Всё об армиях НАТО. Аналитический доклад издания Украина.ру - 14.06.2023 Украина.ру
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Главное в деталях

Всё об армиях НАТО. Аналитический доклад издания Украина.ру

© коллаж Украина.Ру
Читать в
НАТО создавался в эпоху холодной войны для противостояния с СССР. В первые постсоветские 20 лет правящий класс России продолжал курс на интеграцию в западные структуры.
Но экономический кризис и несогласие по вопросам военных операций альянса оттолкнули партнеров друг от друга вплоть новой холодной войны, в любой момент готовой перетечь в горячую.
Над докладом работали: Павел Волков, Валерия Емельянова, Владимир Зотов, Иван Лизан, Василий Стоякин.

Армии НАТО. Идеология, ресурсы, угрозы Политэкономический анализ современной стратегии НАТО

«Эра постхолодной войны закончилась».

Э. Блинкен, госсекретарь США

В последние годы впервые после окончания холодной войны страны НАТО на своих саммитах прямо называют Россию главной угрозой, а в 2020 г. в качестве угрозы в резолюциях альянса уже фигурирует и Китай.
Как торговая война, которую развязал против Китая Трамп в 2018 г., предполагавшая формальное сближение США с Россией для превращения РФ в американский таран против КНР, так и план т. н. либерального крыла американских властей, заключающийся в максимальном ослаблении России вплоть до ее распада.
Тем самым снова же создавая хаос на границах Китая, подрывая его торговые цепочки, по сути, преследуют одну и ту же цель, но разными средствами — сохранить экономическую, политическую и военную гегемонию США в мире.
С момента разрушения Советского Союза блок НАТО под разными предлогами, но все же планомерно и целенаправленно придвигается к границам России, увеличивая международную напряженность и впервые за много десятилетий вновь делая угрозу ядерной войны объективной реальностью.
Русофобская повестка, т. н. культура отмены, в Соединенных Штатах и их сателлитах начинает напоминать самые жуткие годы маккартизма.
Если еще вчера американские сенаторы, в целом поддерживая постмайданную Украину, требовали признать «Азов» (запрещено в РФ) террористической организацией, а на деньги американских государственных и частных фондов создавались НКО, критикующие пусть не русофобию, но хотя бы антисемитизм, расизм и героизацию организаторов холокоста среди украинских националистов, то сегодня США и их сателлиты открыто поставляют оружие и финансовые ресурсы всем тем же праворадикальным группировкам, которые сегодня официально входят в Вооруженные силы Украины.
Все больше сведений поступает о том, что на стороне Украины воюют не только добровольцы из стран — членов НАТО, но и действующие натовские военнослужащие.
Все больше косвенных подтверждений тому, что НАТО в случае, если Украина начнет явно терпеть поражение, может непосредственно принять участие в боевых действиях руками т. н. Люблинского треугольника или Люблинского треугольника плюс Румыния, растет опасность польской операции под предлогом помощи восставшей оппозиции в Белоруссии.
Исходя из существования этих и иных угроз, мы решили проанализировать расстановку сил в преддверии нежеланной, но возможной новой мировой войны.
Для максимально достоверного сравнения ВС и военной мощи разных стран необходимо учитывать множество данных, большинство из которых на данный момент засекречены. Поэтому популярные методики сравнения армий мира позволяют получить только примерные данные о соотношении сил.
Global Firepower (GFP) — популярный ежегодный рейтинг боевой мощи и оснащённости армий мира, на который регулярно опираются различные СМИ и блогеры.
Составители заявляют, что для определения индекса используют более 60 критериев от количества военных подразделений и финансового положения стран до материально-технических возможностей и географии.
В рейтинг GFP в 2023 году входят 145 мировых держав. Из данных GFP мы выбирали только страны — участницы НАТО, Россию и Украину, и только те показатели, которые касаются человеческих ресурсов, вооружений и военных бюджетов.
Данные GFP также включают значения, связанные с природными ресурсами, географией, логистикой, но они выходят за рамки данного материала.
Также мы добавили несколько строк, позволяющих оценить потенциал отдельных, в т. ч. гипотетических антироссийских военных блоков: НАТО, «Люблинской тройки» и «Бухарестской девятки».
Нужно отметить, что, несмотря на популярность ресурса, GFP подвергается обоснованной критике. Он не учитывает такие важнейшие факторы, как боеспособность войск, опыт участия в военных действиях, количество ПВО, которые могут уравновесить авиацию и ракетные установки, и другое.
Кроме того, неизвестна методика исследования и, самое главное, не указаны источники информации, на которые опираются исследователи ресурса. Часть используемых данных, скорее всего, является устаревшей, особенно сейчас, когда мировые запасы вооружений находятся в динамике, а часть данных засекречена.
Так, например, на сайте рейтинга количество населения РФ указано 142 021 981 человек, но согласно данным Росстата, на 1 января 2023 года оно составляет 146 424 729 человек. Аналогичным образом можно проверять и все остальные сферы, и данные, однако для нашего исследования это избыточно.
Поэтому просто отметим, что данные подобных открытых источников несут ознакомительный характер.
К 31 государствам — членам НАТО по состоянию на май 2023 года относятся: Албания, Бельгия, Болгария, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Испания, Исландия, Италия, Канада, Латвия, Литва, Люксембург, Нидерланды, Северная Македония, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Словения, Турция, Финляндия (с 2023), Франция, Хорватия, Чехия, Эстония, Черногория, Великобритания и Соединенные Штаты.
GFP настаивает на том, что метод определения теоретической боевой мощи НАТО выходит за рамки простого сложения всех ресурсов всех государств-членов, и это, безусловно, верно.
Предполагается, что ни одна страна не сможет / не захочет задействовать все свои фактические, доступные боевые силы в сценарии масштабной войны. Вместо этого GFP предлагает использовать подход, который предусматривает примерно 25-процентный вклад по каждой категории от каждой страны альянса.
Немаловажно, что в 2023 году в НАТО вступила Финляндия и на очереди Швеция. Поэтому Швецию мы внесли в общую таблицу, однако, как и Украину, не добавляли в объединенные военные ресурсы НАТО.
По замечанию GFP, включение Финляндии в настоящее время увеличивает численность личного состава НАТО, бронетехнику, артиллерийскую огневую мощь, общее количество имеющихся военно-морских средств и рабочую силу, а также расширяет границу НАТО вдоль западного фланга России, что позволяет создать дополнительные временные и постоянные плацдармы в случае масштабной войны.
Украина (не участница НАТО, хоть и инструмент альянса), что интересно, по нынешним оценкам GFP занимает 15-е место в рейтинге, выше Польши, Испании и Германии. Россия в рейтинге GFP занимает второе место в мире после США. Российскую военную мощь, которую она сможет задействовать, GFP предлагает оценивать в 75% от полной.
В разборе рейтинга GFP следует отметить, что аналитики сайта не учитывают наличие ядерного оружия. Но оно является важным фактором сдерживания эскалации, поэтому мы включили его в наш анализ.
Кроме того, в докладе мы использовали данныеагрегатора armedforces.eu, а также таких аналитических центров как: Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (SIPRI), Британский Royal United Services Institute (RUSI), Федерация американских ученых (FAS), Мюнхенский институт экономических исследований (Ifo) и целого ряда мировых социологических агентств.

Армии НАТО. Идеология и стратегия в XXI веке

(первая часть доклада)

«Старая идеология работала на встраивание России в Запад. Новая предполагает суверенитет и противостояние Западу».

