«Ограничивайте присутствие русского языка вокруг себя, откажитесь от всего русскоязычного, насколько это возможно…» — и дальше еще шесть развернутых пунктов «Практических советов для перехода на украинский язык в общении». «Советы» оформлены в красивую рамочку и висят на стене в 261-й гимназии города Киева.

Больше всего эта «методичка» напоминает пособие для начинающих сектантов: не общайся с грешниками; исключи из своего окружения всё, что напоминает о грехе — книги, музыку, фильмы; общайся только с членами своей секты; если приходится общаться с «внешними» — говори на языке секты и так далее.

Больше всего убивает последний пункт: «Остается последний и самый ответственный шаг: начинайте принципиально говорить по-украински с русскоязычными людьми… Не бойтесь выглядеть ненормальными в их глазах… Вам говорили, что невежливо говорить с людьми по-украински, если они говорят с вами по-русски? Забудьте про вежливость. Украинский язык будет мертвым, если вы будете со всеми вежливыми».

Ах, сколько раз мы слышали от украинцев в СМИ и соцсетях, что русский язык никто и не думает преследовать, что он первый по распространенности в ВСУ и «Правом секторе», что его не нужно делать вторым государственным, потому что на нем и так все говорят. И что вы, дорогие мои лжецы и дураки, скажете теперь? И, кстати, почему «теперь» — ведь неизвестно, который год уже висит на школьной стене этот плакат? И, кстати, каков тираж этого плаката и где он висит еще?

И кстати, свидомые, вы до сих пор не понимаете, почему восстали Крым и Донбасс? А ведь все просто: «украинский язык будет мертвым», если не воспитать поколение сектантов, которое будет на нем общаться. Этим сектантам придется многим пожертвовать — любимыми книгами и фильмами (большинство из которых на украинский не переведено), общением, может быть — даже родственными связями. Ведь как быть в ситуации, когда тебя просто перестанут понимать: ты принципиально, как обещал себе, общаешься на украинском — а тебя тупо не понимают, скажем, в магазине, в больнице, в учебном заведении, в семье? Жестами изъясняться, чтобы рот «клятой кацапской мовой» не запомоить?

Это только кажется, что десятилетия обязательного обучения украинскому языку в школе должны были давным-давно научить всех в совершенстве им владеть — это не так. В школах уже давно и плотно изучают английский — но почему-то количество англоязычных существенно не увеличилось. Потому что нет повседневной языковой практики ни на одном из этих языков. А нет ее по многим причинам, но все они совершенно естественны для большинства украинцев.

Но самое главное, перед чем в бессилии опускаются руки в бесплодных попытках понять умом все происходящее — ЗАЧЕМ? Ну, окей, воспитываете вы националистов — нет проблем. Бывает. Кто больший националист, чем ирландцы, которых веками угнетали англичане, устроившие им не выдуманный, а реальный голодомор, и которые не получили независимость в подарок, а железом и кровью добыли ее себе? И вот в Ирландии 94% населения говорят на английском, два государственных языка, и это совершенно не мешает им смачно ругать на английском своих бывших оккупантов. No problem.

Швейцария оружием добыла и защищала свою независимость и от германских князей, и от бургундских герцогов. Это не мешает им веками говорить на немецком и французском языках. Про США и их язык я вообще молчу. Нет бразильского, аргентинского и новозеландского языков. Националисты там есть, а специальных языков нет.

Методичка в киевской гимназии: Ограничивайте русский язык вокруг себя…

И вот эта иррациональная, идущая вразрез с любой, даже националистической, логикой, ненависть просто ставит в тупик. Ведь все равно, даже если с русскоязычным человеком станут говорить принципиально на украинском, тот в ответ на украинский НЕ ПЕРЕЙДЕТ. Потому что прекрасно знает: русский язык на Украине понимает каждый, абсолютно каждый человек, в любом городе, вплоть до гуцульских сел. И что получается — выходит, что как ты лично не кочевряжься, вокруг себя украинозяычное пространство ты не расширишь. Тебе просто будут отвечать на русском, заведомо зная, что ты все понимаешь.

Но, в таком случае, не за горами следующий шаг: демонстративное непонимание. Заходит пациент в черкасскую или харьковскую больницу и начинает рассказывать, что у него болит — а ему «принципиальный» врач: «Не понимаю». И что — мычать и пальцем тыкать, где болит? А если болит сильно, а врач все не понимает и не понимает, то весьма велик риск, что врач тоже может стать больным. Точнее, побитым.

Единственный вывод напрашивается сам: цель таких плакатиков не обучить украинскому языку, а отучить от русского. Не двуязычных граждан сделать, а моноязычных. Которые будут сознательно «ограничивать присутствие русского языка вокруг себя». Честно говоря, это дикий, пещерный какой-то нонсенс. В мире, где все стремятся знать как можно больше языков, Украина идет в обратную сторону. Есть мова — и хватит.

Григорий Игнатов

Оригинал публикации