Прикрываясь борьбой с «пророссийским реваншем», порошенковцы настойчиво демонстрируют свои власть и якобы неуязвимость. И даже спустя пять лет на Украине находятся глупцы, готовые им поверить. 

Термин «постправда» уже утвердился в политической науке, по сути легитимизируя достижение поставленных утилитарных целей любыми, даже самыми лживыми и аморальными способами. Общество постправды живёт в мире технологично навязанных политических и культурных предпочтений, восприятия общественных процессов исключительно через эгоистичную выгоду вполне управляемой информационной повестки дня. В подобных условиях резко возрастает роль регулятора информационного пространства — медиакратии, отныне не только резонатора, но и важного игрока на политической арене.

Пощечина украинскому правосудию. Репортаж из зала суда над Кириллом Вышинским
Пощечина украинскому правосудию. Репортаж из зала суда над Кириллом Вышинским
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Этот статус греет душу, утяжеляет карман, но облегчает совесть. Уж кто-кто, а люди, профессионально сидящие на потоках информации, должны понимать закулисье современного мира, иначе они просто профнепригодны. Конечно, в сфере медиа встречаются и случайные назначенцы, но в целом политический выбор медиаменеджмента Украины (в основной своей массе поддержавшего Евромайдан) — это осмысленный выбор взрослых людей. Людей, за определённые преференции согласившихся показывать уничтожение одного из регионов собственной страны как подвиг, нахваливать откровенных уголовников и неонацистов, умалчивать о репрессиях против инакомыслящих, убийстве десятков детей и принимать за чистую монету россказни официоза. 

Однако после победы Евромайдана и пяти лет правления его назначенцев катастрофа стала настолько очевидной, что народ Украины был готов избрать кого угодно, лишь бы не господина Порошенко с его камарильей, которую, напомню, яростно поддерживали десятки тысяч представителей медиасообщества. По-настоящему оппозиционные журналисты становились в украинских СМИ париями, о репрессиях против них сообщалось (если сообщалось вообще) сквозь зубы, с нескрываемой злобой. Украинские СМИ охотно становились на сторону власти, СБУ и всяческих «активистов», которые преследовали Руслана Коцабу, Василия Муравицкого, Кирилла Вышинского, Владимира Скачко, Игоря Гужву, Павла Волкова и многих других оппозиционных журналистов (кстати, Волкова сейчас суд полностью оправдал, а Гужву сняли с международного розыска).

Убийцы на Украине чувствуют себя более комфортно, чем журналисты, критикующие власть
Убийцы на Украине чувствуют себя более комфортно, чем журналисты, критикующие власть
© Facebook, Free Pavel Volkov - blogger and writer - political prisoner of Ukraine

«Сегодняшнее решение — это первый устоявший оправдательный приговор по журналистским делам. Надеюсь, что он станет неким спусковым крючком для запуска подобных решений по другим политзаключенным, — прокомментировал решение суда Павел Волков, —  Почти каждую неделю читаешь на сайтах СБУ или прокуратуры о задержании людей за репосты в соцсетях. Только вчера нечто подобное было в Николаеве. Женщине выламывали двери. А сегодня за репосты в соцсетях схватили мужчину в Одессе». И действительно, кроме преследования журналистов, на Украине продолжают томится в застенках сотни политзаключённых, например, Евгений Мефедов, Олег Саган, Дарья Мастикашева, Мехти Логунов и множество других, о которых украинские СМИ предпочитают не помнить. 

Если говорить о репрессиях против  оппозиционных журналистов, то преследование, например, Василия Муравицкого было признано политически мотивированным депутатами Европарламента, представителями Amnesty International, бюро по защите прав человека при Госдепе США, Международным обществом прав человека, «Репортерами без границ», «Комитетом защиты прав журналистов», «Комитетом мира», но много ли сообщали об том основные украинские СМИ? Ведь сразу возникнет вопрос, куда они смотрели раньше, и об их собственной роли в поддержке репрессивного режима, воцарившегося в стране в 2014 году. 

Итак, люди, сидящие на информационных потоках, не могли не задумываться о невиновности своих коллег, но тем не менее охотно участвовали в их травле. Теперь, по мере ослабления порошенковщины, выясняется, что они сознательно преследовали невиновных. Травили исключительно из интересов собственного кошелька и торжествующей внутренней подлости. Некоторые маскировали её «патриотизмом», хотя не может считаться патриотизмом желание залить кровью собственную страну, а уж человеконенавистнических заявлений от представителей украинских СМИ — от Гордона и Гайдукевича до толпы журналистов-нардепов — мы наслышались вдоволь. 

Теперь одни мечтают, чтобы их преступные деяния, вроде разжигания межнациональной и межконфессиональной розни, были забыты и унесены вдаль информационным потоком. Иные упрямо настаивают на своей правоте: дескать, правильно истребляли противников режима, и страна после «революции достоинства» развивается небывалыми темпами, и вся «Европа с нами». Потому для них и стали таким шоком результаты президентских выборов, скорость развала казалось бы навсегда утвердившегося режима, позиция Европы по возвращению России в ПАСЕ. Я бы назвал это «постглупостью» — стремлением настаивать на своей правоте, даже когда все объективные результаты деятельности свидетельствует об обратном. Рассыпающаяся при встрече с экономическими и политическими реалиями «постправда» в своей агонии трансформируется в «постглупость».

Битва за ПАСЕ: украинские парламентарии громко хлопнули дверью, прищемив себе пальцы
Битва за ПАСЕ: украинские парламентарии громко хлопнули дверью, прищемив себе пальцы
© Facebook/Iryna Gerashchenko

Это не упорство, не принципы и не фанатизм — настоящих фанатиков среди медиакратии мало. Это панический страх потерять свой статус и деньги, если преждевременно крикнуть, что «король голый» (хотя все остальные уже давно кричат об этом на каждом перекрёстке). Только под словом «король» надо подразумевать не освежеванную тушку Порошенко, но узреть первопричину в самом истоке процесса, приведшего нас к таким печальным последствиям. Помните: «онижедети», выстрелы в спину майдановцам, якобы «неизвестные» снайперы?.. Умение признать свои ошибки — это не глупость. Глупость — их не признавать.