Я неплохо знал двух украинских космонавтов. Оба они были отличными мужиками. Хотя, если уж быть точным, Виталий Жолобов стал космонавтом еще в Союзе. А Леонид Каденюк был вроде как астронавтом по американской лексике, поскольку летал с их экипажем.

С Виталием мы много раз планировали рыбалку, когда он еще был губернатором Херсонской области. Хотя так почему-то и не срослось. А с Леонидом как-то пришли к выводу, что астронавт от астронома отличается примерно так же, как политик от политолога. И это наше сравнение в теории прижилось. Хотя на практике все до сих пор путают.

От звёзд в тернии: космические аппараты над Диким полем
От звёзд в тернии: космические аппараты над Диким полем
© NASA | Перейти в фотобанк

Вспомнил об этих знакомствах после дикого «срача» в украинской Сети по поводу последнего космического запуска Илоном нашим Ривом Маском. Известный блогер Кучма назвал это чуть ли не исторической звездной победой Штатов над Россией. Событие действительно знаковое. Впервые за десятилетие американские астронавты Роберт Бенкен и Дуглас Херли отправились в открытый космос на пилотируемом корабле. Жаль, конечно, что оба пилота — «снежки» или «свиньи», как говорят у нас в Гарлеме. То есть чисто белые. Но пока подобные запуски рискованны, а только жизни черных имеют значение. Зато корабль «Дракон» и вроде бы американский, и как бы частный космический аппарат. Это и погнало волну, правда, не космическую, а политическую по Сети: мол, в космосе снова доминируют янки и вне Земли частные проекты побеждают государственные.

Конечно, первое — это весьма вольное допущение. Космос, к счастью, еще не заражен вирусом националистической местечковости: здесь сохранилась кооперация технологий, идей, опыта, навыков и принципов. В том же «Драконе» куча русских узлов и деталей. Да и задачи экипажу списаны с полётных заданий наших космонавтов. Здесь давно господствует бартер: штатовцы нам экспортируют нестабильность, а мы им за это поставляем интеллектуальные наработки…

И, конечно же, второе — это явное преувеличение. Никакие частные проекты в космосе невозможны без всемерной господдержки. Дональд Трамп — фанатик космической одиссеи и лоббист американской звездной мечты — тому свидетель. Он же инициатор выделения Маску многомиллиардной господдержки. У парня за спиной только два семестра по физике, а вон какую схему замастырил. Хорошо, что вовремя сбежал из ЮАР, где черное правительство его идей не оценило. Интересно, что будет с его проектами в Америке, когда и там к власти придут чернокожие? Но сейчас не об этом. Сейчас о союзе мечты и космоса.

Подобные союзы, как и брачные, заключаются наверху. Это только в песне — «чем выше любовь, тем ниже поцелуи», в реальности — чем выше мечта, тем «светлее» будущее. Мой добрый и давний знакомый космонавт Юрий Батурин рассказывал мне в девяностые, каких трудов стоило сохранить в России космическую отрасль. Как скромно, если не убого, жил их отряд в Звездном городке. Судьба так распорядилась, что мы с ним родились в один день и, соответственно, вместе это дело отмечали. Даже как-то додумались (точнее допились) создать «Международное общество гедонистов». Его девизом был слоган: стремись получать удовольствие всегда и везде!
Юрий говорил, что поскольку главные наслаждения  в жизни — невесомость, высокое братство, взгляд свысока на голубую поверхность Земли — уже недостижимы, надо хотя бы придумывать их суррогаты в приятном застолье.

Да, тогда казалось, что космос закончился. «Невидимая рука рынка» уже топила в океане бывшие советские орбитальные станции. А «невидимое колено рынка» перекрывало кислород уникальным сверхмощным носителям. (Оказалось, что доставить миллион тонн окорочков из Штатов дешевле, чем забросить сто тонн на орбиту.) Да и сам президент любил после межконтинентального полета помочиться на колесо воздушного лайнера. Типа, нас…ть нам на всю эту воздушную (и безвоздушную) романтику.

