Бабченко сокрушается, что Евгения Примакова украинские силовики не схватили для последующего обмена.

Ещё раз повторю по буквам: один журналист сожалеет, что другого журналиста не посадили в тюрьму для дальнейшего обмена на заключённых.

Это заявление прозвучало в день, когда ОБСЕ в Киеве проводила конференцию на тему свободы масс-медиа.

Нет, всё-таки Бабченко — няша. Во всех смыслах этого многозначного слова, но с акцентом на первый.