Минфин Германии, выступающий в роли посредника в переговорах между Украиной и Россией по украинскому долгу на сумму $3 млрд, призывает власти в Киеве к поиску компромисса с Москвой, сообщает агентство Bloomberg. Берлин озвучил эту просьбу после того, как российское правительство отклонило предложение, сделанное Украиной в январе этого года.

Минфин России посчитал его неприемлемым, так как предложенные условия были хуже тех, которые получили в прошлом году частные кредиторы. Несмотря на то, что МВФ признал долг Украины перед Россией суверенным, украинский премьер Арсений Яценюк настаивал на принятии Россией условий реструктуризации наравне с частными кредиторами.

Эксперт: Киеву не удастся «подвесить в воздухе» долг перед Россией

Однако, по мнению политолога Александра Дудчака, реальной помощи Украине со стороны Германии вряд ли стоит ждать.

«Германия уже не в первый раз выступает посредником в переговорах между Украиной и Россией по погашению украинской стороной долга. Вероятно, так удобно Украине. Таким образом она, видимо, пытается придать вес своим идеям и предложениям. С другой стороны, Германия вряд ли будет давить на Украину, она ее просто призвала к урегулированию. Германия все-таки заинтересована, чтобы на Украине было меньше проблем, и она не создавала их для Европы в целом и Германии в частности», — считает Дудчак.

Вопрос о том, будет ли Германия предлагать варианты выхода из создавшейся ситуации, и на какой компромисс могут пойти Украина и Россия прокомментировал изданию «Украина.Ру» политолог, эксперт по вопросам безопасности Сергей Шабовта.

«Единственное, о чем с уверенностью можно сейчас сказать, это то, что один из лидеров европейского сегмента — я имею в виду Германию — пытается призвать Украину искать компромисс с Россией. Это серьезный показатель. Это сигнал Киеву о том, что тему невозможно просто «подвесить в воздухе» и считать, что проблема таким образом решена. А именно такую позицию сегодня пытается отрабатывать Украина: «Вот нам это не нравится, и мы не отдадим». Они могут придумывать все, что угодно. Но им придется признать, что сам долг возник в соответствии со всеми международными нормами и стандартами, и ответственность по этому долгу должна быть реализована», — резюмировал эксперт.