты о жизни после коронавируса
© CC0, Pixabay
Китай на это не пойдет, ему это невыгодно. Китайский юань не имеет рыночного обращения. Он жестко регулируется банковскими властями Пекина, которые устанавливают его курс.

Это примерно так же, как было в СССР. Если у нас рубль свободно конвертируемый, то у Китая курс до сих пор устанавливается властями. Они, конечно, оглядываются на экономические индикаторы, но это прото-политика, а не рыночная.

- Какую позицию в этом противостоянии могут занять страны Евросоюза и, конечно же, Россия?

— Эта торговая война, конечно, влияет на всех тем или иным образом. Но это не влияет на торговые отношения между США и Евросоюзом или Евросоюзом и Россией, Россией и Китаем. Это параллельные процессы. Они мало связаны между собой с точки зрения производственной цепочки или транспортной цепочки, потому что то, что производим мы, и то, что продаем в Китай или Евросоюз, не имеет, например, сборочных производств на территории Китая.

Точно так же во взаимоотношении между Евросоюзом и США. У них нет промежуточного звена в виде Китая. Там есть первоначальные поставки, например, редкоземельных металлов именно для каких-то первичных элементов приборостроения, Китай много производит первичных комплектующих, но это влияет именно на взаимоотношения между ЕС и Китаем.

То есть Германия или Франция могут закупать какую-то микроэлектронику, изготавливать свои изделия, которые затем продают в США. Но конфликт между США и Китаем не влияет на эти торговые отношения.

- Стоит ли России каким-то образом втягиваться в этот конфликт, занимая ту или иную сторону?

— Во-первых, нет смысла. Во-вторых, мы не можем на это повлиять. Еще раз хочу сказать, что экспортно-импортные отношения между США и Китаем — это их дуальные отношения.

Политолог Баширов: Из-за коронавируса Украина вплотную подойдет к дефолту
Политолог Баширов: Из-за коронавируса Украина вплотную подойдет к дефолту
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Это попытка создать положительный баланс именно в части импорта, с одной стороны, и реализации экспорта — с другой. Это даже не вопрос объемов, это финансовый вопрос.

Именно потому Трамп и говорит, что за последний год баланс перетек в сторону Китая, то есть, грубо говоря, Китай продал товаров на 500 миллиардов больше, чем закупил в Соединенных Штатах.

Это очень важно для понимания: Трамп возвращает производство в США, создает рабочие места, и поэтому ему нужно эту продукцию куда-то продавать, поэтому он и понуждает Китай покупать или дороже, или больше. Россия здесь никак не участвует.