В. Фадеев, Глава СПЧ, советник президента РФ

«Конец истории» и история конца
На 70-летие НАТО в 2019 г. его глава Йенс Столтенберг заявил, что альянс создавался для «сдерживания Советского Союза».
Однако заключенный 4 апреля 1949 г. Североатлантический договор являлся инструментом политического доминирования США в разоренной войной Европе, превращения европейских стран из одного из центров империалистической системы в сателлита единственного в мире империалиста.
Организованный в 1948 г. для защиты от гипотетического нападения СССР Западноевропейский союз (ЗЕС) формально просуществовал до 2011 г., а по факту перестал что-либо решать с появлением НАТО. Под военным «зонтиком» НАТО в 1957 г. было создано Европейское Экономическое Сообщество (ЕЭС), которое 7 февраля 1992 г. оформилось в Евросоюз.
До распада не входившего в империалистическую систему СССР стратегии НАТО дублировали установки национальной военной стратегии США. После 1991 г., в процессе включения постсоветских стран в империалистическую систему в виде эксплуатируемой периферии, их потребовалось пересмотреть.
В 1991 г. на сессии Совета НАТО в Риме новую концепцию назвали «оборона плюс диалог плюс сотрудничество». Диалог и сотрудничество — с Центральной и Восточной Европой, и постсоветскими странами, а вот с оборонительным направлением стало сложнее.
Термин «угроза» в концепции вообще исчез и был заменен на «риск». Такая политика была связана с теорией либерального мирового порядка, или «конца истории». Термин ввели после окончания холодной войны, когда мейнстримные западные мыслители стали считать, что с падением коммунизма все страны вот-вот примут вашингтонский консенсус и либеральный порядок в скором времени распространится на весь мир.
То есть отношения в некоммунистическом блоке, где Соединенные Штаты доминируют и грабят другие страны, будут глобализованы, империалистическая часть мира превратится в единую мировую империалистическую систему, названную либеральной или неолиберальной. И так будет всегда.
Отсутствие «советской угрозы» привело и к некоторым вопросам касательно целесообразности НАТО в Европе. Страны ЗЕС в Петерсбергской декларации 1992 г. отметили, что готовы участвовать в строительстве европейской архитектуры безопасности и предусмотрели возможность проведения автономных миротворческих и гуманитарных операций.
Впрочем, от НАТО никто не отказался. В 1994 г. уставные рамки организации расширили через программу «Партнерство ради мира», которая позволяла не только сотрудничать с Восточной Европой и постсоветскими странами, но подключать их к системе военно-политических гарантий НАТО.
В 1999 г., в год «гуманитарных бомбардировок» Югославии, альянс отказался от установленной в его учредительных документах оборонительной стратегии, назвал «противником» не только государства, но и «другие структуры» (поскольку все еще никто не понимал, какие государства могут представлять опасность) и провозгласил отказ от ренационализации оборонной политики (по сути обозначил, что Европа останется под военным контролем США).
Но и противоположные тенденции никуда не делись — Ниццкий договор 2001 г. предусматривал создание военно-политических структур ЕС.
Противоречие разрешили с помощью соглашения «Берлин плюс» — НАТО обязывалось поддерживать операции ЕС, в которых непосредственно не участвовало. А по Лиссабонскому договору 2007 г. ЕС обязался реформировать свои центральные органы, чтобы предотвратить конкуренцию с НАТО. Тем не менее положение оставалось шатким.
Укрепить его Вашингтон пытался после терактов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. с помощью раздувания страха перед исламским терроризмом и идеи антитеррористического «крестового похода».
© Игорь МихалевСтроительство комплекса зданий в Нью-Йорке на месте разрушенных башен-близнецов Всемирного торгового центра (ВТЦ), разрушенного в результате теракта 11 сентября 2001 года.
Строительство комплекса зданий в Нью-Йорке на месте разрушенных башен-близнецов Всемирного торгового центра (ВТЦ), разрушенного в результате теракта 11 сентября 2001 года.
Строительство комплекса зданий в Нью-Йорке на месте разрушенных башен-близнецов Всемирного торгового центра (ВТЦ), разрушенного в результате теракта 11 сентября 2001 года.. Архивное фото
От Пражского саммита 2002 г. до Лиссабонского саммита 2010 г. была разработана концепция «Активное вовлечение, современная защита», определившая три фундаментальные задачи альянса в XXI веке: коллективную оборону, кризисное урегулирование и безопасность на основе сотрудничества.
В функционале альянса появились контроль за нераспространением оружия массового поражения, борьба с терроризмом и кибератаками.
Как уже говорилось, от кого обороняться, в тот момент было не всем понятно, а вот эвфемизм «кризисное урегулирование» означал право на вторжение на любые суверенные территории, если в НАТО решат, что происходящие там процессы могут привести к кризису.
Что касается «безопасности на основе сотрудничества», альянс открыл двери для вступления в него новых членов, которые надеялись через НАТО пробраться в ЕС.
Интересы укрепления позиций США в Европе и контроля экономически мощной Германии, потенциально способной превратить Евросоюз в конкурента Соединенным Штатам, требовали наличия настоящей угрозы.
Поэтому этот период в истории НАТО можно назвать временем поиска оснований для собственного существования, или временем поиска врага — от исламских террористов до выдуманного химического оружия Ирака и реального ядерного оружия КНДР.
Но все прекрасно понимали, что никакого серьезного вызова гегемонии США эти силы бросить не могут и даже не собираются. Соответственно, сотрудничество между ЕС и НАТО оставалось крайне ограниченным.
Конфликтующие Турция (член НАТО) и Кипр (член ЕС) блокировали большинство совместных инициатив, экономически сильные Франция и Германия пытались сохранить политическую независимость и только 6 из 26 европейских союзников по Альянсу расходовали на цели НАТО более 2% ВВП.
Долгая дорога в НАТО
Официальные отношения между НАТО и Украиной начались в 1991 г., а в 1994 г. Украина стала первым государством — членом СНГ, присоединившимся к программе «Партнерство ради мира».
9 июля 1997 г. в Мадриде президент Украины Леонид Кучма и главы государств и правительств стран НАТО подписали «Хартию об особом партнерстве» между НАТО и Украиной, в соответствии с которой была создана комиссия НАТО — Украина.
В мае 2002 г. власти Украины поставили цель в будущем вступить в НАТО. Все это, как можно заметить, происходило при дружественном России президенте Кучме и отличных отношениях между государствами. А дело в том, что весь указанный период Россия шла по тому же пути, что и Украина.
Это было логичным продолжением стратегии, которая привела к ликвидации коммунизма и роспуску СССР, — встраивание России в Европу (Европа от Лиссабона до Владивостока) как сырьевого донора с ядерным зонтиком (концепция энергетической сверхдержавы), получающего взамен из Европы технологичные товары.
Идеологически эту стратегию выразил президент Чехословакии Вацлав Гавел на встрече с Михаилом Горбачевым в феврале 1990 г.:
«Надо ликвидировать раскол Европы и наметить новую систему безопасности, которая заменила бы нынешние противостоящие друг другу структуры... Варшавский договор и НАТО из военных образований превратились бы в политические, а в конечном счете слились бы в единую систему общеевропейской безопасности».
Встраивание в структуры НАТО виделось как путь в ЕС через «заднюю дверь». В рамках этих же надежд выстраивался и правящий класс новой России в виде т. н. сырьевого олигархата и госаппарата, создающего безопасные условия для его функционирования.
В 1991 г. Борис Ельцин заявил, что готов рассматривать вступление России в НАТО как «долгосрочную политическую цель». Параллельно с Украиной РФ включили в программу «Партнерство ради мира», а в 1997 г. создали совместный постоянный совет России с НАТО. Осуждаемая Западом война в Чечне на это никак не повлияла.
Долю недоверия в почти идиллические отношения внесли бомбардировки Югославии 1999 г. Россия не поддержала действия альянса, оказав Сербии помощь, в том числе гуманитарную, а Владимир Путин заявил о готовности России вступить в НАТО только в качестве полноправного участника.
© Алексей МайшевРоссия и Сербия — братья навсегда
Россия и Сербия — братья навсегда
Россия и Сербия — братья навсегда
Вторжение в суверенное государство без санкции ООН и арест к тому времени экс-президента Слободана Милошевича не могли не вызывать опасений. Тем более разгоралась Вторая чеченская.
Однако уже упомянутый Вацлав Гавел (автор термина «гуманитарные бомбардировки»), заявив в 2000 г. о необходимости прекращения войны в Чечне, потребовал от России определиться, с кем она, и выразил убеждение, что «молодой и здоровый» президент Владимир Путин сможет решить эту задачу.
После терактов в Нью-Йорке 2001 г. Россию стали заманивать в НАТО более активно. В 2002 г. создали совет Россия — НАТО, который занимался координацией борьбы с международным терроризмом (наконец-то найденной вместо СССР угрозой).
Гипотетическое вступление России в альянс называли единственным настоящим окончанием холодной войны, которая де-юре уже закончена, но де-факто продолжает проявляться в разногласиях по Балканам, расширению НАТО на восток, ратификации адаптированного Договора об обычных вооруженных силах в Европе и т. д.
НАТО получило бы четырех из пяти постоянных членов Совбеза ООН и противовес Германии в Европе.
В официальном дискурсе Россию называли неотъемлемой частью западной цивилизации, но испорченной десятилетиями коммунизма. Соответственно, разминалась тема необходимости «демократизации» и «декоммунизации» РФ ради интеграции в западные структуры.
Впрочем, то же самое происходило и в других постсоветских республиках. Россия и Украина относительно НАТО двигались параллельно, а в некоторые моменты Украина даже ориентировалась на РФ в плане скорости и успешности интеграции в Запад.
Мюнхенская речь Путина 2007 г. с критикой однополярного мира под контролем США и неприятием расширения НАТО на восток стала первым звоночком больших изменений. Речь на Западе восприняли двойственно — от вывода об «имперских амбициях» и необходимости расширения НАТО за счет Восточной Европы до предположений о некоем торге, в ходе которого Путин хотел бы получить заветное равноправное место для России в альянсе.
Все сомнения обнулил грянувший в 2008 г. всемирный экономический кризис. Издержки от усиления Европы путем интеграции туда России для США стали более значительными, чем усиление НАТО Россией.
