Меньше года назад, когда в президентском кресле еще уверенно восседал Янукович, все шло к тому, что вот-вот будет подписано вожделенное соглашение о нашем ассоциированном членстве в Евросоюзе. Помню эйфорию и ликование тех дней во Львове: последний рывок и мы все в дружной европейской семье. Заживем, ну хотя бы как в Польше — достойные зарплаты и пенсии, магазины полные продуктов, кругом чистота, порядок и, главное, исчезнет проклятая азиатчина, десятилетиями насаждаемая с востока в тонкую украинскую душу.

Один мой знакомый так и выразился: «Да, азиатчина, эти вечно пьяные, нищие морды, которые не умеют и не хотят работать». При этом он рассказывал о своих многочисленных поездках в Польшу, где абсолютно все не так, как в проклятом совке. Попытка узнать, когда он последний раз был в России, вызывала тяжелое недоумение: «А причем тут это, с ними и так все ясно».

Поменяли шило на мыло…

Надо отдать должное нашим западным соседям, они быстро научились извлекать из частых вояжей Галицких гонцов за товарами неплохую прибыль. Недалеко от пограничных переходов с польской стороны выросли целые городки оптовых магазинчиков и складов. Каждый знал, что тут можно приобрести любую сантехнику, одежду, обувь, действительно съедобную колбасу, и все это существенно дешевле, чем у нас.

Народ проявлял чудеса изобретательности. Один приятель со смехом рассказывал, как приобрел в польском магазине новенькую косилку для своего загородного дома. А чтобы не платить пошлину, уже перед границей старательно перемазал ее травой, выбросил упаковку и слегка потер изделие (оказывается за беушную технику пошлину платить не надо).
Поляки быстро сориентировались и с некоторых пор во львовском консульстве Польши каждый желающий может без головной боли и долгой волокиты испросить специальную шенгенскую туристическую визу для шопинга. Суть в том, что при покупке товара в Польше торговый центр или крупный магазин выдает вам именной чек, где указано — что, когда и за сколько приобретено. Для открытия второй и последующих виз такой категории чек, входит в пакет обязательных документов (первая виза выдается на 7 дней, следующая — на год).

Поменяли шило на мыло…

Когда случилась накладка с подписанием ассоциации, народному возмущению не было границ. Студенты вместо занятий в институтах целыми днями митинговали в центре Львова. Многие вполне успешные люди искренне считали, что их мечту грубо растоптали, повторяя, как мантру «Мы все равно будем в Евросоюзе!»

Как-то довелось стать свидетелем спора двух женщин. Речь шла о теоретической возможности присоединения Львова к Польше. «Да ты с ума сошла, — горячилась одна из собеседниц, — у меня в Польше живет масса родни. Они никогда себе такого не позволят, там интеллигентные люди!»

Поляки тоже любят бывать во Львове. Их почти всегда можно отличить в толпе туристов по горластости и довольно бесцеремонному поведению. Во всяком случае, в крупном польском городе исключено орать пьяные песни, вывалившись из кабака в двенадцатом часу ночи. Дело закончится солидным штрафом. У нас — совсем другое дело. Местные кривятся, но терпят — надо воспитывать в себе толерантность. Скоро ведь и мы будем к ним ездить как они к нам…

Поменяли шило на мыло…

И вот, сбылось!

Хотя не успели еще высохнуть чернила на торжественно подписанных документах, как тихо и незаметно всплыло шершавое слово «Реституция» (реституция — восстановление, возвращение прежних прав и преимуществ). Украинские СМИ пока молчат как рыбы. Да и есть с чего, ведь исходя из Статьи 1 Конвенции Совета Европы 1950 года: «Защита собственности физических и юридических лиц» и Протокола №1 Конвенции вытекает обязанность возвращения незаконной собственности, в том числе и земельных владений.
Не буду распространяться о значения документа для Украины — все это удел высоколобых профи. Ограничусь лишь одним крайне неприятным для Западной Украины аспектом. Львов и Львовская область до 1939 г были территорией Польши (До 1918 года город вообще назывался Лемберг).

В ходе освободительного похода Красной армии 1939 г. территорию Галиции присоединили к Советскому Союзу, поляков принудительно выселили с конфискацией недвижимости. Во Львове тогда появилась масса пустых квартир. Например родственники моего старинного приятеля, которых направили во Львов, как молодых специалистов в 1944 г (как раз после его освобождения от фашистов), на мешок картошки выменяли прекрасную квартиру с обстановкой в старом доме. Владелец-поляк был просто счастлив такой удаче.

Поменяли шило на мыло…

И вот теперь, после подписания ассоциированного членства, как солнце из-за туч вынырнуло пренеприятнейшее известие — нормативные акты Евросоюза обязательны для исполнения всеми его членами, в том числе и ассоциированным. Так что приведение украинской нормативной базы к европейским нормам — лишь вопрос времени.

Теперь к главному: исторический центр Львова застроен во времена Польши и Австро-Венгерской империи (что-что, а строить тогда умели). Кроме того поляки уже не раз заявляли, что после 1939 года только у имеющих документы 7244 польских крестьян-землевладельцев было конфисковано 133146 гектаров земли. Всего же, после второй Мировой войны только в официальном порядке из Украины выселили более 800 тысяч поляков. По приблизительным оценкам, примерно десятая часть из них готова документально подтвердить свои права собственности на земли Галиции, да и у австрийцев с архивами все в порядке.

Раньше подобные заявления просто игнорировались. Теперь все не так. Для львовской области это настоящая катастрофа, ведь совсем не факт, что украинские государственные акты на право собственности на землю будут признаны потомками прежних владельцев. И что теперь, обивать пороги Европейских судов? Что называется, поменяли шило на мыло.

 

Если информационного повода нет, его следует выдумать, и попытаться свались на него текущие проблемы и неурядицы. Похоже, такой дежурной темой становится реституция.

P.S. По этому поводу уже начала потешаться часть СМИ, постепенно подтягиваются и политики. Что тут сказать? Еще Ходжа Насреддин когда-то заметил: «Сколько бы ты не кричал – Халва, Халва! Во рту слаще не станет». Буквально сегодня узнал, что еще два года назад (мы тогда стремились в Евросоюз лишь теоретически) во Львове появился гонец – гражданин Польши нашел дом, ранее принадлежавший его родственникам, и вежливо пообщался с жителями. Честно говоря, по нынешним меркам домишко так себе – двухэтажное строение польской постройки на четыре квартиры, потолки пониже, чем в хрущевках, старый район далеко от центра. Только и того, что свой двор с индивидуальными сараями да пара яблонь. Когда-то это была окраина.

 

Поляк ни на чем не настаивал, внимательно осмотрел дом и убыл. Сегодня часть жителей пребывает в уверенности, что на дом он, конечно, может претендовать, но как цивилизованный человек, купит всем квартиры. Как тут не вспомнить Грибоедова: «Блажен, кто верует, тепло ему на свете».