Итак, пиарщики Порошенко, похоже, окончательно кристаллизовали лозунг-триаду, с которой глава государства попытается (или сделает вид, что попытается — не уверен, что он сам точно в курсе) переизбраться на второй срок:

«Армия, вера, язык».

Конечно, только ленивый уже не указывал на то, что «порошенковская триада» является весьма унылым аналогом знаменитой уваровской триады «самодержавие, православие, народность». В том, что «лучшие умы» порошенковской рати не нашли в качестве идеологической основы режима ничего лучше откровенно замшелых идей шовинистического национал-консерватизма, нет ничего удивительного. И то, что эти идеи — это скорее не идеи, а отсутствие идей (российскому монархизму «уваровская триада» не особенно-то помогла, собственно говоря), не удивляет. Ничего более приличного на уродливую рожу порошенковского режима попросту не налазит даже за очень большие деньги. Вот и трясут перед лицом избирателя изрядно битыми молью транспарантами уже более чем 100-летней давности, которые и тогда-то были уже не очень.

Интересно другое.

Какими бы беспонтовыми ни были идеологические потуги порошенковцев, у их оппонентов всё ещё хуже. У Тимошенко дело не идёт дальше совершенно аморфного «Нового курса», о сути которого имеют весьма общие представления даже её соратники. И это не странно: по поводу этого самого курса даже от самой ЮВТ мы пока слышим только какое-то невнятное чавканье на тему общественных договоров, референдума и чего-то ещё, причём создаётся впечатление, что даже сам автор не вполне хорошо понимает, что из этого всего следует.

У «Оппоблока» всё совсем печально. Прочитав в соцопросах про то, что большая часть граждан Украины хочет мира на Донбассе, там решили, что если достаточно активно повторять это слово в своей избирательной кампании, то этого хватит. При этом пояснять, каким образом будет достигнут мир и какой именно будет модель сосуществования, на базе которой этот мир будет установлен, похоже, не собираются.

Гриценко же и вовсе не парится, ограничиваясь активным шевелением кустистыми бровями и обещаниями всех посадить — но папизже. Оно и понятно: если в США таки договорятся назначить его «любимой женой», то он выиграет выборы и так. Если же не договорятся — то он их всё равно не выиграет, что с программой, что без.

Где-то на периферии избирательного процесса бегают какие-то мутные личности с горящими глазами, уже научившиеся выговаривать слова «неофеодализм» и «деолигархизация», но пока не составившие труда почитать, что в текстах, из которых они их почерпнули, пишут дальше. Впрочем, у этих хотя бы есть ещё шанс на некое личностное развитие — благо, направление-то избрано правильно. Правда, им для этого ещё Маркса надо бы осилить для понимания аналитического инструментария. А им нельзя — декоммунизация.

Но вообще картина крайне печальна. На 28-м году независимости политическое украинство представляет собой настолько тоскливую пустыню идей, что прямо не знаешь — смеяться над этим или плакать