По всей видимости, целесообразность интеграции России в Запад в тот момент была пересмотрена. Интеллектуалы заговорили о теории и практике «управляемого хаоса», которая во время кризиса позволит Соединенным Штатам, погружая другие страны в разнообразные конфликты (в т. ч. через «цветные революции») и снижая их уровень жизни, сохранять высокий уровень жизни у себя.
Пятидневная война в Грузии привела к временной остановке деятельности Совета Россия — НАТО, но в 2009 г. работа была возобновлена, а в 2010 г. на саммите в Лиссабоне альянс предложил России изучить возможность расширения сотрудничества в области ПРО, борьбы с терроризмом и пиратством.
Качели продолжали раскачивать — началась «арабская весна». Россия не воспрепятствовала свержению Каддафи, но заблокировала резолюцию Совбеза ООН по Сирии, постепенно ввязавшись в конфликт и остановив продвижение «управляемого хаоса» к среднеазиатским республикам, откуда он мог перекинуться в саму Россию.
© Андрей СтенинВооруженный сторонник ливийской оппозиции стреляет из автомата в плакат с изображением Муамара Каддафи в захваченном повстанцами городе Рас-Лануф на востоке страны.
Вооруженный сторонник ливийской оппозиции стреляет из автомата в плакат с изображением Муамара Каддафи в захваченном повстанцами городе Рас-Лануф на востоке страны.
Вооруженный сторонник ливийской оппозиции стреляет из автомата в плакат с изображением Муамара Каддафи в захваченном повстанцами городе Рас-Лануф на востоке страны.
Тем временем вполне в рамках стратегии по интеграции в НАТО и задолго до украинских инициатив комиссия Федотова — Караганова в СПЧ подготовила проект по тотальной «декоммунизации» России.
Но народный протест и события на Болотной площади 2011 г. («норковая революция», как говорила Ксения Собчак) заставили власти отказаться от этой идеи как от раскалывающей общество и способной привести к нестабильности. Путинская Россия окончательно стала врагом Запада.
«На благо нашего миллиарда граждан»
В 2014 г., после Майдана на Украине, вынудившего Россию к операциям в Крыму и в Донбассе, НАТО провел саммит в Ньюпорте, куда впервые после завершения холодной войны не пригласили российскую делегацию.
Там было решено создать оперативную группировку в Великобритании на случай нападения РФ на страны альянса. В ответ на это в России приняли новую военную доктрину, в которой объявили НАТО главной угрозой из-за приближения к границам РФ. На саммите НАТО в Варшаве в 2016 г. главной угрозой, соответственно, объявили Россию.
Тем временем в ЕС возродилась идея о создании европейской армии. В течение нескольких лет об этом регулярно говорили глава Еврокомиссии Юнкер, тогдашний министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен, канцлер ФРГ Ангела Меркель, позже президент Франции Эммануэль Макрон.
Меркель, прозрачно намекая на требования президента США Д. Трампа увеличить военные расходы на содержание Альянса, заявила, что «старые союзники ставят под вопрос наши основные ценности».
Кроме того, в медиадискурсе Трампа представили как «друга Путина», что, учитывая эскалацию на Украине, могло вызвать у европейских лидеров опасения в надежности американского военного «зонтика».
Но своеобразный бунт закончился ничем — подписание в 2017 г. документа о Постоянном структурированном сотрудничестве по вопросам безопасности и обороны (PESCO) и создание Европейского фонда обороны не превратилось в альтернативу НАТО, а стало лишь дополнением к существующей системе евроатлантической безопасности.
На саммите в Брюсселе в 2018 г. ЕС и НАТО договорились о тесном сотрудничестве, но с определенной долей автономии Евросоюза. Воинские формирования ЕС одновременно входили в состав сил универсального применения НАТО.
В феврале 2017 г., на фоне необходимости сотрудничать в Сирии и Ираке, военно-политические контакты между Россией и НАТО возобновились, но в 2018 г. вновь были заморожены.
Кроме того, 2018 г. стал годом, когда мировые экономисты заговорили о вновь надвигающемся кризисе. В конце года резко просели фондовые рынки, больше триллиона долларов потеряла пятерка крупнейших американских IT-компаний, ФРС стала поднимать базовую учетную ставку.
Торговая война, которую Трамп начал с Китаем, подстегнула кризис, инвесторы стали выводить капиталы из США в Азию, Африку, Латинскую Америку и постсоветские страны. Кроме того, ипотечный долг США, который запустил предыдущий кризис, побил рекорд 2008 г.
Логично, что в преддверии кризиса, на Лондонском саммите НАТО в 2020 г. впервые в качестве угрозы был обозначен Китай. Но пандемия коронавируса создала неожиданный хаос, быстро и глубоко просела экономика КНР, да и вообще страны столкнулись с проблемой, на фоне которой многое временно отошло на второй план.
Однако постепенно появились вакцины, пандемия стала утихать, а экономический рост, прежде всего, Китая — восстанавливаться.
Собравшись на саммит в Брюсселе в 2021 г., страны НАТО резюмировали: «Мы сталкиваемся с многогранными угрозами, системной конкуренцией со стороны напористых и авторитарных держав, а также с растущими вызовами безопасности для наших стран и наших граждан со всех стратегических направлений».
Речь шла, прежде всего, о России и Китае. И здесь очень важна агрессивная идеологическая формулировка:
«Государственные и негосударственные субъекты бросают вызов основанному на правилах международному порядку и стремятся подорвать демократию во всем мире».
Весной 2022 г. рухнул 16-й по величине американский Silicon Valley Bank, финансировавший высокотехнологичные стартапы Кремниевой долины. За ним посыпались аналогичные по направленности Signature Bank и Silvergate Capital, а в начале того же года Россию спровоцировали на развертывание специальной военной операции на Украине.
Санкции и опасность эскалации конфликта привели к массовому бегству капиталов (прежде всего европейских) в США, Соединенные Штаты получили европейский газовый рынок.
После начала СВО на Мадридском саммите в 2022 г. была принята новая стратегическая концепция, согласно которой НАТО отказывается от партнерства с Россией, Россия официально провозглашается «наиболее значительной и прямой угрозой безопасности государств — членов НАТО, а также миру и стабильности в Евро-Атлантическом регионе», а цели Китая «бросают вызов нашим интересам, безопасности и ценностям».
Страны, входящие в программу НАТО "Партнерство ради мира"
Страны, входящие в программу НАТО Партнерство ради мира
Страны, входящие в программу НАТО "Партнерство ради мира"
Концепция основывается на примитивной ценностно-идеологической модели «демократия против авторитаризма», где альянс защищает демократию.
В такой парадигме сочетание военных, санкционных и дипломатических методов должно привести к созданию в «авторитарных» странах такой власти, которая была бы готова отказаться от суверенитета в пользу «международных норм и правил», за которыми считываются нормы и правила американского правящего класса.
Как говорил председатель объединенного комитета начальников штабов НАТО генерал Марк Милли, Россия и Китай «полны намерений изменить современный порядок, построенный на правилах».
По словам же госсекретаря США Энтони Блинкена, «мы должны укреплять основанный на правилах порядок, которому Китай бросает вызов». Порядок, основанный на правилах — синоним либерального мирового порядка, или «конца истории» философа Фрэнсиса Фукуямы.
Затянувшаяся спецоперация России на Украине позволила американцам доломать европейскую фронду.
10 января 2023 г. генеральный секретарь НАТО Столтенберг, председатель Еврокомиссии фон дер Ляйен и глава Евросовета Шарль Мишель подписали в Брюсселе третью по счету Декларацию о сотрудничестве между Евросоюзом и НАТО, которая откладывалась из-за напряженности в отношениях между Турцией и Кипром, а также противоречий между Турцией и НАТО по вопросу вступления Швеции и Финляндии в альянс.
В Декларации содержится призыв к максимально полному участию союзников по НАТО, которые не являются членами ЕС, в его инициативах, а также к максимально полному участию членов ЕС, которые не являются частью Североатлантического союза, в его инициативах.
Союзники должны мобилизовать политические, экономические и военные инструменты «для достижения наших общих целей на благо нашего миллиарда граждан». Так военные структуры ЕС окончательно подчинились США.
ВЫВОДЫ
  • НАТО — наибольшая в мире военная система с вертикальной подчиненностью, осложненной горизонтальными отношениями между государствами — членами альянса.
  • Главенствующую роль в военном оснащении, финансировании и управлении НАТО играют США. Фактически НАТО является военным инструментом политики Соединенных Штатов. Роль остальных членов организации, не имеющих независимой армии, — быть форпостом в реализации стратегических интересов США.
  • Кроме непосредственно членов НАТО, альянс имеет союзников на востоке (Япония, Австралия, Южная Корея), а также среди формально нейтральных стран. Численность участников этой коалиции вдвое превосходит численность стран — членов НАТО.
  • Сегодня НАТО снова, как в эпоху холодной войны, оправдывает свое существование, которое ставилось под сомнение некоторое время назад в связи с отсутствием противника в лице СССР, наличием российской и китайской угрозы.
  • Новая стратегия НАТО надолго запускает холодную войну 2.0, гонку вооружений и медийную демонизацию России и Китая. Снова возрастает угроза ядерной войны.
  • Приближение военной инфраструктуры НАТО к российской территории говорит об угрозе нанесения молниеносного удара без применения ядерного оружия.
  • В случае эскалации конфликта на Украине в военные действия вместо НАТО могут вступить отдельные страны под флагом Евросоюза. Столкновение ЕС и РФ ослабит обоих конкурентов Соединенных Штатов.
  • К сегодняшнему дню Россия оказалась в той же политической конфигурации, что и к моменту перестройки, только с более масштабными санкциями, более слабой экономикой, меньшей армией, отсутствием реальных военных союзников, без буфера перед НАТО и с единственной надеждой на сотрудничество с гораздо более сильным Китаем. Сегодня, в отличие от холодной войны XX века, войска НАТО находятся в 19 странах, которые включают бывшие страны Варшавского Договора и бывшие советские республики. Никакой Европы от Лиссабона до Владивостока не получилось, а получился двуполяный американо-китайский мир, где Россия должна встраиваться в один из полюсов. Причем выбора, в какой именно, тоже нет. Как говорил Збигнев Бжезинский, «у России в буквальном смысле слова нет выбора. Соперничать с Америкой было бы бесполезно, а заключить союз с Китаем означало бы подчиниться ему».

