Я могу свободно разговаривать на украинском языке. Но в знак протеста специально говорю на русском, чтобы поддержать людей, особенно жителей Юго-Востока.

Это важно для тех, кто понимает, что суть не в языке. А в том, где мы живем, как мы живем и что нас ожидает завтра.