Неоднократно писалось о том, что военно-политическое противостояние в Донбассе породило очень своеобразный культурный фон в промышленном регионе. В театры и филармонию Донецка практически невозможно свободно взять билеты, в музеи и картинные галереи дончане и гости столицы ДНР стали ходить раз в десять больше, чем до войны (и это еще приуменьшение), с невиданной силой активизировалось литературное движение: кроме официального Союза писателей ДНР в Донецке работает множество литературных групп, собравшихся из изящной словесности.

От Артема через Светлова к Харламову

Горбатова ничто не исправит: Неоконченная повесть знатока дам и рабочих лошадок
Горбатова ничто не исправит: Неоконченная повесть знатока дам и рабочих лошадок
© РИА Новости, Анатолий Гаранин Актриса Татьяна Окуневская и писатель Борис Горбатов | Перейти в фотобанк
Можно смело констатировать, что в годы военного лихолетья рухнуло множество гласных и негласных запретов, культурная, литературная жизнь стала куда менее табуированной, более раскованной. Одной из ярких примет культурной жизни Донецка сегодня — всплеск интереса к испанскому языку, литературе. Разумеется, причин тому множество, но, думается, не в последнюю очередь играет роль своеобразный романтизм, связанный с образом Испании в русской культуре. Прямая связь с Михаилом Светловым, который, кстати, неподалеку от этих мест родился, воевал и писал свои стихи во время Гражданской войны сто лет назад. Помните его «Гренаду»: 

Но песню иную
О дальней земле
Возил мой приятель
С собою в седле.
Он пел, озирая
Родные края:
«Гренада, Гренада,
Гренада моя!»

Та Гренада не осталась прерванной песней в новороссийских степях. Другая гражданская война — в Испании — принесла в нашу историю новые подвиги, новое впечатление об Испании, которая с тысячами детей испанских республиканцев, вывезенных в СССР в 1936-1939 годах, стала нам, русским, ближе во всех смыслах.

Гений советского хоккея, самая яркая звезда его, Валерий Харламов был по крови наполовину испанец, и это придавало его облику романтический ореол. Сын основателя Донецко-Криворожской республики Федора Сергеева (Артема), Артем Сергеев, женился на дочери главы компартии Испании, дочери астурийского шахтера Долорес Ибаррури. Тысячи связей соединили образ воюющей, не покорившейся фашизму XX века Испании с образом Донбасса, восставшего против нацизма современного. И вот уже донецкий поэт наших дней пишет:

Над всей Испанией — безоблачное небо-
Прочитано в советском пятом классе…
Мы подпоем Гренаде, где ты не был,
Мы разобьем франкистов здесь, в Донбассе!

Донецк учит испанский

Стоит ли удивляться тому, что испанский язык стал в Донецке наших дней куда популярней, чем, скажем, пятилетку назад. Продавец в магазине иностранной литературы говорит, что учебники испанского по продажам сравнялись с учебниками английского, оставив позади немецкий, французский, итальянский.

Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк

Открывшийся простор связей с Россией дал молодежи региона возможности, на которые раньше рассчитывали немногие. «Дочь спешно учит испанский, — говорит тот же продавец в книжном, — их фирма стала работать через московский офис с Мексикой, есть возможность посмотреть мир. Я не против — когда же его смотреть, если не в юности?»

Испанский в Донецке учат на курсах, в культурных центрах, собираются в культовом кафе «Куприн», например. Самая яркая фигура в этом деле, безусловно, поэт, переводчик, преподаватель Роза Лермонтова-Кашуба — молодая талантливая дончанка.

— У меня две группы учеников сейчас, — рассказывает Роза, — новички и продолжающие. В прошлом году еще одна группа завершила курс. Кроме того, многие ученики занимаются по скайпу, это сейчас в тренде.

Ученики у Розы, кстати, не только дончане или донбассовцы. С преподавателем из Донецка занимаются люди с Украины, из России, Италии, Вьетнама и США. Понятно, что большинство из них так или иначе связаны в Донбассом родственными связями.