Армии НАТО. Цена войны

Сравнительный анализ ВПК и военных бюджетов стран-участниц НАТО и России
(вторая часть доклада)
Война — это продолжение политики иными средствами. Под «иными средствами» подразумевается продукция военно-промышленного комплекса, который опирается на общую экономическую базу стран — участников конфликта.
Данная глава посвящена сравнительному анализу ВПК и военных бюджетов стран — участниц НАТО и России.

«Мы должны вместе продолжать больше и более эффективно инвестировать в НАТО. Только работая вместе в рамках сильной НАТО, Северная Америка и Европа могут обеспечить безопасность миллиарда наших граждан в более опасном мире».

Йенс Столтенберг, генсек НАТО

США, Китай и Россия, по данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), выделяют на ВПК 56% от общемировых затрат по этой статье расходов.
В 2022 г. военный бюджет США составлял 877 млрд долларов — это 39% от мировых военных расходов и в три раза больше аналогичных расходов Китая, занимающего второе место в рейтинге.
Россия, по открытым на сегодняшний день данным, тратит всего 86,4 млрд — в 10 раз меньше одних только Соединенных Штатов, не говоря о совокупных бюджетах всего НАТО.
2% войны
На саммите НАТО 2014 г. в Уэльсе в связи с событиями в Крыму и в Донбассе страны альянса решили в течение 10 лет довести свои военные бюджеты как минимум до 2% ВВП. Такое требование выдвинули Соединенные Штаты, и оно было принято.
Также под давлением США были отвергнуты инициативы получения приоритета в военных заказах европейскими оборонными компаниям, и все обязались тратить более 20% своих военных бюджетов на закупку американской военной техники и вооружений.
Однако несмотря на то, что суммарный военный бюджет НАТО к 2021 г. превысил 1 трлн евро, задачу валлийского саммита выполнила меньшая часть стран альянса.
На аргументы о том, что такие военные расходы могут быть чрезмерными из-за экономического ущерба, причинённого пандемией коронавируса, генсек НАТО Йенс Столтенбергзаявил, что все же ожидает выполнения договоренностей 2014 г. и требует от всех активного участия в военных операциях.
Даже для присоединившейся к НАТО лишь в 2020 г. Северной Македонии не было сделано никаких поблажек — довести военный бюджет до 2% ВВП безоговорочно. Кроме того, Столтенберг потребовал от европейских стран, в которых размещены контингенты НАТО, хотя бы частично оплачивать «услугу».
«Сейчас страны, которые участвуют в размещении боевых групп НАТО в странах Прибалтики и в Польше, покрывают практически все расходы самостоятельно.
Мое предложение в рамках концепции "НАТО-2030", и было бы честно, если бы страны, направившие войска, не несли все расходы сами, а получали что-то взамен. То есть страны НАТО должны вместе покрывать свои расходы. Это причина, по которой я предлагаю увеличить финансирование деятельности по сдерживанию и обороне, такой как служба боевых групп, из бюджета НАТО», — заявил он.
Иначе говоря, Соединенные Штаты захотели, чтобы пребывание их войск в Восточной Европе оплачивали сами страны Восточной Европы. Для начала хотя бы частично.
Восточноевропейская угроза
По оценкам SIPRI Европейские военные расходы в 2022 г. увеличились на 13% и достигли 480 млрд долл. Это самый высокий рост за последние 30 лет.
Военные расходы государств Центральной и Западной Европы составили 345 млрд долларов. В реальном выражении расходы этих государств впервые превысили показатели конца холодной войны, и выросли на 30% относительно 2013 года. Среди стран ЕС самые значительные изменения в военном бюджете у Финляндии (36%), Литвы (27%), Швеции (12%) и Польши (11%).
Однако по результатам 2022 г. только семь из тридцати стран НАТО увеличили оборонные бюджеты до оговоренного в Уэльсе уровня: Греция (3,54%), США (3,46%), Литва (2,47%), Польша (2,42%), Великобритания (2,16%), Эстония (2,12%), Латвия (2,07%).
Самая экономически успешная страна Евросоюза, Германия, довела военный бюджет лишь до 1,49%. На последних местах, как обычно, оказались Испания (1,09%) и Люксембург (0,62%).
Причем если повышенный милитаризм Польши и стран Балтии можно связать с антироссийской политикой, то дела Греции касаются исключительно ее неразрешенного территориального конфликта с другим членом НАТО — Турцией.
Причем в конце лета 2022 г. дело чуть не дошло до прямого военного столкновения, когда во время выполнения турецкими F-16 задач НАТО в воздушном пространстве над Эгейским морем истребители были «захвачены на радар» ЗРК С-300 ВВС Греции на острове Крит.
Президент Турции Эрдоган даже сказал, что Греция заплатит «тяжелую цену», если «пойдет дальше». Ситуацию, естественно, замяли, поскольку западные интеллектуалы недвусмысленно объяснили: даже небольшое столкновении Греции и Турции может привести к развалу НАТО, а для США такая ситуация недопустима.
Вывод, который можно сделать из этой ситуации, заключается в том, что Западная Европа (кроме Великобритании) готова всячески помогать Украине, но желательно не за счет своего благополучия, в Южной Европе свои проблемы, которые превалируют над украинским вопросом, а вот Восточная Европа — тот самый регион, который может быть использован Соединенными Штатами для непосредственного столкновения с Россией в случае поражения Украины.
Эту мысль подтверждают результаты выполнения валлийских договоренностей в 2023 г.
По данным Мюнхенского института экономических исследований (Ifo), первое место по военным расходам в отношении собственного ВВП заняла Польша, увеличившая свои военные расходы с 2021 г. на 152%.
Всего же количество членов НАТО, увеличивших военные бюджеты до 2% ВВП, выросло до 11 стран. Это только треть участников альянса, но число растет.
Итак, Польша в текущем году истратит на оборону 4,3% ВВП. На втором месте — США с 3,3%, на третьем — Греция с 3,1%. 2% и более истратят граничащие с Россией Эстония, Литва, Латвия и Финляндия, а также Румыния, Венгрия, Великобритания и Словакия. Швеция — кандидат на вступление в НАТО — потратит на оборону 1,4% от ВВП.
На последнем месте прогнозируемо находится Люксембург (0,7%). Интереснее же всего поступила Германия. В относительных величинах ее затраты увеличились до 1,6%, но в абсолютных — это на 17 млрд евро меньше целевого показателя в 2%, самое большое отставание среди всех стран НАТО.
© Ирина Горбунова, Валерия ЕмельяноваОборонные расходы в мире в 2022 году
Оборонные расходы в мире в 2022 году
Оборонные расходы в мире в 2022 году
Украинский кулак НАТО
Самой милитаризированной страной стала Украина. Не имея для этого собственных ресурсов, в 2022 г. она нарастила военные расходы на 640%, что, по данных SIPRI, стало наибольшим годовым увеличением в отдельной стране, начиная с 1949 г.
Военные расходы Украины составили 34% ВВП страны (против 3,2% в 2021 году) и достигли 44 млрд долл. Это половина от предполагаемых российских расходов на оборону.
Тройка топ-доноров, оказавших самую большую финансовую военную помощь: США — 19,9 млрд долларов, Великобритания — 2,5 млрд долларов, Германия — 2,0 млрд долларов.
Вклад в военный бюджет Украины внесли более 20 стран, но не все их них опубликовали данные о точных суммах. Тем не менее предполагается, что в 2022 году Украине на военные нужды перечислили не менее 30 млрд долларов.
В 44 млрд долларов военного бюджета Украины не включена стоимость переданной ей военной техники, которая без сомнений составляет огромные суммы.
19,9 млрд долларов от США — самый большой объем военной помощи, предоставленной за год любой страной одному бенефициару со времен холодной войны. При этом он составил всего 2,3% от общих военных расходов США, т. е. для американской экономики такое увеличение нагрузки не чрезмерно.
Не чрезмерно это и в плане внутренней стабильности. Так, социологические опросы, проведенные Центром Pew Research в 2022 г., показали беспрецедентную поддержку НАТО в опрашиваемых фокус-группах из числа граждан ЕС и США.
Результаты опроса среди жителей 11 стран — участниц НАТО выявили позитивное отношение к альянсу у 65% респондентов против 26%, высказавших свое неодобрение его политикой. В таких странах, как Нидерланды, Великобритания и Германия, в поддержку НАТО высказалось 7 из 10 опрошенных, а в Польше таковых оказалось почти 9 из 10, или 89%.
Мало того, результаты исследования настроений общественности в странах НАТО, проведенного Управлением общественной дипломатии альянса накануне саммита в Мадриде (2022), показали, что жители ЕС и США готовы к определенным ограничениям, без которых трудно представить процесс милитаризации, — новые налоги или растущие расходы на оборону.
К примеру, 38% опрошенных выступили в поддержку оборонных расходов на имеющемся уровне, а 40% и вовсе высказались за их увеличение.
Между тем военные расходы России выросли, по оценкам экспертов, на 9,2% и достигли 86,4 млрд долл. Это эквивалентно 4,1% ВВП России в 2022 году по сравнению с 3,7% ВВП в 2021 году.
Однако SIPRI признала, что данные могут быть неточными в силу малого количества официальной информации от российских властей. Эксперты SIPRI указывают, что разница между бюджетными планами России и ее фактическими военными расходами в 2022 г. может говорить о том, что СВО «обошлась России гораздо дороже, чем она ожидала».
ВПК. Рынок против госмонополии
Главный тренд в ВПК/ОПК последних десятилетий — укрупнение компаний — производителей вооружений. Однако это укрупнение в США/ЕС и России сильно отличалось.
В США и ЕС происходила корпоратизация: через сделки слияния и поглощения количество экономических субъектов в ВПК США сократилось с 51 компании в начале 1990-х до 5 крупных корпораций в наши дни.
Аналогичные процессы протекали в ЕС, но там они были трансграничными: Airbus объединил авиакосмические предприятия стран — членов объединения, немецкий производитель бронетехники Krauss-Maffei Wegmann (выпускает танки «Леопард») объединился с французской компанией Nexter (производит танки «Леклерк»), а немецкий Rheinmetall поглотил британскую BAE Systems.
В России же — несмотря на то что ключевым производителем вооружений является корпорация «Ростех» — объединение разрозненных предприятий ОПК происходило не на рыночных основах (через слияния и поглощения), а в административном порядке со 100%-м сохранением государственного контроля над предприятиями ОПК.
Поэтому, несмотря на формально единую организационно-правовую форму корпораций, сущность «Ростеха» и его иностранных конкурентов отличается. Rheinmetall, Boeing и другие корпорации ВПК недружественных стран являются классическими рыночным корпорациями, где функции собственника и управления разделены.
«Ростех», 100% акций которого владеет Росимущество, является скорее квазиминистерством, а не рыночной корпорацией. Впрочем, стоит отметить, что не все производители вооружений в странах ЕС являются публичными компаниями: в Польше оружие производит государственная холдинговая компания Polish Armaments Group, а в Чехии — частная, но не публичная, Czechoslovak Group.
Как следствие, подходы к управлению ВПК недружественных стран и ОПК России разнятся.
Во-первых, российский ОПК примерно с июня-июля 2022 г. переведен в мобилизационный режим работы, так как «Ростех» подконтролен властям. Корпорации же ВПК недружественных стран управляются менеджерами, которые подотчётны акционерам.
Как следствие — ВПК стран ЕС в мобилизационный режим работы не переведен даже спустя год после начала СВО.
Во-вторых, менеджеры «Ростеха» лишь де-юре являются работникам госкорпорации, де-факто они куда ближе к чиновникам, чем их коллеги из Boeing. Поэтому скорость исполнения поручений от власти в ОПК РФ куда выше, чем в ЕС или США.
Во-вторых, «Ростеху» как госкорпорации, в отличие от условного Lockheed Martin, не нужно оглядываться на акционеров — акционером «Ростеха» является государство. Поэтому образ мышления у менеджеров отечественного ОПК отличается от образа мысли их корпоративных конкурентов.
Для последних важен рост котировок акций (от них зависит будущее менеджеров, их оклады и бонусы), что вынуждает регулярно публиковать отчёты, избегать любых действий, которые могут подорвать веру акционеров в компанию, а также ставит в качестве приоритета вопросы финансового благополучия компаний, а не их долгосрочных планов развития.
Как следствие — сокращение издержек путём закрытия невостребованных производств, консервация производственных линий. Для российских управленцев от ОПК приоритетом является исполнение государственной программы вооружений, а также иных распоряжений правительства.
© РИА Новости24 октября 2022. Заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев во время посещения ОАО "НПК "Уралвагонзавод" в Нижнем Тагиле.
24 октября 2022. Заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев во время посещения ОАО НПК Уралвагонзавод в Нижнем Тагиле. - РИА Новости, 1920, 13.06.2023
24 октября 2022. Заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев во время посещения ОАО "НПК "Уралвагонзавод" в Нижнем Тагиле.
С другой стороны, большой проблемой российского ОПК остаются банкротства и коррупция.
Так, осенью 2022 г. к премьер-министру Михаилу Мишустину и главному военному прокурору Валерию Петрову обратился депутат Госдумы Сергей Мироновс предложением остановить банкротство 15 предприятий ОПК, из которых 12 к тому времени уже были признаны банкротами, в отношении одного в марте 2022 г. ввели наблюдение, а одно самостоятельно перешло в стадию ликвидации в июле 2022 г.
В мае этого года глава Следственного комитета Александр Бастрыкин заявил, что корпорации массово допускают коррупцию при выполнении гособоронзаказов:
«Очень много мошеннических схем реализуется даже в сфере оборонной промышленности. В это тяжелое для страны время, выполняя оборонзаказ, нашими корпорациями допускаются факты коррупции и воровства. Дальше уже просто ехать некуда».
Кто быстрее?
В качестве важнейшего отличия в работе западного и российского оборонных комплексов стоит отметить разное отношение властей к угрозам безопасности.
ЕС свою оборону делегировал США и блоку НАТО, сократив расходы на армию и ВПК до минимальных значений: как мы уже писали, из 30 стран НАТО лишь треть тратит на армию и ВПК больше 2%. В России на оборонные расходы направляется около 2,5% ВВП, а с учётом секретных статей расходов федерального бюджета (от 15% до 30% в зависимости от года) и того больше.
При этом Россия к модернизации ВС полноценно приступила с 2009 г., когда начались работы над государственной программой вооружения (ГПВ) до 2020 г., принятие до этого времени не исполнялись ввиду недофинансирования.
В странах НАТО подобных комплексных программ нет в силу иным механизмов управления армиями стран — членов объединения.
Как следствие, ВПК ЕС сидел на голодном пайке, сократив производственные мощности, и приспособился работать по принципу just-in-time production, то есть производства с нулевым уровнем запасов. Поэтому мобилизационные резервы ВПК США и ЕС серьёзно ограничены.
Резко нарастить объёмы производства вооружений и боеприпасов ВПК стран G7 просто неспособен, в том числе по организационным причинам.
Управление российским ОПК (как и американским) централизовано, тогда как европейским — децентрализовано. ОПК РФ и ВПК США являются национальными промышленными комплексами, а ВПК ЕС — транснациональным.
Управлять предприятиями в одной стране куда проще, чем предприятиями, разбросанными по разным странам, особенно если при этом ещё и приходится налаживать взаимодействие между национальными правительствами и Еврокомиссией.
В частности, корпорации в ЕС и США требуют подписания многолетних контрактов на производство вооружений, без чего они отказываются приступать к расширению производства, тогда как бюрократия подписывать такие контракты не спешит. Поэтому при масштабировании производства ЕС столкнётся с массой бюрократических проблем, которые в США и России уже давно решили.
Кроме того, в России есть ещё специфические институты, созданные для решения проблем с реализацией ГПВ, например военно-промышленная комиссия (включая созданный недавно президиум).
Сравнительная характеристика ОПК РФ и ВПК стран G7
Сравнительная характеристика ОПК РФ и ВПК стран G7
Сравнительная характеристика ОПК РФ и ВПК стран G7
Таким образом, у ОПК России есть определённое временное преимущество перед ВПК стран — союзников Украины при наращивании объёмов производства вооружений и боеприпасов, а ОПК РФ, в отличие от ВПК стран G7, быстрее перешёл в мобилизационный режим.
ВЫВОДЫ:
  • Общие американо-европейские военные расходы превышают 1 трлн долларов. Такого экономического ресурса для ведения войны у России нет даже в перспективе.
  • США, при несопоставимо больших общих доходах, тратит на оборону меньшую долю ВВП, чем Россия. Такие затраты почти не отражаются на внутренней жизни Соединенных Штатов.
  • Учитывая финансовую, материально-техническую и иную помощь со стороны НАТО, военные расходы Украины могут быть сопоставимы с российскими.
  • Российский ОПК переведен в мобилизационный режим работы благодаря непосредственной подконтрольности властям. ВПК европейских стран НАТО в мобилизационный режим работы не переведен даже спустя год после начала СВО.
  • Из-за децентрализации при масштабировании производства ЕС столкнётся с массой бюрократических проблем, которые в США и России уже давно решили. В краткосрочной перспективе это дает России некоторое преимущество.
  • В отличие от стран НАТО, для которых увеличение военных бюджетов из-за ситуации на Украине значительно, но не катастрофично, в отличие от Украины, которая больше не имеет своей экономики и функционирует на средства западных доноров, Россия, имеющая несопоставимо меньший военный бюджет, вынуждена увеличивать расходы за счет развития. В долгосрочной перспективе шансы на победу при отсутствии кардинальных изменений в организации российской экономики и отсутствии прямых иностранных союзников (кроме Белоруссии) видятся минимальными.