Космическая одиссея мэра Труханова. К Марсу и Венере перед выборами
Космическая одиссея мэра Труханова. К Марсу и Венере перед выборами
© Facebook, Pavel Vugelman

Некогда я посетил монумент своему любимому писателю в Лондоне. На граните выбиты его последние слова: «Все мы черви в канаве. Но кое-кто из нас смотрит на звезды». Скажу не так брутально: все мы — земные люди, но кое-кто из нас мочится под самолет, а кое-кто смотрит на звезды. Но последних в упомянутые времена становилось все меньше.

Короче, тогда казалось, что российская космическая одиссея закончилась. Победили земные страсти. Колено либеральной власти почти передавило космонавтике горло. Но вдруг возник новый лидер страны, который, в чем бы его ни упрекали, безусловно, любит смотреть на звезды. Сейчас говорят, что космос увлек его прежде всего бесконечными военными возможностями. Не факт. Вот, например, земная медицина — это о больных людях, а космическая — о здоровых. Это завораживает тех, кто мечтает преодолеть недуги мира. Да и вообще всех, кто просто мечтает. Как лидер. Ну, и конечно, бесконечность пространства. А русские всегда благоговеют перед пространством. Непокоренным. И ментальных конкурентов у них почти здесь нет. Разве что американцы. Поэтому Трамп с Маском для России опаснее, чем Трамп без маски. Поскольку они и являются главными конкурентами в космосе, понимая, что лидерство на Земле решается в космосе. Это сегодня. А завтра их надо делать союзниками. (Если, конечно, их страна сохранится.) Пространство объединяет сильнее, чем политика разделяет. Но это отдельная история.

Сегодня в Звездном городке живет около пятисот космонавтов. У них у всех идеальное здоровье (как условие профессии), но различная судьба. Когда-то меня впечатлила книга Муаммара Каддафи, точнее, само ее название — «Самоубийство космонавта». Мне посчастливилось с ним встречаться, и я знал, что он мечтал быть космонавтом. Я еще удивлялся: стоимость покупки места космонавта тогда была 86 млн долларов, а он, потративший только на выборы президента Франции миллиарды, почему-то не может купить себе мечту. (Я тогда еще верил в идеологию Чубайса о том, что всё и всех можно купить.) Потом, после его книги, понял: он просто боялся. Там по сюжету космонавт возвращается после полета на Землю и не узнает ее — все поменялось кардинально. Поэтому и уходит добровольно из непонятной жизни. Хотя пример Каддафи показывает, что все может поменяться, даже если ты из дома никуда не улетаешь.

Tesla пришла на Украину. История проблем и достижений ее завоеваний мира
Tesla пришла на Украину. История проблем и достижений ее завоеваний мира
© РИА Новости, Виталий Белоусов | Перейти в фотобанк

Кстати о переменах. Сейчас либералы иронизируют по поводу недоумения Владимира Путина о ситуации, когда президент Дональд Трамп говорит о сложившейся в стране ситуации одно, а его губернаторы с издевкой — другое. Мол, наш-то совсем не понимает, что демократия — это независимость разных уровней властей. Не знаю, не знаю. Когда президент мечтает о космосе как символе величия нации, а его младшие политические партнеры мечтают стоять на коленях, чтобы быть ближе к земным проблемам, вряд ли это можно назвать демократией.

Короче, сейчас в мире может образоваться как бы три модели. При одной космонавты опять становятся символом мечты, мерилом величия страны. При другой, — возвращаясь на Землю, они уходят в землю, не понимая, например, как можно улететь из белого мира, а вернуться в черный. А при третьей — их просто убивают. Упомянутый вначале мой хороший знакомый был, при отменном здоровье, просто убит тоской и безнадегой, когда в стране убили космос как смысл его бытия.

Один остроумный блогер из соседней страны написал, что в детстве он мечтал вырасти и стать космонавтом, но мечта осуществилась только наполовину. Хуже все же, если б мечта его осуществилась полностью, а потом его убили.