В среду украинская делегация отправилась в Вашингтон для встречи с представителями Международного валютного фонда, Всемирного банка и встречи с иностранными инвесторами, на которой будет поставлен вопрос об адаптации программы финансирования с международными финансовыми организациями «к текущим реалиям». Кроме того, по сообщению премьера Арсения Яценюка планируется «максимально привлечь дополнительные ресурсы для того, чтобы Украина начала экономически развиваться».

В тот же день глава правительства заявил, что кабинет министров распорядился выделить дополнительно 6 миллионов евро в рамках проекта «Стена» на техническое переоборудование границы с Россией.

Между тем, по оценкам многих аналитиков ещё в августе размер государственного долга составил 63,7% ВВП Украины, и страна близка к дефолту. Ситуацию прокомментировал для Украина.Ру политический обозреватель Геворг Мирзаян.

США выделяют больше денег на сирийских повстанцев, чем на Украину

«На Украине огромный дефицит бюджетного баланса. Если останавливается производство, и я сейчас не только о Донбассе говорю (начиная с этого года, Украина в силу обстоятельств потеряла связь своей промышленности с Россией), если всё это происходит в стране, у которой даже нет денег, чтобы заплатить за газ, то, конечно, Украина идёт к дефолту. И я сомневаюсь, что соглашение о какой-то финансовой помощи со стороны Штатов ей поможет — здесь должно быть комплексное спасение, которое невозможно без российского рынка и без активного содействия со стороны Владимира Путина.

Инвестиции должны окупаться, если не финансово, то политически. Вопрос окупаемости любых вложений на Украину стоит очень остро даже в политическом смысле, поскольку ясно, какая здесь будет власть. И важный момент — если сравнить сумму, которую Вашингтон даёт Порошенко на восстановление боеспособности украинской армии, и сумму, которую выделяет на финансирование умеренных группировок сирийских повстанцев, то мы увидим, что в разы больше он даёт каким-то сирийским повстанцам, нежели государству Украина, которое вроде как должно быть американским союзником.

В принципе Соединённые Штаты устраивает нынешняя ситуация, то есть дестабилизация ситуации на Украине и фактически её распад. И им нет смысла делать инвестиции в выживаемость украинского режима, поскольку если Украина рухнет, то такой сценарий американцев тоже более-менее устроит.

В рентабельности Украины сомневается не только Европа, но и весь остальной мир. Сейчас в Украину нельзя вкладываться в принципе, потому что никому не ясно, что там будет. Вкладываться в какие-то вещи, которые дают быстрый результат, в ремонт украинской ГТС, например, то есть в вещи, которые выгодны самой Европе — чтобы они функционировали, это, конечно, будут. Какие-то мелкие подачки в несколько десятков миллионов евро будут, но полномасштабные инвестиции в Украину сейчас маловероятны по причинам коррупции и неспособности власти обеспечить сохранность этих инвестиций.

США выделяют больше денег на сирийских повстанцев, чем на Украину

Порошенко заявил, что набрал один или два миллиарда евро для фонда восстановления Донбасса. Но я что-то сомневаюсь, что ему эти деньги дадут. Скорее всего, дадут часть гуманитарной помощью, и её будет недостаточно, поскольку даже Яценюк оценивал сумму восстановления Донбасса как минимум в несколько раз больше.

Это большой вопрос, на что Украина будет восстанавливать и будет ли восстанавливать Донбасс. Здесь чисто имиджевая игра, потому что если за зиму Россия восстановит часть Донбасса, которую контролируют ополченцы, эффективнее, чем Украина восстановит свою, это покажет, что ДНР и ЛНР лучше заботятся о своём населении, чем украинские власти.

И весной, когда боевые действия возобновятся, не исключено, что при правильной политике, дистанционной, России и при нормальном управлении территориями ДНР и ЛНР количество людей, поддерживающих центральную власть в Харькове, том же Запорожье, Одессе, существенно снизится.

Что касается выделения очередных денег на строительство пограничной стены — если у украинского правительства есть лишние шесть миллионов евро, чтобы покопать землю — они могут её копать. Об эффективности подобного сооружения они могут спросить у Израиля или французов, кто ещё помнит стену, устроенную против немцев до второй мировой войны (линия Мажино — ред.).

США выделяют больше денег на сирийских повстанцев, чем на Украину

Стена — это вообще не тот способ, которым стоит защищать границу, особенно сейчас: она преодолевается за несколько минут современными армейскими средствами — наведением мостов и так далее. И учитывая состояние экономики Украины, у неё есть более важные дела, чем строить стены.

Другое дело, для украинского руководства эта стена скорее средство не физической, а некой психологической защиты: она должна показать населению, особенно накануне выборов, что Украина отгораживается от России.

Сама сумма тоже вызывает большие вопросы, поскольку заявленные параметры стены — длина, высота, техническое оснащение — что-то я сомневаюсь, что шести миллионов евро хватит на всё это».