Армии НАТО. Людские ресурсы

Сравнительный анализ мобилизационных возможностей стран — участниц НАТО и России
(третья часть доклада)
Численность вооруженных сил должна определяться, исходя из объективных условий существования государства, его места и роли в мировом сообществе, системе международных отношений.
Данная глава исследования Украина.ру посвящена сравнительному анализу мобилизационных возможностей стран-участниц НАТО и России.

«Конечно, люди не хотят войны. Зачем какому-то бедолаге с фермы рисковать своей жизнью на войне, когда лучшее, что он может получить от нее, — это вернуться на свою ферму целым и невредимым... Людей всегда можно заставить подчиниться приказам лидеров. Это легко. Все, что вам нужно сделать, это сказать им, что на них нападают, и осудить пацифистов за отсутствие патриотизма и за то, что они подвергают страну опасности. Это работает одинаково в любой стране».

Герман Геринг, из книги Густава Гилберта «Нюрнбергский дневник»

Мобилизационные возможности государства — это людские и материальные ресурсы, которые государство может привлечь для мобилизационного развёртывания вооружённых сил и полноценного обеспечения нужд фронта и тыла, в процессе перевода экономики с мирного на военное положение.
В основе мобилизационных возможностей государства стоит людской ресурс — количество населения, которое государство при необходимости может мобилизовать в ВС.
Минимальный уровень мобилизационного потенциала государства для мирного времени, то есть численность ВС, обычно составляет 0,5—1 % от общей численности населения страны.
Некоторые военные эксперты, в случае начала широкомасштабных боевых действий, оценивают необходимый уровень мобилизационного потенциала в 10—20%.
В статье «К новому облику ВС РФ» генерал-полковник А. Рукшин, бывший начальник ГОУ ГШ ВС РФ (2001—2008 гг.) утверждает, что численность ВС должна определяться исходя из «объективных условий существования государства, его места и роли в мировом сообществе, системе международных отношений».
Действующие армии
НАТО. По личному составу мощь военного блока НАТО превосходит войска РФ несмотря на то, что большинство государств-членов НАТО содержат относительно небольшие по численности ВС (до 200-300 тыс. человек). Впрочем, ВС Великобритании, Германии, Франции и др. обладают солидным потенциалом вооружения и высокой боеспособностью.
По данным портала Global Firepower (GFP), общая численность войск НАТО составляет 3,4 млн человек, резервных войск — 2,6 млн человек и 750 тыс. человек в военизированных формированиях. Armedforces.eu пишет о 3,1 млн в действующей армии и 1,8 млн человек в резерве, однако у них не хватает данных по части стран НАТО.
Во главе НАТО —сильнейшая армия мира. На США приходится практически 1,4 млн солдат и офицеров в действующей армии. На все европейские страны — члены альянса вместе взятые — 1,9 млн человек.
Самые крупные вооруженные силы в Европе — у Турции (425 тыс.), Франции (205 тыс.), Великобритании (194 тыс.), Германии (184 тыс.), Италии (170 тыс.), Румынии (130 тыс.), Испании (120 тыс.), Греции (120 тыс.) и Польши (120 тыс.).
На пресс-конференции Военного комитета НАТО в Таллине 17 сентября 2022 г. председатель адмирал Роб Бауэр заявил, что «есть 3,2 миллиона военнослужащих (скоро их станет больше), которые сделают всё возможное, чтобы защитить каждый дюйм территории союзников и каждого из 1 миллиарда граждан, живущих на территории союзников».
Слова об увеличении численности имели отношение к ожидаемому на тот момент присоединению к НАТО Финляндии с её действующей армией в 24 тыс. человек и Швеции — 16 тыс. человек. На сегодня Финляндия уже вступила в НАТО.
Украина не является членом НАТО, однако действует фактически под его прямым управлением. По данным GFP, армия Украины насчитывает примерно 500 тыс. человек, включая резервные войска, а по данным Armedforces.eu — 700 тыс. человек в действующей армии и 1 млн в резерве.
Как сообщал министр обороны Украины Алексей Резников, весной 2022 г. численность ВСУ составляла около 1 млн. Туда включены все силовые структуры — пограничная службы, полиция и отряды территориальной обороны.
Количество кадровых и мобилизованных солдат ВСУ оценивалось в 700 тыс. человек. О такой же цифре в мае 2022 г. заявлял Зеленский. Конечно, с тех пор ВСУ понесли большие потери, но и мобилизация продолжается.
Если прибавить к 3,2 млн военнослужащих НАТО, о которых говорил Бауэр, численность ВСУ даже в 700 тыс. человек, получается 3,9 млн человек на стороне НАТО.
© РИА НовостиЦеремония передачи полномочий между американскими подразделениями из состава международной тренировочной миссии JMTG-U ("Объединенная многонациональная тренировочная группа – Украина") в Международном центре миротворчества и безопасности Национальной академии сухопутных войск имени гетмана Петра Сагайдачного. Деятельность группы заключается в подготовке подразделений ВС Украины согласно стандартов и принципов НАТО.
Церемония передачи полномочий между американскими подразделениями из состава международной тренировочной миссии JMTG-U (Объединенная многонациональная тренировочная группа – Украина) в Международном центре миротворчества и безопасности Национальной академии сухопутных войск имени гетмана Петра Сагайдачного. Деятельность группы заключается в подготовке подразделений ВС Украины согласно стандартов и принципов НАТО.  - РИА Новости, 1920, 13.06.2023
Церемония передачи полномочий между американскими подразделениями из состава международной тренировочной миссии JMTG-U ("Объединенная многонациональная тренировочная группа – Украина") в Международном центре миротворчества и безопасности Национальной академии сухопутных войск имени гетмана Петра Сагайдачного. Деятельность группы заключается в подготовке подразделений ВС Украины согласно стандартов и принципов НАТО.
В составе войск НАТО есть т.н. объединенная оперативная группа повышенной готовности (Very High Readiness Joint Task Force, VJTF), которая предназначена для развертывания в зоне конфликта в первые пять дней.
Численность VJTF составляет 11,5 тыс. человек. В группировку входят девять стран (Бельгия, Чехия, Латвия, Литва, Люксембург, Германия, Нидерланды, Норвегия, Словения). Подразделение создано в 2014 г. в ответ на присоединение Крыма к России и после начала вооруженного конфликта на Донбассе и, по сообщению Spiegel, являются центральным элементом стратегии сдерживания против России.
В ответ на российскую военную операцию на Украине НАТО в феврале 2022 г. развернула отдельные подразделения группы повышенной готовности в Румынии.
В настоящее время VJTF является частью сил кризисного реагирования НАТО NRF, общая численность которых составляет около 40 тыс. военнослужащих.
Впрочем, у формирования VJTF скорее демонстративное значение. Основная угроза для России заключается скорее в увеличении присутствия в Европе американских войск, а также в развёртывании крупных соединений и тяжёлой техники вблизи российских рубежей.
Так, в рамках «крупнейшей реорганизации коллективной обороны и сдерживания со времён холодной войны» в НАТО заявляли о намерении нарастить численность сил, находящихся в состоянии повышенной боевой готовности, с 40 тыс. до более чем 300 тыс. человек к 2023 г.
Россия. Общая протяжённость границ России огромна — 60 933 км. Поэтому в вопросе размера армии Россия не может ориентироваться на другие государства, особенно на государства блока НАТО (кроме США), которые могут позволить себе содержать относительно небольшие ВС.
Однако дело не столько в численности, а в реальном боевом потенциале. Потребность страны в численности ВС обратно пропорциональна их реальным боевым возможностям.
Потенциал же боеспособности частей не может быть достаточным без оснащения их современными высоко эффективными видами вооружений, военной и спецтехники. Недостающие боевые возможности ВС, связанные с их численностью и состоянием боеспособности кадровой армии, вынужденно компенсируются за счет всеобщей мобилизации (многомиллионного мобилизационного резерва).
Согласно указу президента РФ Владимира Путина от 25 августа 2022 г. (вступил в силу с 1 января 2023 г.) численность ВС России определена в 2 039 758 человек, в том числе 1 150 628 военнослужащих.
21 декабря 2022 г. Путин поддержал высказанные министром обороны Сергеем Шойгу предложения по реформированию ВС. Глава оборонного ведомства предложил увеличить численность ВС РФ до 1,5 млн человек с нынешних 1 150 628, в том числе служащих по контракту — до 695 тыс. человек.
По словам Шойгу, это необходимо «для гарантированного решения задач по обеспечению военной безопасности РФ».
Учитывая, что на сегодня штатная численность ВС РФ должна составлять 1 150 628 военных, а на стороне НАТО с Украиной — 3,9 млн человек, то сторона альянса численно превосходит силы РФ практически в 3,5 раза.
При этом, сейчас Россия противостоит примерно одной пятой от человеческой мощи альянса и союзных ему сил.
© РИА Новости . Григорий СысоевМинистр обороны РФ Сергей Шойгу и главнокомандующий сухопутными войсками РФ Олег Салюков на параде в Москве, посвященном 78-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.
Министр обороны РФ Сергей Шойгу и главнокомандующий сухопутными войсками РФ Олег Салюков  на параде в Москве, посвященном 78-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.  - РИА Новости, 1920, 13.06.2023
Министр обороны РФ Сергей Шойгу и главнокомандующий сухопутными войсками РФ Олег Салюков на параде в Москве, посвященном 78-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.
Маловероятно, что НАТО станет использовать все свои ресурсы в возможном конфликте. Так, GFP предполагает, что метод определения теоретической боевой мощи НАТО выходит за рамки простого сложения всех ресурсов всех государств-членов и ни одна страна не сможет / не захочет задействовать все свои фактические, доступные боевые силы в сценарии масштабной войны.
Вместо этого GFP предлагает использовать подход, который предусматривает примерно 25-процентный вклад по каждой категории от каждой страны альянса.
В этом случае, аналитики GFP предполагают, что НАТО сможет вовлечь в противостояние около 1,5 млн человек от общей численности действующей и резервной армии в 6 млн человек. Они также считают, что Россия сможет предоставить лишь 75% от всех имеющихся ресурсов для противостояния, что в размере армии в их расчетах выражается в 810 тыс. человек.
Это означает двукратное преимущество сил НАТО над РФ (без учета ВСУ).
Организованный мобилизационный резерв
Резервистами, или военно-обученным мобилизационным резервом, называются военнообязанные граждане государства, которые подлежат мобилизации при необходимости и не входят в состав постоянных ВС.
Резервисты привлекаются, когда в стране проходит мобилизация на тотальную войну или против военного вторжения. Наличие резерва позволяет сократить военные расходы в мирное время при сохранении ВС в боевой готовности.
Однако в современных условиях быстрое развертывание мобилизованных может давать незначительный боевой потенциал, поскольку малоэффективным является оснащение их как старым вооружением, так и сложным современным, которым они не обучены пользоваться.
Увеличить реальный боевой потенциал ВС путем мобилизации тем более невозможно при неудовлетворительном состоянии мобилизационных ресурсов (запасов ВВСТ, материальных средств и низком качестве приписного состава).
GFP указывает на наличие у НАТО 2,6 млн резервистов (2,15 млн в Европе), а Armedforces.eu — 2,75 млн резервистов (1,9 млн в Европе). Следует обратить внимание на увеличение общего количества резервных войск НАТО практически на треть благодаря вовлечению Финляндии — с 1,7 млн до 2,6 млн человек.
В Финляндии всеобщая мужская воинская повинность и, при небольшом населении в 5,6 млн человек, около 900 тыс. чел. прошли военную подготовку и при необходимости могут быть призваны.
В России мобилизационных резерв называют «барсики», или БАРС — боевой армейский резерв специальный. Депутат Андрей Картаполов оценивал количество резервистов в 2 млн человек.
Однако военный обозреватель «Комсомольской правды» Виктор Баранец отмечал, что численность БАРС — это военная тайна, подчёркивая, что их точно «не 2 млн», в противном случае «их было бы в два раза больше общей численности российской армии» и в таком случае, по мнению Баранца, «никакая частичная мобилизация стране не понадобилась бы».
© РИА Новости . Кирилл БрагаЛюди встречают раненого старшего прапорщика-добровольца из отряда "Барс-14" Олега Диденко, вернувшегося из зоны СВО для прохождения курса реабилитации, на вокзале в Волгограде.
Люди встречают раненого старшего прапорщика-добровольца из отряда Барс-14 Олега Диденко, вернувшегося из зоны СВО для прохождения курса реабилитации, на вокзале в Волгограде. - РИА Новости, 1920, 13.06.2023
Люди встречают раненого старшего прапорщика-добровольца из отряда "Барс-14" Олега Диденко, вернувшегося из зоны СВО для прохождения курса реабилитации, на вокзале в Волгограде.
GFP оценивает количество резервных войск РФ в 250 тыс. человек, а Armedforces.eu указывает данные, аналогичные данным, озвученным Картаполовым, — 2 млн человек.
Территориальная оборона
Территориальная оборона — особый вид резерва, который обычно применяется лишь в случае военного вторжения с целью противодействия десантно-диверсионным силам противника.
ТрО есть у таких стран НАТО как Великобритания, Германия, Дания, Латвия, Литва, Норвегия, Польша, США, Финляндия, Швеция, Эстония.
В России Штаб территориальной обороны создан в декабре 2022 г. В настоящее время решается вопрос вооружения подразделений для эффективной защиты приграничных областей.
Украина также использует войска ТрО и имеет наиболее масштабный опыт их использования в современных войнах. В феврале 2022 г. Владимир Зеленский поставил задачу увеличить Силы ТрО Украины до 2 млн человек. Это не удалось, однако удалось привлечь почти 200 тыс. человек в тероборону Украины без отрыва от экономики.
В статье сотрудника украинского Национального института стратегических исследований (Департамент оборонной политики) на сайте британского аналитического центра RUSI указано, что «с начала полномасштабного вторжения силы территориальной обороны сыграли решающую роль в срыве российских планов».
«Украинская правда» в 2021 г. писала:
«Без поддержки НАТО у украинской армии в одиночку мало шансов защитить 2000 км границы с Россией. В случае, если российская армия вторгнется на какой-либо участок украинской территории, батальоны территориальной обороны мобилизуются в этом районе, создавая огромные препятствия и создавая угрозу значительных потерь для агрессора».
Закон «Об основах национального сопротивления», принятый в июле 2021 г., предусматривал, что ТрО могут выполнять как конкретные функции по защите тыла, так и «своевременное реагирование при принятии мер по защите территорий и населения в определенных местах, что допускает довольно широкое толкование», — пишет автор доклада.
В результате ТрО на Украине бросали даже на передовую без соответствующей подготовки.
Согласно докладу RUSI, ТрО сыграли важную роль в срыве первоначального российского плана. Руководство Украины упростило процесс вступления в ТрО — гражданам нужно было только предъявить удостоверения личности, чтобы вступить в ряды.
Это позволило ТрО завербовать около 110 000 человек к маю 2022 г. Кроме того, около 70 000 украинцев были частью 700 добровольных территориальных формирований. В целом, первые подразделения ТРО смогли присоединиться к сопротивлению через 3–4 часа после начала масштабной войны.
