Следом начали вскрываться подробности об окладах первых работников госсектора. Тема высоких зарплат политиков, высших лиц министерств, руководителей госпредприятий, а также многомиллионных премиальных топ-менеджмента «Нафтогаза» всегда будет вызывать негативные эмоции у нищего украинского народа. Сверхгонорары и у тех, и у других были и при власти президента Петра Порошенко и премьера Владимира Гройсмана. При Зеленском и Гончаруке ситуация остается такой же, только объем зарплатного фонда увеличивается — «индексируется». 

Богаче независимо от ситуации

«Справедливо возмущаются зарплатой начальника «Укрпочты» Игоря Смелянского. 1,9 млн грн. Это, как по мне, неприемлемо для госслужащего бедной страны. Тем более, если сравнивать ее с аналогичными структурами США и Европы, там нет таких зарплат», — отметил бывший депутат Олесь Доний, который, кстати, является сторонником скандинавской модели оплаты труда государственным служащим. Эта модель привязывает возможность повышения зарплаты труда депутатов к повышению средней заработной плате по стране или в бюджетной сфере. В таком случае народные избранники прямо заинтересованы в увеличении благосостоянии населения.

В украинском правительстве закончилась эпоха бедности. Как разбогатели министры
В украинском правительстве закончилась эпоха бедности. Как разбогатели министры
© Facebook, Національний банк України | Перейти в фотобанк

В Украине такой системы нет. Парламентарии и чиновники, устанавливая себе зарплату по собственному усмотрению, как правило, становятся богаче всегда независимо от финансового положения граждан.

Официально украинские депутаты зарабатывают 35-40 тыс гривен ($1443-$1649). Но есть еще надбавки на депутатские полномочия, все вместе это в среднем уже 60 тысяч гривен ($2473). К этой сумме добавляется надбавка за научную степень и знание иностранных языков. Мало того, есть еще неучтенная в декларациях прибыль. Недобросовестные слуги народа могут прикарманить ее, а не отдать на свой округ или другие добрые дела.

«Депутат может быть не прописан в Киеве, хотя иметь здесь жилье. Все равно он сможет получать компенсацию жилья в несколько десятков тысяч гривен. Так и набегает сумма около 100 тысяч. Механизмов проверки использования этих денег в законодательстве не существует. Тогда как в некоторых странах для депутатов и дипломатического корпуса внедрена система мониторинга использования бюджетных средств. Даже для рабочего обеда», — рассказал политолог.

По сравнению с Сеймом и Бундестагом

Он отметил, что еще одной проблемой являются структурные, но неурегулированные подразделения исполнительной власти. Неясно, по какой формуле их сотрудникам начисляются зарплаты. В то же время правительство утвердило зарплату руководителей разных госорганов на уровне 37,8 тыс. гривен, 33,6 тыс. грн и 29,4 тыс. грн. А также максимальной премии в 200%. Ну и надбавки — за интенсивность труда до 100%, за те же знание языков и научную степень, за секретность, за выслугу лет.

В этой связи замдиректора Украинского института анализа и менеджмента политики Кирилл Молчанов заметил: оклад депутата Бундестага (немецкого федерального собрания) — это 2-3 средних зарплат обычного гражданина Германии. Местный министр не имеет сотен тысяч евро оклада, его зарплата индексируется на 2-3 показателя. Это и есть цивилизованная практика оплаты госчиновников.

«В Польше средняя ежемесячная заработная плата составляет $1400, а тамошние депутаты Сейма и министры получают порядка $5000 в месяц, в 3,5 раза больше. В Украине средняя зарплата — $440 в месяц, а чиновники оставили себе порядка $8500. В декабре разница между средней зарплатой по стране и доходом чиновника — 20-кратная. А зарплата топ-чиновников в Украине не должна превышать 37-40 тыс. гривен ($1525-$1649), если брать коэффициент 3,5 от средней зарплаты», — посчитал экономист Виктор Скаршевский, назвав чинуш «жадными временщиками».

На украинской земле, по словам Молчанова, происходит облегченная коррупция, когда чиновник не хочет влезать в коррупционные схемы или не разбирается в них. Остается выписывать себе многомиллионные премии. Глава Кабмина все это легализует, так как, к примеру, замминистра не может самому себе назначить высокое поощрение.

При этом, убежден политолог, если высокие бюджетники недовольны своей зарплатой, они могут уйти в частный сектор экономики. Только он всех этих бюджетников не взял бы даже на минимальный оклад в силу их полной профнепригодности.

«Они не способны продемонстрировать результат и даже объяснить, почему экономика не растет, не говоря о том, чтобы сделать что-то, чтобы она росла. Им было бы очень тяжело пробиться в частном бизнесе, не имея способностей к системной работе», — отрезал он. 

Раньше это называлось коррупцией, а теперь — премией. Что обсуждают соцсети Украины 15 января
Раньше это называлось коррупцией, а теперь — премией. Что обсуждают соцсети Украины 15 января
© CC0, Pxhere

Обсудить — значит поддаться

Впрочем, политаналитики не сбрасывает со счетов и версию о навязывании обществу обсуждения этой горячей темы. Тем самым люди и сами эксперты принимают участие в медиаманипуляции, которую кто-то запустил с целью отставки правительства (хотя это вроде было бы логичнее сделать в апреле, во время подачи деклараций). И запустил как раз во время скандала, вспыхнувшего после обнародования аудиозаписей, в которых слышно, как премьер-министр Алексей Гончарук жестко критикует президента страны Владимира Зеленского за «примитивное понимание экономических процессов».

Все сошлись на том мнении, что если бы большие зарплаты представителей законодательной и исполнительной власти были бы предохранителями от коррупции, ее в Украине не было бы. Соответственно, не было бы необходимости в антикоррупционных органах. Однако вознаграждения с многочисленными нулями руководителям государства выплачиваются регулярно, а коррупция остается на месте.

Пока не будет больших «посадок» за коррупцию, убить разложение официальной зарплатой невозможно. Отсутствует неотвратимость наказания.

Итак, разрыв в достатке между отечественными политиками, государственными топ-менеджерами и рядовыми гражданами гораздо больше, чем в странах Европы. В нынешней же ситуации, пожалуй, единственный, кто оказался достойным человеком, — это Дмитрий Дубилет, министр Кабинета министров, отказавшийся от всех надбавок и оставивший себе только 17 тыс. гривен ($701).