Украинский политолог Андрей Ермолаев считает, что переговоры не принесут быстрых ответов, но ожидает, что 2022 год станет переломным:

«Мюнхен 2.0, Ялта 2.0 или Хельсинки 2.0?

Ни завтра, ни даже через месяц внятного ответа на этот вопрос мы не получим. Но не сомневаюсь, что ответ будет найден в 2022-м.
И дело не только, и даже не столько в начале консультаций США, НАТО и ОБСЕ с РФ по поводу т. н. "гарантий безопасности".

Диалог, начатый еще в июне 2021-го в Женеве о новой "стратегической стабильности", касается всех. И выходит далеко за рамки российско-американских отношений. Многополярность — факт, а многополярное развитие в мировой экономике и глобальной политике — сейчас поле для переговоров и установления правил, новых международных норм по меньшей мере на 3 десятилетия. Поэтому этот диалог обречен быть плотным, многосторонним и многораундным.
Важно уже то, что предваряет этот диалог недавнее (03.01.2022) Заявление "ядерной пятерки" (США, РФ, Великобритания, Китай, Франция) о недопустимости ядерного конфликта и о готовности к ограничениям, и даже к разоружению. А значит, этот диалог будет не о войне и ее правилах, а о мире и вариантах его порядка. Начнется он в двустороннем формате в Женеве, а вот закончится… хотелось бы, в многостороннем, в Хельсинки, до конца 2022-го. И таких "Хельсинки" может будет несколько, с учетом новой многополярности.
Гарантии безопасности и новая стратегическая стабильность — действительно не одно и то же. Но второе во многом будет обуславливаться первым. Если диалог будет об уступках ради обеспечения общего безопасного развития — мы все обретаем шанс на тот самый мультилатерализм и "общую и всеобъемлющую коллективную безопасность", даже если на какое-то оговоренное время в мире сохранятся военные блоки и двусторонние оборонные договора. Если же речь будет идти о "балансе интересов" — нас ждут "красные линии" и многочисленные "санитарные кордоны" по периметру конкурентов. Ну а если вновь о "балансе сил" — ренессанс блоков, локальные конфликты и "шахматные игры" на грани фола обеспечены. Парадокс в том, что все эти формулы могут быть использованы и могут рассматриваться как варианты поддержания мира. Трагедия в том, что Украина, а вернее, ее элита, в состоянии глубокого дауншифтинга. Состояние опасное, а потому вмешательство, давление и диктат со всех сторон будет только нарастать. И к этому нужно быть готовыми.
Формирование нового континентального, евро-азиатского "санитарного полумесяца" — от Балтики до Тянь-Шаня — после кровавых событий в Казахстане близится к завершению. Но точка еще не поставлена, и этот "санитарный режим" жизни может быть еще демонтирован. А вот прожектерство в рамках этого "полумесяца", в диапазоне от "люблинской тройки — Речи Посполитой 2.0" до "Великого Турана — тюркского содружества", уже началось. Таких серых "санитарных зон" может быть создано с добрый десяток по периметру конкурирующих империй и имперских союзов. И многое здесь зависит от того, что будет превалировать в поведении элит: местечковый этатизм и национальный эгоизм, либо же глобальная ответственность и способность играть в больших "геополитических оркестрах".
Хельсинки 2.0 возможно. И оно необходимо как шанс на выработку новых механизмов осуществления "коллективного суверенитета", как прощание с эпохой балансов сил/интересов и как практический механизм осуществления того самого "нового мышления" — "баланса геопроектов развития".
Вот там есть где развернуться и технологическим империям, и инфраструктурным монополистам, и крепким середнячкам. И там будет востребована новая "внеблоковая политика" — как условие и путь к постблоковому миру, демилитаризированным территориям и новым "мостам" и "хабам".
P. S. Сколько бы ни говорили: "с Украиной — без Украины", Украина никуда из этого самого мира не денется. Другое дело, что с Украиной мир будет считаться тогда, когда она сможет решать свои проблемы самостоятельно. И побеждать "внутренним миром", а не военной истерией. Но это сложно объяснять тем, кто оружием и боевыми кличами прикрывает свой страх перед непростым будущим».