Откуда у хлопца испанская грусть, если он живет и воюет в Донбассе

Интересно, что Роза сегодня один из немногих переводчиков классика испанской литературы XIX века Густаво Адольфо Беккера. Она уже во время войны перевела и издала сборник его стихов, получивший, кстати, высокую оценку у испанских литературоведов и русистов.

— В Беккера, его стихи, прозу, в его стилистику я влюбилась сразу, как в влюбилась в свое время в испанский язык — за его красоту, звучность, возвышенность слога, мощь и стройную логику, — говорит Роза. — В прошлом году я завершила перевод книги его прозы «Литературные письма к женщине». Книга увидела свет в Донецке.

От себя добавим, что, увы, совсем мизерным тиражом. Ведь издавать приходится за свои кровные. Точно так же, как и литературный журнал «Рассвет», который делает Роза Лермонтова-Кашуба со своими друзьями-любителями литературы. Журнал самый что ни на есть настоящий — с прозой стихами, публицистикой. Свои силы, ум, чувства, деньги вкладывают в него журналисты, телеведущие, врачи, актеры. Это, может быть, и не очень хорошо, что со спонсорами туговато пока, но зато, как мне кажется, очень здорово, ведь ясно же, что это свидетельство искреннего стремления дончан к познанию мира, и не только своего.

Донецкий островок «Острова Свободы»

Это, кстати, вообще очень донбасская черта — неуемная любознательность.

Она заражает многих. Взять хотя бы кубинца Августина, который в свое время последовательно приехал вслед за родственником посмотреть на Донецк, влюбился, женился на девушке с окраины, открыл в городе маленькую кафешку. Там у него вместе с кофе, ромом, мороженым и мохито — портреты самого знаменитого резидента Кубы Эрнеста Хэмингуэя, кубинский флаг, книги, картины — своеобразный «островок» карибской жизни в Донецке. 

Большой куш: Азовские и черноморские пираты заставили мирное население затаить дыхание
Большой куш: Азовские и черноморские пираты заставили мирное население затаить дыхание
© скриншот с фильма "Пираты XX века"

Августин любит свою новую родину и рад тому, что в Донецке становится больше испаноговорящих. В свою очередь, для последних — он просто находка, носитель языка все-таки.

— Мне бы хотелось сделать у себя что-то вроде клуба испанской латиноамериканской культуры, — говорит Августин, — помещение маленькое, но можно собираться любителям поэзии, прозы, говорить о культуре.

И о старшем поколении испаноязычных донецких

Несомненно, он прав, под доброжелательным приглядом Папы Хэма в стенах кафешки любителям словесности было бы уютно. Тем более что с Островом Свободы Донецк связывает и промышленное прошлое.

Алексей Иванович Хромов всю свою жизнь проработал энергетиком. И одно из самых ярких воспоминаний — командировка на Кубу.

— Строили им электросети и работали на них, на электростанции. Прекрасная страна, народ. Язык учили немного здесь, но в основном, конечно, уже в среде обитания, там. До сих пор понимаю, если слышу испанский. Нас много туда ездило. Правда, сейчас мы уже старые все, но, если собраться, то да — на клуб по интересам потянем. Можно нас называть «донецкие кубинцы», — говорит Алексей Иванович, смеясь, — es verdad (это правда. — Авт.).

Усталость металла. Главный донецкий кузнец пытается спасти единственный на планете Парк кованых фигур
Усталость металла. Главный донецкий кузнец пытается спасти единственный на планете Парк кованых фигур
© Павел Нырков

Заметки о симпатичной испанизации Донецка хочется завершить таким соображением: прожив всю жизнь в Донбассе, ничему не удивляешься. Здешний житель не только жаден до знаний, до жизни вообще, он еще и переводит всегда свой интерес в практическую плоскость. Выльется ли во что-то большее узнавание испанского языка и испаноязычной культуры, сегодня мы сказать не можем. Многие в конце концов учат ведь язык для того, чтобы переехать на Иберийский полуостров или, к примеру, в Аргентину. Важно другое — донбасская, чисто русская в своей основе, но очень интернациональная, дружелюбная культура дает пример. Всему Русскому миру, соседям, истории человечества вообще. Пример того, каким может и должен быть нормальный человек нового века. В любых, самых непростых условиях жизни.