— Я любила зиму. А теперь ее боюсь, — говорит Ольга Степановна. — С детства зиму ждала. Мы жили под Гостомелем, у родителей было хозяйство, приходилось много работать на огороде, в поле. А зимой работы не было, после школы можно было бежать на каток, кататься в лесу на лыжах или дома книжки читать. А теперь я зиму со страхом жду. Как ее пережить, если все так дальше пойдет?

Ольга Степановна — киевская пенсионерка. Она много лет живет в «хрущевском» доме на Нивках, в микрорайоне «Цветоводство». Почти всю свою жизнь она проработала лаборантом-агрономом в расположенном неподалеку фруктовом саду научно-исследовательского производственного агрокомбината «Пуща-Водица», где раньше выводили сорта плодовых деревьев для всей Украины и других республик бывшего СССР. В девяностых годах научное агропредприятие быстро пришло в упадок. Денег не давали — работницы шутили, что им должны платить яблоками и грушами, а затем сократили людей на пенсию, начиная отдавать землю под застройку.

С тех пор Ольга Степановна жила на одну пенсию и с трудом сводила концы с концами. Родни в Киеве у нее нет, но дочка иногда присылает из Одессы какую-то помощь. К майдану пенсионерка отнеслась равнодушно, политика ее не интересовала. Сейчас ей очень трудно. Несколько месяцев не было горячей воды, и теперь пожилую женщину мучают ревматизм и боли в ногах. Цены на продукты выросли наполовину, а пенсия осталась практически такой же, как и год назад — 1450 гривень.

— Ждали повышения пенсий летом. Все ведь подорожало после майдана. Говорили, что Порошенко станет президентом и поднимет. Я сама слышала, так и сказали, когда приходили к нам агитировать. Подняли на двадцать с чем-то гривень. Как издеваются — говорит Ольга Степановна.

Бабушки или Батальоны?

На рынок она не ходит — там дорого, а покупает хлеб, крупы и «куриный набор» для бульона в супермаркете, где продаются дешевые, и зачастую не очень качественные продукты. Лук разводит дома на балконе — это витамины. Родственники обещали привезти из села картошку, на что у пенсионерки большая надежда. Однако очередное падение курса гривни вызвало у нее настоящий шок. Цены пошли вверх, и она боится, что денег просто не хватит. Ведь кроме еды, надо платить за квартиру и коммунальные услуги. А на лекарство средств не хватает уже сейчас. В прошлом году Ольга Степановна не купила себе новое пальто, теперь жалею — денег нет, придется в старом ходить.

— Если еще раз такое случится, не представляю, как я проживу. А если заболею? А если вдруг воду отключат, или топить не будут, мало ли что? Ходят ведь слухи, что у них там газа уже нет, чтобы людям топить. Вот-вот кончится. Цены страшные — как зиму пережить?

Страшно и то, что Ольга Степановна считает, что ей живется не так плохо. Все-таки, где-то родня есть. Она рассказывает о своей соседке, другой пенсионерке, бывшей библиотекарше, которая получает минимальную пенсию. Еще до обвала гривни она ходила по парадному и просила еду. Потому, летом, пробовала просить милостыню возле метро «Святошин» и «Нивки». Но к ней подошли какие-то тетки, и забрали почти все собранные деньги.

— Сказали ей, что все, кто там просит, должны отдавать часть на помощь батальонам, которые на Донбассе воюют — рассказывает Ольга Степановна. — Даже не знаю теперь, как она будет жить, и сколько. Чем я ей помогу? Только картошкой, если привезут.

Бабушки или Батальоны?

Сбор милостыни давно контролировался в Киеве организованными группами — еще со времен Кравука и Кучмы. Проблема не в этом. Проблема в том, что сейчас, в результате обвала гривни и повышения цен буквально на все, что необходимо для существования человека, Украина стоит перед угрозой «тихого» геноцида — «социоцида», который попросту «выкосит» многих стариков с их обесценившейся вконец пенсией. И в это же время обезумевшее общество собирает деньги, продукты и теплые вещи для продолжения бойни, обогащая наживающихся на этих пожертвованиях жуликов.

Выбор прост — бабушки, или батальоны. И если выбрать войну, вместе с пакетом антисоциальных «реформ» нового парламента, то уже нынешняя страшная для всех бедных и больных зима заберет с собой больше жизней, чем уже забрала «АТО».

Оригинал публикации