«По мере развертывания вторжения подразделения ТрО занимались сбором разведданных, пресечением попыток диверсий, уничтожением колонн материально-технического обеспечения и брошенной тяжелой техники.
Изолированное сопротивление ТрО в некоторых городских районах Украины вынудило Россию отвлечь ресурсы, необходимые для дальнейшего продвижения. Развертывание ТрО в первый месяц масштабной войны позволило организовать массовое национальное сопротивление и нанести противнику максимальные потери в людях/технике с самого начала», — говорится в статье RUSI.
Автор доклада считает, что «массовое децентрализованное сопротивление является таким же важным фактором в этом конфликте, как технологическое превосходство, которого Украине будет очень трудно достичь».
Модель ТрО предполагает быстрое вовлечение до 200 000 чел. и позволяет резервистам проходить необходимый режим базовой подготовки продолжительностью 120 часов в год, не отрываясь от активной экономической жизни. Автор резюмирует, что модель ТрО является эффективной с точки зрения «вложенные средства — достигнутые результаты».
Потенциальный мобилизационный ресурс
Под мобилизационным людским ресурсом имеются в виду «граждане, пребывающие в запасе и не входящие в состав резерва».
К вопросу расчета мобилизационного ресурса существуют различные подходы — учитывать военно-обученных, учитывать мужчин призывного возраста (с возможным его повышением, к примеру, до 60 лет в случае войны), приблизительные оценки в 10–20% от населения.
При этом нужно понимать, что чем больше людей задействовано в боевых действиях, тем больший ущерб наносится экономике. Все эти варианты могут давать лишь приблизительное представление о количестве человек, которые могут быть призваны в армию, потому что не учитывают демографическую ситуацию в странах, состояние здоровья потенциальных мобилизованных, их эффективность и боеспособность, не учитывают, что в армию могут добровольцами идти женщины и т. д.
Тем не менее оценка по любому из этих критериев может быть в некотором смысле иллюстративной. С той оговоркой, что в случае экзистенциальной угрозы какой-либо стране ни пол, ни возраст, ни состояние здоровья призывников могут не иметь значения.
Мобилизационный ресурс России в справочнике «Вооружённые силы СНГ и стран Балтии» 2009 г. оценивался в 31 млн человек. Население в 2009 г. было около 141,9 млн человек и 31 млн составлял примерно 22% от общего населения.
По словам Шойгу, на 2022 г. общий мобилизационный ресурс РФ достигает 25 млн человек (примерно 17% от всего населения). При этом министр обороны говорил о тех, «кто отслужил, тех, кто имеет боевой опыт, тех, кто имеет военную специальность», то есть о военнообученных.
Для иллюстрации: к началу 1945 г. Красная Армия имела в своем составе 11 365 000 человек при населении СССР где-то 170 548 000 человек (примерно 7% от всего населения страны).
При подходе к оценке потенциального мобилизационного ресурса в 10-20% от населения страны, в РФ таковой составляет от 14,5 млн до 29,2 млн человек. Эти люди в идеале должны быть призывного возраста, здоровыми и годными к военной службе. У GFP подход, вероятно, половозрастной.
Так, годными к службе они считают 32,8% населения РФ, то есть 46,6 млн человек.
В странах НАТО годными к службе GFP считает 358,8 млн человек, в европейских странах-членах альянса — 222,3 млн человек. При этом максимальный процент «годности» в Литве – 50,7% от населения, минимальный — в Люксембурге и Исландии (в которой, кстати, совсем нет армии) — 13,8%.
Тем не менее общее население стран НАТО в соотношении к населению РФ — 960,6 млн человек против 146,4 млн согласно собственным подсчетам Украина.ру.
А соотношение того самого 10–20-процентного потенциального ресурса, согласно уточненным данным по населению: 14,5—29,2 млн в РФ к 96—192 млн в НАТО. А в европейских странах-членах Североатлантического альянса — 58,6—117,3 млн человек. Это без учета Украины, нынешнюю действительную численность населения которой трудно оценить.
Согласно данным открытых источников, население Украины чуть более 41 млн человек и мобилизационный ресурс тогда может составлять примерно 4,1—8,2 млн человек.
Сравнение населения стран-членов НАТО и союзников альянса с населением РФ
Сравнение населения стран-членов НАТО и союзников альянса с населением РФ
Сравнение населения стран-членов НАТО и союзников альянса с населением РФ
Влияние демографии, состояния общества, отток мобилизованных. Социология (готовность воевать) и пропаганда
Несмотря на размеры мобилизационных ресурсов разных стран, на результат мобилизации будут влиять демография, состояние здоровья общества, отток мобилизованных и готовность воевать.
На Россию до сих пор влияет эхо демографической ямы 1990-х гг. Старение населения России вызвано, в первую очередь, последствиями этого периода. Но в состав России входит большое количество успешных в демографическом отношении регионов.
Главная причина истощения мобилизационного потенциала Европы – также демографическая. Население Европы стареет, вследствие совокупности двух факторов – высокой продолжительности жизни и низкой рождаемости.
По данным GFP, процент годных к службе в Турции — 42,9%, в Румынии — 42,6%, в Албании — 41,6%, а, например, во Франции — 34,8%, в Германии 36,8%, в Черногории и вовсе 14,2%. В России — 32,8%. Соответственно, если странам с высоким средним возрастом населения придётся объявлять всеобщую мобилизацию, то планку призывного возраста надо будет поднимать до достижения числа необходимого призыва.
На мобилизационный потенциал будет влиять и национальный состав населения. Часто европейские иммигранты и их потомки в Европе испытывают трудности с ассимиляцией и не ассоциируют себя со странами пребывания.
Тут есть отличие от представителей коренных национальных меньшинств разных стран, например, России, для которых страна проживания является родной. Маловероятно, что мигранты, которые уехали в Европу из воюющих стран Азии и Африки, проявят желание вступить в конфликт на стороне НАТО.
Последний всемирный опрос о готовности жителей Земли воевать за свою страну проводился в 2014 г. исследовательским агентством Gallup International/WIN.
Эта инициатива, по всей вероятности, была обусловлена известными событиями на Украине. Были опрошены 60 тыс. респондентов в 65 странах мира. Оказалось, что 6 из 10 жителей Земли готовы воевать с оружием в руках за свою страну. Этот показатель был значительно выше на Ближнем Востоке и в Северной Африке – 83%.
А вот в благополучной Западной Европе за оружие была готова взяться всего четверть населения (25%).
Среди граждан США и Канады были готовы защищать свою страну с оружием в руках только 43%. Высокий показатель был зафиксирован среди жителей Финляндии — 74% и Турции — 73%. Украина и Россия были в топе по воинственности среди стран Европы после Финляндии и Турции.
В России этот показатель был равен 59%, а на Украине — 62%. Такой результат мог быть обусловлен всплеском патриотизма после крымских и донбасских событий.
Страны Европы, участвовавшие во Второй мировой войне, в 2014 году были настроены более спокойно. В Германии было готово воевать за свою страну всего 18% населения, в Италии — 20%, в Великобритании — 27%, а во Франции — 29%.
Свежие результаты опроса в США от 2022 г, проведенного Центром изучения общественного мнения Quinnipiac, показывают, что за 8 лет процент американцев, готовых защищать свою страну, даже вырос с 43 до 55%. Об этом сообщает Spectator.
О готовности остаться в стране и воевать за родину в случае военного конфликта в США заявили 55% участников опроса, 38% сообщили, что точно покинут США. Еще 7% затруднились дать ответ.
«Если случится война, 38% американцев встанут на своих внедорожниках в огромные очереди по направлению к Канаде или Мексике, в то время как более богатые семьи заберутся в частные самолеты и умчатся в свои бункеры в Новой Зеландии, забитые консервированными паштетами», — пишет Spectator.
Но война далеко от американских «военных вуайеристов», по меткому определению Spectator. В странах, которые ближе к зоне конфликта, ситуация следующая.
Например, несмотря на территориальную близость к России и напряженность в отношениях, готовность латвийцев воевать за свою страну не выросла: в 2015 г. готовность защищать Латвию с оружием в руках выражали 40% респондентов, а в 2022 г. — 32%, сообщает агентство LETA со ссылкой на профессора Латвийского университета Яниса Икстенса.
Около трети литовцев (36%) готовы с оружием в руках защищать свою страну в случае военного конфликта на территории государства по данным опроса 2022 г., проведенного компанией Vilmorus. Еще 15% граждан Литвы ответили, что участвовали бы в защите республики каким-то иным способом.
При этом в стороне остались бы 14% опрошенных и еще 13% — сразу бы уехали из Литвы. Более 20% литовцев не решили, как бы поступили. В 2014 г. доля жителей Литвы, которые пошли бы защищать свою страну, составляла 41,7%, согласно опросу общественного мнения, проведенного по заказу Балтийского института прогрессивных технологий.
По словам профессора Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета Айне Рамонайте когда речь идет о трудностях или военных конфликтах в стране, растет число тех, кто не знает, как поступит:
«В тех ситуациях, когда люди видят реальную военную угрозу, они, видимо, более реалистично мыслят и процент не знающих, как поступят, увеличивается. При этом процент тех, кто начал бы что-то делать, остается примерно одинаковым».
Поляки более чем кто бы то ни было в Европе ощущают негативные последствия вооруженного конфликта на Украине. Они боятся бедности, притока беженцев и переноса военных действий в Польшу.
Однако только 20% жителей Польши декларирует, что встанет на защиту страны, согласно исследованию, проведенному по заказу Лаборатории исследований вооруженного конфликта на Украине при Краковском педагогическом университете.
Профессор Петр Длугош считает, что общество выбирает тактику эскапизма из-за того, что находится в нервном состоянии, живет в постоянном напряжении и страхе. Почти половина опрошенных не знают, что бы они сделали, если бы Россия напала на Польшу, но 31% респондентов ответили, что соберут все самое нужное и уедут за границу.
Хотят ли русские войны?
По некоторым оценкам, после объявления частичной мобилизации из России уехали несколько сотен тысяч граждан. Forbes оценил число россиян, покинувших родину в первые две недели после объявления мобилизации, в 700 тыс. человек.
Правда, с оговоркой: «При этом подсчитать, какое количество уехавших покидают страну с туристическими целями, не представляется сейчас возможным».
Независимый демограф Алексей Ракша оценивает сальдо осенней эмиграционной волны в 200–250 тыс. человек. «К ним можно прибавить еще 150 тыс. тех, кто уехал в феврале — марте (хотя многие уже успели вернуться). Это довольно много, но существенно меньше алармистских оценок, которые тиражируют СМИ», — считает эксперт.
В России 20,5 млн мужчин в возрасте от 20 до 40 лет. По мнению Алексея Ракши, убыль населения от эмиграции и мобилизации составляет около 3% от этого числа.
© РИА Новости . Ольга СмольскаяЛюди стоят в очереди у КПП "Верхний Ларс" в Северной Осетии на границе с Грузией.
Люди стоят в очереди у КПП Верхний Ларс в Северной Осетии на границе с Грузией. - РИА Новости, 1920, 13.06.2023
Люди стоят в очереди у КПП "Верхний Ларс" в Северной Осетии на границе с Грузией.
Социолог Russian Field Илья Дорханов в интервью РИА ФАН рассказал о результатах серии исследований готовности пойти на фронт среди россиян.
«В начале октября [2022] мы опрашивали людей на тему того, что они будут делать, если им вдруг придет повестка. 62% мужчин ответили, что точно пойдут в армию. Еще 15% сказали, что будут смотреть по ситуации, но, скорее всего, пойдут», — говорит социолог.
В 2023 Russian Field вновь проводили аналогичный опрос, но уже относительно второй волны мобилизации, если она случится. Здесь свою готовность незамедлительно отправиться на фронт в случае получения повестки продемонстрировали 29% респондентов мужского пола, еще 7% сказали, что сделают это и без всяких уведомлений от военкомата.
Илья Дорханов предполагает, что это связано с тем, что люди в основном говорят то, что им кажется социально одобряемым.
«По телевизору объявляют мобилизацию, говорят про патриотический долг — и человек считает себя обязанным отправиться в зону конфликта для защиты родины или хотя бы так ответить социологам. Отсюда и высокие показатели готовности во время первой волны. Сейчас же повестки массово никому не шлют — и люди не так рьяно демонстрируют желание отдать долг стране. Ведь прямо сейчас от них этого никто не требует», — объясняет эксперт.
При этом, согласно исследованиям Russian Field, в случае объявления новой мобилизации 3% мужчин готовы уехать из страны, а 1% — сменить свое место жительства внутри РФ.
Еще 17% ответили, что не подлежат мобилизационным процедурам в силу своего возраста, здоровья и прочего. 13% заявили, что затрудняются с ответом, 15% — что проигнорируют повестку и продолжат жить своей жизнью, а еще 5% — что будут избегать встречи с военкомами и полицейскими.
Однако социолог допускает, что процент желающих отправиться в зону СВО обязательно вырастет, как только появится соответствующий информационный фон.
Безусловно, готовность воевать в любой стране мира может быть скорректирована с помощью средств военной пропаганды.
ВЫВОДЫ
  • Численность ВС должна определяться, исходя из объективных условий существования государства, его места и роли в мировом сообществе, системе международных отношений.
  • Необходим баланс между достаточностью для выполнения боевых задач, сохранением устойчивости экономики, производительности оборонной промышленности и стабильности общества. Избыточная численность армии изымет из экономической сферы значительные трудовые ресурсы, но при недостаточном обеспечении вооружением не изменит боевой потенциал ВС.
  • Потребность страны в численности ВС обратно пропорциональна их реальным боевым возможностям. Недостающие боевые возможности ВС вынужденно компенсируются за счет всеобщей мобилизации.
  • Общая протяжённость границ России огромна, поэтому в вопросе размера армии Россия не может ориентироваться на другие государства, особенно на государства блока НАТО (кроме США), которые могут позволить себе содержать относительно небольшие ВС.
  • Войска НАТО численно превосходят силы РФ практически в 3,5 раза. Сейчас Россия противостоит примерно одной пятой от человеческой мощи альянса и союзных ему сил.
  • Ни одна страна не может задействовать все свои фактические, доступные боевые силы в сценарии масштабной войны.
  • По некоторым данным НАТО сможет вовлечь в противостояние около 1,5 млн человек от общей численности действующей и резервной армии, а Россия — 810 тыс. человек. Это означает двукратное преимущество сил НАТО над РФ (без учета ВСУ).
  • Благодаря вступлению в НАТО Финляндии резервные войска альянса выросли почти на треть (с 1,7 млн до 2,6 млн человек) из-за всеобщей мужской повинности в Финляндии. Численность российского мобрезерва является гостайной. По разным оценкам она составляет от 250 тыс. до 2 млн человек.
  • Развертывание ТрО на Украине в первый месяц СВО позволило организовать массовое сопротивление и нанести ВС РФ потери, которые сыграли важную роль в срыве первоначального российского плана.
  • Несмотря на то, что соцопросы в целом (кроме Финляндии, Турции, Украины и России) выявляют не очень высокое желание людей воевать за свои страны с оружием в руках, готовность воевать в любой стране мира может быть скорректирована с помощью средств военной пропаганды.