Российский политолог Александр Морозов рассуждал, что ОДКБ противопоставит НАТО: «Итак, Рябков (давший до этого два мрачных, крайне депрессивных интервью о перспективах переговоров) прибыл в Женеву на двусторонние переговоры с коллегой Шерман (первый зам госсекретаря). Завтра — главный день переговоров. Кремль громко требует, чтобы США обсуждали на переговорах "ноту о гарантиях". Вашингтон до начала переговоров очень подробно обрисовал свою коварную позицию: вопросы безопасности Кремлю надо обсуждать с ОБСЕ и с советом Россия — НАТО, а американцы могут обсуждать только вопросы двусторонних отношений. Поэтому Белый Дом заявил, что всячески готов обсуждать сокращение своих войск в Европе (если Россия тоже готова к деэскалации). Путин прекрасно знает, что это издевательское предложение. Поскольку США непрерывно сокращало численность своих войск в Европе ("со времени окончания холодной войны к рубежу первого десятилетия XXI века — на 85% — с 400 тыс. до 64 тыс. военнослужащих"). США могут сокращать свои контингенты в Европе, а НАТО будет продолжать крепить оборону, принимать новых членов и перевооружать Украину.
Блинкен жестко заявил: предложение Кремля обсуждать с США нереалистичные гарантии — это только способ сорвать переговоры и переложить ответственность. В ответ на эту ноту США продолжили дальше с большой энергией обсуждать будущую агрессию России против Украины. Поскольку никакой дипломатической деэскалации ожидать не приходится, Вашингтон будет эту угрозу "прокачивать" до конца первого срока Байдена. "Путин срывает переговоры, а угроза агрессии сохраняется". Если Кремль хлопнет дверью в Женеве прямо на следующей неделе, Байден отойдет в сторону, и придет черед Шольца, он поедет говорить в Москву. Дальше встанет вопрос: будет ли Евросоюз вырабатывать свою отдельную от США позицию по России. Во многих случаях позиции США и Евросоюза не совпадали, как, например, по иранской ядерной сделке и т. д. Худшая риторика сейчас у Борреля. Он бесконечно риторически симулирует, что "его забыли на скамейке на вокзале, а поезд ушел". Но многие европейские и американские обозреватели пишут, что в отношении Кремля сформировалась консолидированная позиция Байдена, Евросоюза, лидеров отдельных крупных стран, НАТО. Поэтому, видимо, все "три двери" — Женева, Вена, Брюссель — в которые Путин должен зайти — в этот раз продуманы, согласованы и коллективный порядок работы с Кремлем установлен».

Украинский народный депутат Евгений Шевченко прогнозирует вне зависимости итогов переговоров неутешительное будущее для Украины: «Какой бы ни был результат переговоров Россия — НАТО. К моему сожалению, в Украине будут такие же события, как и в Казахстане.
Президент, Парламент и Кабмин уже в капкане. В капкане изоляционизма.
Нам всем придётся нелегко. Причём всем. В независимости от политической принадлежности или приверженности к политическому курсу.
Объяснять долго. Вряд ли большинство это сможет сегодня понять.
Мне по-человечески очень жаль Владимира Зеленского».

Российский политолог Сергей Марков дал свою оценку развитию взаимоотношений России и Запада: «Переговоры Россия — США и НАТО и ЕС. Россия требует гарантий безопасности. Нет сомнений, что США и НАТО и ЕС таких гарантий России давать не намереваются, потому что не считают Россию достаточно сильной, чтобы требовать таких гарантий. Есть несколько факторов, исходя из которых США — НАТО — ЕС считают Россию принципиально слабой.
1. Российское государство само признало много раз за 30 лет, что США и ЕС являются лидерами прогресса и цивилизации. А Россия учится у них.
2. Значительная часть российского общества и сейчас находится под влиянием США и ЕС и выступает за подчинение России США и ЕС.
3. Значительная часть элиты России, формально поддерживая президента Путина в его противостоянии с США и ЕС, сами сделали личный выбор в пользу США и ЕС. Там их деньги, там их семьи. Там их души.
4. Россия не обладает достаточно развитыми технологиями и наукой, кроме военных отраслей. И не догоняет США и ЕС в области науки и технологий, а продолжает отставать.
5. Россия не обладает своей самостоятельной идеологией, системой ценностей, а в основном копирует западные модели.
6. Россия на нескольких этапах постепенно потеряла часть своего исторического территориального ядра, свою первую столицу. Провал в способности вернуть в русский мир часть исторического ядра и десятки миллионов русских рассматривается как историческое поражение, свидетельствующее о принципиальной слабости России.
Поэтому США и ЕС рассматривают требования Россией реальных гарантий безопасности как капризы президента Путина. Капризы, имеющие непонятную природу, и поэтому опасные. Но капризы, а не обоснованные требования. Пока так.
Эта позиция и определит ход переговоров в Женеве. США и НАТО и ЕС постараются "как-то ублажить капризы авторитарного лидера, находящегося в своей собственной субъективной реальности", как они полагают. И для этого сделать символические, но стратегически не важные уступки. Это прогноз».

Украинский народный депутат Макс Бужанский объяснил историческими спиралями очередное обострение отношений России с Западом: «Нынешний лихой кураж России, щедро демонстрируемый в отношениях с Западом, мягко говоря, не первый.
Первый был при Екатерине Второй, когда ни одна пушка в Европе без её согласия стрелять не могла, и закончился в 1805 году при Аустерлице, когда выяснилось, что есть артиллеристы покруче.
Следующий начался в 1815 году на Венском Конгрессе и длился вплоть до 1854 года, когда Крымская Война показала, что бывает и корабельная артиллерия.
Затем наступил 1870-й год, и снова пришло вдохновение, отменившее условия Парижского договора 1856 года, закончившего Крымскую Войну, и длившееся аж до Порт-Артура и Первой Мировой, показавших, что неподкрепленные артиллерийские амбиции обходятся очень дорого.
Следующий этап безусловно и справедливо наступил в 1945 году, когда всем стало ясно, что артиллерия — наш бог войны, и закончился с грохотом рассыпавшегося на части Союза.
Мы наблюдаем очередной виток.
Это не хорошо, не плохо, это историческая закономерность.
Пружина сжимается, распрямляется, ослабевает.
Раз за разом».