Армии НАТО. Соотношение сил и угрозы

Анализ военно-технической мощи и потенциальных угроз для России со стороны НАТО
(четвертая часть доклада)
Прямое столкновение НАТО с Россией станет возможным тогда, когда на Западе убедятся в поражении Украины, невозможности применения РФ ядерного оружия и при ожидаемой на Западе нестабильности в российском госаппарате.
В технической сфере НАТО значительно превосходит ВС РФ в т. ч. из-за зависимости российской ВПК от импортных комплектующих.

«Вместе мы добились самого значительного усиления со времен холодной войны, но эта работа не завершена»

Роб Бауэр, адмирал, глава военного комитета НАТО

«США не располагают информацией, которая бы указывала на намерение России применить ядерное оружие, поэтому не видят оснований корректировать размещение собственных ядерных сил»

Карин Жан-Пьер, пресс-секретарь Белого дома

Формальное превосходство
Чисто статистическое соотношение сил производит печальное впечатление. Разумеется, совместный потенциал стран НАТО намного больше потенциала России.
В то же время очевидно, что даже европейские члены НАТО не смогут (и не захотят) сосредотачивать все силы против России, упуская из вида другие операционные направления. Тем более это относится к США.
С другой стороны, Россия, учитывая протяжённость границ, тоже не будет сосредоточивать на Западе всю военную технику. Например, в 1941 году из примерно 25 тыс. танков в западных округах находилось около 10 тыс. (40%).
Более вероятно, что в конфликт на стороне Украины могут вмешаться две другие страны «Люблинского треугольника» (Польша и Литва), а НАТО в целом вмешается только в случае опасности для сохранения их государственности или применения Россией ядерного оружия.
Для начала — немного статистики.
Авиация:
  • НАТО в Европе — 7,1 тыс. (из них в состоянии боеготовности 5,3 тыс.);
  • Польша и Литва (без Украины, т.к. сколько-нибудь достоверных данных о количестве техники у Украины нет) — 470 (из них в состоянии боеготовности 328);
  • Россия — 4,2 тыс. (в состоянии боеготовности 2,1 тыс., на западном ТВД, вероятно, порядка 1 тыс.)
Танки:
  • НАТО в Европе — 7,1 тыс. (в состоянии боеготовности 5,2 тыс.);
  • Польша и Литва — 570 (в состоянии боеготовности 400);
  • Россия — 12,6 тыс. (в состоянии боеготовности 8,2 тыс., на Западе — свыше 3 тыс.)
Артиллерийских систем, включая САУ и РСЗО:
  • НАТО — 8,9 тыс.;
  • Польша и Литва — около 800;
  • Россия — 18,3 тыс. (на западном направлении порядка 7–8 тыс.)
Итого:
По авиации у возможной западной коалиции — значительное превосходство, даже совместные силы Польши, Литвы и Украины сопоставимы с возможностями ВКС России.
Нельзя не отметить, что за время СВО российская авиация, имея абсолютное превосходство, не смогла завоевать господство в воздухе. Правда, такой задачи перед ней, по всей видимости, не ставили.
По танкам Россия превосходства над НАТО не имеет, но имеет превосходство над Польшей — Литвой — Украиной.
Лучше ситуация в артиллерии, где у России есть паритет с НАТО и превосходство над силами «Люблинского треугольника».
© Staff Sgt. Philip SteinerБойцы литовско-польско-украинской бригады на церемонии открытия учений "Анаконда-2016". Польша, полигон Новая Деба, июнь 2016 года
Бойцы литовско-польско-украинской бригады на церемонии открытия учений Анаконда-2016. Польша, полигон Новая Деба, июнь 2016 года
Бойцы литовско-польско-украинской бригады на церемонии открытия учений "Анаконда-2016". Польша, полигон Новая Деба, июнь 2016 года
Силы ядерного сдерживания
Точное количество ядерного оружия, находящегося в распоряжении каждой страны, является государственной тайной. На начало 2023 г. девять стран обладали примерно 12500 боеголовками. Из них более 9500 находятся на военных складах и около 3800 развернуты в составе оперативных сил.
Порядка 2000 боеголовок находятся в состоянии повышенной боевой готовности.
США и РФ в совокупности обладают приблизительно 89% мирового запаса ядерного оружия и 86% доступных для использования боеголовок.
Россия. На 5 февраля 2018 года (по ДСНВ-3) объемы стратегических наступательных вооружений России составляли:
527 единиц для развернутых МБР, БРПЛ (баллистических ракет подводных лодок) и ТБ (тяжелых бомбардировщиков);
1444 единицы для боезарядов на развернутых МБР и БРПЛ, а также ядерных боезарядов, засчитываемых за развернутыми ТБ;
779 единиц для развернутых и неразвернутых пусковых установок (ПУ) МБР и БРПЛ, развернутых и неразвернутых ТБ.
По данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI) и Федерации американских ученых (FAS) к началу 2022 г. у России было 5977 ядерных боеголовок, в т.ч. 1588 развернутых на боеготовых носителях и 2889 законсервированных.
РВСН и ВКС РФ обладают: пятью типами МБР («Ярс», «Сатана», «Тополь-М», «Сармат», «Авангард»), десятью атомными подлодками с баллистическими ракетами дальностью поражения в 8 тыс. км, бомбардировщиками Ту-160 и Ту-95 с крылатыми ракетами Х-55, а также тактическими ядерными средствами.
Ядерным оружием обладают три страны НАТО: США, Великобритания и Франция.
США. Летом 2022 г., по данным SIPRI, Пентагон имел 5428 ядерных зарядов, из них 1744 оперативно развернутых и 1964 резервных ядерных боеголовок.
В распоряжении ВВС и ВМС США находятся: 400 МБР шахтного базирования Minuteman III (50 шахт в резерве), примерно 200 тактических зарядов для бомб В61-3 и В61-4 (половина находится на базах в Европе и Турции), около 300 боеголовок для бомбардировщиков В-2А (20 шт.) и В-52Н (87 шт.), более 480 резервных боеголовок для бомб и крылатых ракет, 14 стратегических субмарин класса Ohio с баллистическими ракетами Trident II (8 в Тихом океане, 6 — в Атлантике).
Франция. По данным SIPRI в июне 2022 года общий запас ядерных боеголовок Франции составлял 290 шт., из них число развернутых — 280 шт., резервных — 10 шт. Большая часть размещена на атомных ракетных субмаринах типа Triomphant, которые используют ракету M51 дальностью от 8 до 10 тыс. км.
Остальной ядерный арсенал находится на истребителях Rafale B (2 эскадрильи, до 40 самолетов), вооруженных сверхзвуковыми крылатыми ракетами ASMP-A (дальность до 500 километров). Истребители Rafale M и авианосец R91 Charles de Gaulle в мирное время не оснащены ядерным вооружением, но могут использовать те же ракеты ASMP-A.
Великобритания. По данным SIPRI, всего у Великобритании имеется 180 развернутых боеголовок и 60 резервных. Развернутые находятся на 4 атомных подводных лодках с баллистическими ракетами Vanguard на военно-морской базе Clyde в Шотландии.
Кроме того, в резерве у Великобритании есть взятые в лизинг у США ракеты подводных лодок Trident II, которые хранятся на американской военно-морской базе Kings Bay. Часть функций по обеспечению ядерной безопасности Соединенного королевства передана США.
Таким образом, в ядерном вооружении у России и НАТО сохраняется примерный паритет.
Оценочные мировые запасы ядерного оружия
Оценочные мировые запасы ядерного оружия
Оценочные мировые запасы ядерного оружия
Качество вооружений и технологии управления
Теперь, сравнив данные в общем виде, вспомним, что существует ложь, наглая ложь и статистика. И это тот самый случай.
Во-первых, сама по себе эта статистика совершенно недостоверна, поскольку все эти данные имеют динамический характер. В особенности это относится к России, которая ведёт активные боевые действия и, соответственно, несёт потери.
Количество техники меняется постоянно по довольно сложной схеме: часть уничтожается, часть отбывает на ремонт, часть — возвращается с ремонта, кроме того, в войска прибывает новая и снятая с хранения техника.
В несколько меньшей степени это касается Польши — она ведёт большую программу перевооружения, передав Украине значительную часть имевшего вооружения советского образца (в т.ч. собственного производства). Причём получение заказанных в США и Южной Корее вооружений только ожидается, дефицит оружия в армии замещается размещением вооружений стран-союзников.
Во-вторых, в статистике, естественным образом не учитываются качественных характеристики вооружений.
Допустим, большая часть танков, применяемых на Украине, относятся к поколениям 3 и 3+ (Т-64 и Т-72 разных модификаций), но с обеих сторон применяются также танки поколения 2+ (российские Т-62М) и даже 1+ (украинские Т-55S, на железных дорогах были зафиксированы снятые с хранения российские Т-54/55).
У всех этих машин совершенно разная устойчивость к противотанковым средствам противника, а танки первого и второго поколения не способны вести бой с танками третьего и четвёртого поколений.
Не столь очевидна и ситуация в артиллерии — опыт СВО показывает, что, имея преимущество в весе залпа, российская артиллерия проигрывает в точности. Соответственно, даже на украинском ТВД преимущество Россия имеет скорее психологическое.
Надо также иметь в виду, что у стран НАТО качественно иное зенитное вооружение, чем у ВСУ, потому способности российских войск наносить эффективные удары в глубину вражеской территории будут ограничены.
При этом российские системы ПВО и РЭБ имели возможность адаптироваться к западным ракетным системам (этот фактор — одна из причин отказа США поставлять дальнобойные ракеты Украине).
В-третьих, результаты противостояния определяются не столько непосредственным соотношением техники, а технологиями управления, связи, разведки, снабжения и т.п.
Собственно, успехи ВСУ на настоящий момент объясняются именно превосходством в этих сферах. Тут нам пришлось столкнуться с армией НАТО «на минималках» (хотя есть все основания полагать, что армии НАТО «на максималках» во многих случаях будут ВСУ существенно уступать — просто из-за отсутствия боевого опыта).
Согласно докладу британского аналитического центра Royal United Services Institute(RUSI) от 19 мая 2023 г. по результатам года СВО, в российской армии обнаружены такие слабые стороны:
  • обычная пехота слабо обучена, плохо оснащена, недостаточно мотивирована и боеспособна лишь в оборонительных боях. возможность дезорганизации оборонительных порядков за счёт массированного ракетного налёта;
  • специальная пехота (ВДВ, Морпехи, Вагнер) высококвалифицированная и боеспособная, но ее качество ухудшилось после потерь и менее квалифицированного пополнения;
  • связь между пехотными подразделениями очень плоха в техническом и управленческом планах;
  • отсутствие горизонтальных связей между подразделениями, чрезмерная военная бюрократия, большое время прохождения сигналов, реакции на изменения на поле боя и ответного огня;
  • дефицит ПВО;
  • недостаточная дальность артиллерийского залпа;
  • отсутствие качественного планирования и прогнозирования.
Однако отмечены и сильные стороны:
  • возросла эффективность применения танков (в т. ч. старых), вырос уровень защиты танков от ПТУР;
  • РЭБ и РЭР обеспечивают достаточный уровень защиты;
  • дефицит ПВО преодолевается тем, что его смогли увязать в сети и создать эшелонированную оборону;
  • российские ВКС еще по-настоящему не вступили в бой и могут представлять существенную угрозу для украинского наступления;
  • возросли сила и точность залпа артиллерии, внедрены эффективные стратегии батарейной и контрбатарейной борьбы;
  • высока эффективность системы управления боем типа «Стрелец»;
  • удалось решить проблемы защиты штабов, рассредоточения командного состава и складов с боеприпасами;
  • российская промышленность в целом справилась со снарядным обеспечением;
  • ракетные атаки сохраняют высокую эффективность, даже при противодействии украинского ПВО.
© РИА НовостиВоеннослужащие подразделения ВДВ во время подготовки штурмовых групп на полигоне в южном секторе СВО
Военнослужащие подразделения ВДВ во время подготовки штурмовых групп на полигоне в южном секторе СВО
Военнослужащие подразделения ВДВ во время подготовки штурмовых групп на полигоне в южном секторе СВО
Что будет, если воевать «по глобусу»
В смысле технологий управления все проблемы хорошо известны, но, увы решить их чрезвычайно тяжело. С точки зрения чисто технической западные военные имеют гаджеты, на которых отражается весь объём тактической информации.
Т.е. командиру в бою приходится не угадывать действия противника и местонахождение своих частей, а реагировать на наблюдаемую ситуацию, что, понятно, намного проще.
Здесь проблема техническая — командиров нужно оснастить планшетами с соответствующим программным обеспечением. Это худо-бедно делается.
С точки зрения психологической большая проблема состоит в том, что ряд командиров и работающих в штабах экспертов (представителей военных вузов) новые технические реальности не понимают и не принимают.
Хотя в нынешних реалиях рисовать стрелочки на бумажных картах это, буквально, «воевать по глобусу» — совсем другой уровень информации.
С точки зрения организационной всё хуже. Западные армии построены на доверии к младшему командному составу — ему ставят задачу, дают средства и требуют выполнения.
В российской армии каждый шаг младшего командира контролируется, а средств ему не дают — как бы чего не вышло. Потому, в частности, постоянно запаздывает артиллерийская и авиационная поддержка — согласование должно пройти через штаб.
С другой стороны, младший командир не всегда способен управлять своим подразделением. Эту проблему в натуре мы видели в Белгородской области, где на передовой руководство осуществлял генерал-полковник Лапин, а командиры среднего звена командовали из тыла.
Решение этой проблемы должно быть комплексным, но оно невозможно без радикальных изменений кадровой политики в МО.
Проблема со связью общеизвестна — если во время крымской операции 2014 г. Россия продемонстрировала высочайший уровень координации действий благодаря отличной связи, то в 2022 г. от этого великолепия остались только станции «Азарт» с известными их недостатками.
В результате солдаты на фронте вынуждены пользоваться китайскими рациями и мобильными телефонами (последние официально запрещены, но в реальности отказ от них означает отсутствие связи) которые не имеют защиты, легко пеленгуются и наводят на себя артиллерийский огонь.
Сейчас проблема стоит не так остро, но превосходство стран НАТО в этой сфере сохраняется.
Ситуация в сфере разведки по сравнению с началом СВО, когда удары, нередко, наносились «по карте», существенно изменилась в лучшую сторону, но отставание очевидно. В первую очередь это относится к спутниковой группировке.
Спутники НАТО, которые многократно превосходят по численности российские, сейчас работают на интересы ВСУ, так что размер опасности российское командование должно понимать.
Кстати, вполне вероятно, что в случае начала конфликта с НАТО Россия свою спутниковую группировку вообще потеряет (существует, правда, точка зрения, что это будет «красная линия», но мы к этому термину относимся скептически).
Проблема дефицита специальных самолётов разведки и целеуказания стоит очень остро, притом что Украина, например, не имеет самолётов AWACS (что налагает очень значительные ограничения на использование F-16, когда они появятся у Украины).
В случае конфликта со странами НАТО, ВКС России столкнутся со значительным превосходством противника именно за счёт преимуществ в разведке и целеуказании.
Первоначальное отставание России в БПЛА на настоящий момент несколько сглажено, но в случае с вступлением в войну стран НАТО, мы столкнёмся с новыми вызовами, в частности — с массовым использованием тяжёлых разведывательных и ударных БПЛА.
Сейчас они используются на периферии (можно вспомнить инцидент с MQ-9 Reaper 14 марта). Насколько повлияет на картину боёв массовое использование таких БПЛА, пока непонятно. Как минимум, они загрузят российскую ПВО.
© Пресс-служба Европейского командования ВС СШАИстребитель Су-27 ВКС РФ пролетает вблизи БПЛА MQ-9 Reaper ВС США в акватории Черного моря
Истребитель Су-27 ВКС РФ пролетает вблизи БПЛА MQ-9 Reaper ВС США в акватории Черного моря
Истребитель Су-27 ВКС РФ пролетает вблизи БПЛА MQ-9 Reaper ВС США в акватории Черного моря
Относительно снабжения российской армии на определённом этапе говорилось, что логистика находится на уровне Первой мировой войны. Сейчас об этом уже не говорят — логистика отрегулировалась, длинные колонны снабжения ушли в прошлое, HIMARS научили не делать больших складов и т. п.
Вопрос относительно того, умеют ли то же самое делать армии стран НАТО, актуален — сейчас, например, польская армия начинает разворачивать склады вблизи белорусской границы.
По словам специалистов, больше всего они напоминают мишени, тем более что именно на этом направлении комплексы Patriot не развёрнуты. Но, в целом украинская система снабжения изначально выглядела более совершенной.
ВЫВОДЫ
  • В технической сфере страны НАТО в целом имеют значительное количественное и качественное превосходство над Вооружёнными силами России. Однако, само по себе это не предопределяет успешность действий войск. В случае прямого конфликта будут играть роль два фактора — краткосрочный и среднесрочный.
  • В краткосрочной перспективе странам НАТО мало иметь техническое превосходство, надо будет уметь им пользоваться на поле боя. Сейчас на Западе активно изучается украинский опыт.
  • В среднесрочной перспективе Запад получит существенное преимущество, поскольку российская военная промышленность зависима от импортных комплектующих (масштабы бедствия были озвучены на совещании в президента относительно производства БПЛА).
  • В долгосрочной перспективе, если посыплется мировая производственная кооперация и финансовая система, Россия опять может получить преимущество — за счёт возвращения к технологиям Второй мировой войны.
  • Ядерное оружие — единственное, в чем у России с НАТО сегодня имеется примерный паритет. Использование его не имеет никакого военного смысла, но наличие ядерного арсенала — возможно, единственное, что сдерживает НАТО от прямой агрессии.
Агрессия НАТО против России: возможные сценарии и основные угрозы

«Эта война не будет выиграна Россией на поле боя. Стратегические цели России в военном плане недостижимы. Стратегическая цель Украины — вернуть все утраченные территории — не выглядит достижимой военным путем в краткосрочной перспективе. Что это значит? Бои будут продолжаться, они будут кровавыми и тяжёлыми. И в определенный момент обе стороны начнут переговоры. Или придут к военному решению в будущем, и мы продолжим поддерживать Украину в борьбе за свободу».

Марк Милли, глава генштаба США

Степень возможности перехода НАТО к полномасштабной агрессии против России будет определять ситуация в зоне СВО.
Воевать с Россией посредством Украины
Сейчас в отношениях между Западом и Россией основополагающими являются два взаимосвязанных момента.
Первое: целью западных стратегов является нанесение РФ стратегического поражения, и никакой иной исход их не устраивает. Под этим подразумевается возможность достичь ситуации, в рамках которых Москва будет вынуждена выполнить либо все ключевые условия её оппонентов, либо их большую часть.
И второе: до того Запад не пойдёт ни на какие компромиссы с РФ.
На данный момент США, Британия, ЕС и их союзники в своём военном противостоянии с Россией сделали основную ставку на Украину. Они воюют с РФ посредством ВСУ – именно с этой целью последние создавались в их нынешнем виде, укомплектовывались и в массовом порядке снабжались западными образцами вооружения.
На сегодняшний день ВСУ, как принято считать, завершают подготовку к масштабному наступлению. Однако, судя по публикациям в западных СМИ и высказываниям западных политиков, в Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе уже не уверены в том, что Киев сможет достичь серьёзного военного успеха.
В идеале под таковым подразумевался переход под контроль ВСУ всех российских регионов, которые Запад считает принадлежащими Украине, включая Крым.
Основная часть подразделений ВС РФ, участвующих в спецоперации, должна либо отступить, либо оказаться в окружении и быть полностью разгромленной. После этого станет очевидным, что Россия не может продолжать военные действия, которые могут быть перенесены уже на её «международно признанную территорию».
© РИА Новости . Таисия ЛисковецПожар на электроподстанции Шебекино (Белгородская область) после обстрела со стороны ВСУ
Пожар на электроподстанции Шебекино (Белгородская область) после обстрела со стороны ВСУ - РИА Новости, 1920, 13.06.2023
Пожар на электроподстанции Шебекино (Белгородская область) после обстрела со стороны ВСУ
Мирные переговоры будут проводиться на условиях Запада и Украины, их итоги могут быть очень разными, однако очевидно, что по престижу российской власти будет нанесён тяжелейший удар.
От России с большой долей вероятности начнут отворачиваться все страны, которые продолжают поддерживать с ней политические и, что важнее, экономические связи. Ни на какой статус «полюса» в новом «многополярном мире» претендовать уже не получится.
Более того, обвальное падение репутации власти способно привести к масштабному внутриполитическому кризису с абсолютно непредсказуемыми последствиями.
Но и в Америке, и в Европе многим уже стало очевидно, что наступление ВСУ может и не достичь стратегического успеха. Более того, его провал может полностью передать стратегическую инициативу в руки ВС РФ.
Теоретически ВСУ могут вообще отказаться от начала операции, осознав её бесперспективность, или же постепенно свернуть её, столкнувшись с ожесточённым сопротивлением, делающим невозможным прорыв фронта.
В этом случае, вероятно, Запад будет склонять Киев к фактической заморозке конфликта. Но сделано это будет отнюдь не для того, чтобы закончить боевые действия, а для того, чтобы максимально накачать Украину оружием, включая боевую авиацию, и при этом продолжить экономическую войну с Россией с целью лишить её возможности обеспечивать ВС РФ всем необходимым.
После этого новое масштабное украинское наступление станет лишь вопросом времени.
Иными словами, при реализации большинства сценариев Запад и НАТО продолжат воевать с Россией украинскими руками.
Есть слона по частям
Но в каком случае Североатлантический альянс или отдельные входящие в него страны могут принять решение о собственном участии в конфликте?
Сделано это может быть в том случае, если в Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе одновременно решат, что: а) военный конфликт с Россией должен в любом случае продолжаться; б) ВСУ не справляются с возложенной на них задачей и терпят поражение; в) Россия не применит ядерное оружие.
Одной из основных черт нынешнего противостояния с самого его начала была своеобразная этапность. Запад наращивал военную поддержку Украины постепенно.
Изначально ВСУ передавались в основном лёгкие образцы вооружения (ручные противотанковые комплексы, гранатомёты, ПЗРК, и т. д.), а также средства защиты, обмундирование, сухпайки, аптечки и пр. В итоге дело дошло до современных танков, РСЗО, планирующих авиабомб, боевой авиации и тактических ракет.
При этом на Западе неоднократно говорили, что это стало возможным потому, что Россия в связи с происходящим не пошла на серьёзную эскалацию и фактически «привыкла» к тому, что поставки Киеву тяжёлых образцов западного оружия приобрели системный характер.
Исходя из этого, можно предполагать, что НАТО, если оно всерьёз захочет втянуться в конфликт, будет делать это поэтапно.
В качестве авангарда, по всей видимости, будут использоваться польские и румынские части. Можно предположить, что будет реализован уже озвученный ранее сценарий, при котором польские вооружённые формирования зайдут на запад Украины официально с целью замены дислоцирующихся там подразделений ВСУ с тем, чтобы они могли отбыть на фронт.
То, что перспектива российского наступления с территории Белоруссии, которое теоретически могло бы угрожать этому району, сейчас отсутствует, не столь важно – формальная причина в данном случае не будет играть главной роли.
Силы польско-румынской коалиции, скорее всего, будут действовать под украинским флагом под видом "добровольческих частей" или какого-то их аналога – по крайней мере, на данном этапе.
Динамика изменения военного бюджета Польши с 1990 г.
Динамика изменения военного бюджета Польши с 1990 г.
Динамика изменения военного бюджета Польши с 1990 г.
Очевидно, что НАТО в ближайшей перспективе всё же не готово к открытому столкновению с Россией и не ищет его — об этом, в частности, свидетельствует нежелание незамедлительно принять Украину в состав альянса, распространив на неё, таким образом, пятую статью его устава.
Поэтому на данном этапе альянс ограничится участием контингента из нескольких стран Восточной и Южной Европы под украинским флагом.
Целью данных формирований будет укрепление «второй линии» ВСУ, которые по-прежнему будут выполнять роль основной ударной силы.
Польских и румынских военнослужащих под видом наёмников в зоне СВО хватает и сейчас, и таким образом их присутствие будет легализовано.
Что касается их боевых возможностей, то представляется очевидным, что им будет предоставлена вся необходимая тяжёлая техника западного производства, и, что важнее, они будут полностью подключены к натовской системе управления войсками, снабжены новейшими системами связи и т.д.
Польша и так обладает более 240 танками Leopard 2, в том числе новейших модификаций. Польская авиация (в распоряжении Варшавы имеется более 30 F-16) вряд ли будет использоваться, по крайней мере на первом этапе.
А сухопутные части ВС Польши будут выполнять скорее вспомогательные функции: основная тяжесть боевых действий продолжит лежать на плечах ВСУ. Дальнейшее будет зависеть от результата: если поддерживаемые коалицией украинские части добьются оперативного успеха, то в дело могут быть введены и другие формирования НАТО, причём уже в открытую.
Ещё одним возможным сценарием станет вторжение польских "добровольцев" не на Украину, а в Белоруссию, и на этот раз в происходящем могут принять участие прибалтийские «коллеги».
Бывший командующий сухопутными войсками Польши Вальдемар Скшипчак неспроста упомянул такую возможность: подобные планы в любом случае должны были обсуждаться внутри Североатлантического альянса.
Этот вариант выглядит даже более предпочтительным: у России может не хватить сил держать ещё один фронт, а реальная готовность ВС Белоруссии защищать свою территорию в случае серьёзного вторжения — вопрос дискуссионный.
При этом Москва окажется перед дилеммой: защищать своего официального союзника, с которыми она связана военными обязательствами, истратив на это драгоценные резервы, или оказать ему лишь ограниченную помощь, тем самым поставив Белоруссию на грань военного поражения, оккупации и установления марионеточного антироссийского режима.
Несомненно, переход Белоруссии под контроль противников России не только создаст для неё сильнейшую военную угрозу, но и самым непосредственным образом повлияет на внешнеполитический статус Москвы.
Говоря проще, это будет удар невероятной силы, от которого вряд ли удастся быстро оправиться.
© РИА Новости . Алексей ВитвицкийИстребители F16 военно-воздушных сил Польши (слева) и Eurofighter Typhoon ВВС Германии во время показательных полетов пилотажных групп в рамках саммита НАТО в Варшаве
Истребители F16 военно-воздушных сил Польши (слева) и Eurofighter Typhoon ВВС Германии во время показательных полетов пилотажных групп в рамках саммита НАТО в Варшаве - РИА Новости, 1920, 13.06.2023
Истребители F16 военно-воздушных сил Польши (слева) и Eurofighter Typhoon ВВС Германии во время показательных полетов пилотажных групп в рамках саммита НАТО в Варшаве
Одновременно с этим ВС Румынии (опять же, под видом «добровольцев») по договорённости с властями Молдавии могут совместно с ВСУ нанести удар по Приднестровью.
У России сейчас нет возможности отправить на помощь Тирасполю сухопутные части, поэтому операция на данном направлении имеет все шансы на успех. Потеря ПМР тоже станет тяжелейшим поражением Москвы.
Таким образом, на данный момент НАТО в лице своего европейского командования (которым руководит американский генерал), с одной стороны, будет стараться избегать открытого столкновения с Россией, а с другой — всё сильнее испытывать её на прочность, постепенно усиливая своё участие в происходящем.
Основной ареной по-прежнему останется зона украинского конфликта, в который, помимо Польши и Румынии, могут быть вовлечены такие страны, как Литва, Чехия, Хорватия и некоторые другие государства восточной и юго-восточной Европы.
Если их действия приведут к успеху, под которым можно подразумевать вытеснение России со всех её новых территорий (или с их большей части), а также из Крыма, следующим этапом может быть уже полномасштабная агрессия, осуществляемая силами всего альянса и ставящая своей целью оккупацию РФ с её последующим расчленением или установление в Москве марионеточной власти, полностью управляемой извне.
Однако это произойдёт лишь тогда, когда на Западе будут уверены в полном параличе российской государственности, что сделает руководство РФ неспособным к принятию необходимых для таких случаев политических и военных решений. Соответственно, США, Британия, ЕС и их союзники будут стараться, насколько возможно, подталкивать ситуацию именно к этому.
Призрачные угрозы
В данной публикации нет смысла описывать весь арсенал средств, который может быть использован вооружёнными силами и спецслужбами западных стран, если они решатся на коллективную агрессию в отношении РФ.
В ход пойдут и кибератаки, и попытки нанести максимальный ущерб инфраструктуре, и психологические операции, и, разумеется, применение всех средств поражения, кроме ядерных. Интереснее примеры возможных провокаций, целью которых будет прощупывание силы и интенсивности реакции России.
В качестве одного из таких примеров следует упомянуть возможность перекрытия Финского залива, о котором ранее упоминали власти Эстонии.
Напомним, в начале текущего года эстонское правительство поручило рассмотреть вопрос введения "прилежащей зоны" у своего побережья, что теоретически даёт возможность перекрыть российскому Балтийскому флоту выход в Балтику, или, по крайней мере, начать обставлять предоставление этого выхода различными условиями.
Кроме этого, НАТО может заблокировать Калининградскую область и перекрыть Северный морской путь, выведя на него серьёзную морскую группировку, состоящую из кораблей всех стран, имеющих отношения к Арктике — в первую очередь США.
По всем вышеперечисленным направлениям НАТО проводит регулярные учения: в частности, с 29 мая на севере европейского континента проходят маневры Arctic Challenge.
© AFP2023 / Susanne LindholmВоенно-воздушные учения Arctic Challenge Exercise 2023 (ACE 2023), организованные Данией, Норвегией, Швецией и Финляндией, на которую в этом году возложено руководство учениями
Военно-воздушные учения Arctic Challenge Exercise 2023 (ACE 2023), организованные Данией, Норвегией, Швецией и  Финляндией, на которую в этом году возложено руководство учениями - РИА Новости, 1920, 13.06.2023
Военно-воздушные учения Arctic Challenge Exercise 2023 (ACE 2023), организованные Данией, Норвегией, Швецией и Финляндией, на которую в этом году возложено руководство учениями
И это если не говорить о российском «мягком подбрюшье» в виде Казахстана и лежащей за ним Средней Азии. Однако формирования НАТО напрямую здесь задействованы по понятным причинам не будут.
В отличие от Закавказья, поскольку Турция тоже является членом НАТО, и Анкара, учитывая её неоосманистские устремления, может иметь виды на российский Кавказ и Поволжье.
Особый интерес представляет собой позиция Китая. Известно, что Пекин на дипломатическом уровне в целом поддерживает Россию, однако в контексте СВО он официально не присоединяется ни к одной из сторон, сосредотачивая усилия на миротворчестве.
КНР, очевидно, также не оказывает РФ никакой военной помощи (речь прежде всего идёт об организации поставок боеприпасов) — а она могла бы серьёзно повлиять на ход боевых действий.
Очевидно, что Китай решает проблему повышения своего внешнеполитического статуса, при этом стараясь избегать прямого противостояния с ведущими западными странами. Однако поражение РФ многократно усилит риски, с которыми сталкивается Китай.
Без сомнения, смяв Россию, коллективный Запад полностью сосредоточится на том, кого он считает своим основным соперником. Поэтому есть основания предполагать, что на первых же этапах вовлечения НАТО в конфликт Китай всё же начнёт оказывать России поддержку с помощью поставок боеприпасов и летальных видов оружия — прежде всего, БПЛА.
По мере развития противостояния степень участия КНР в нём будет возрастать.
ВЫВОДЫ
  • Начало конфликта НАТО с Россией станет возможным тогда, когда на Западе убедятся в том, что воевать с Москвой лишь руками Украины невозможно, а ВСУ уже не могут выполнять поставленные перед ними масштабные задачи.
  • НАТО, приняв решение о вступлении в военное противостояние с Россией, будет делать это поэтапно, раз за разом прощупывая реакцию Москвы.
  • Основной ударной силой станут поляки и румыны — ориентировочно под украинским флагом как «добровольческие формирования».
  • Ещё одним потенциальным направлением может стать агрессия против Белоруссии при участии ВС Польши и прибалтийских стран.
  • ВС Румынии сосредоточат свою активность на южном театре военных действий: речь прежде всего идёт о захвате Приднестровья, который будет осуществляться совместно с ВСУ.
  • Основная тяжесть боёв по-прежнему будет лежать на плечах Украины, формирования из Польши и других восточноевропейских стран будут принимать в происходящем ограниченное участие — по крайней мере, в начале.
  • Полномасштабная открытая агрессия НАТО против России станет возможной лишь тогда, когда на Западе убедятся в принципиальной невозможности применения РФ ядерного оружия и добьются общей недееспособности властного аппарата. И даже в этом случае всё, скорее всего, будет развиваться поэтапно и начинаться с многочисленных пограничных провокаций.
  • Китай, по всей видимости, окажет России помощь поставками оружия и боеприпасов, стараясь не дать Украине и Западу нанести ей стратегическое поражение.
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала