- Всеволод, нынешние власти Венгрии в прошлом — во времена падения коммунизма в Восточной Европе — были настроены антироссийски — довлело прошлое. Сегодня Будапешт и Москва друзья. Друзья и союзники нынешние Венгрия и Польша, а вот отношения Польши и России оставляют желать лучшего. Может ли в будущем такое случится, что Польша в отношениях с Россией пойдет по венгерскому пути? Что для этого надо?

— Восприятие России в Польше и Венгрии принципиально разное. Исторических пересечений у России с Венгрией гораздо меньше, да и этнокультурная дистанция гораздо больше. Благодаря этому возможны прагматичные, взвешенные, но при этом достаточно "холодные" отношения — о дружбе между Венгрией и Россией я бы все-таки говорить не стал. В Польше ситуация принципиально иная.

Матеуш Пискорский: ЕС в конфликте с Польшей заботится не о поляках, а о своих инвесторах
Матеуш Пискорский: ЕС в конфликте с Польшей заботится не о поляках, а о своих инвесторах
© Facebook, Mateusz Piskorski

Поляки воспринимают Россию как цивилизационного антагониста и геополитического конкурента. Польша — страна с имперской идентичностью, но именно Россия всегда была основным препятствием на пути польского имперства, и этого поляки простить не могут.

Белоруссия и Украина остаются зоной давней российско-польской конкуренции. С Венгрией у России такой символически значимой зоны оспариваемого влияния нет. Поэтому и конструктива в отношениях Москвы и Будапешта гораздо больше.

- Что смог бы себе позволить в европейских делах треугольник Москва-Будапешт-Варшава? Он вообще возможен? Например, совместно противостоять диктату Брюсселя?

— Появление треугольника Будапешт-Москва-Варшава маловероятно — именно в силу того, что Польша и Венгрия принципиально по-разному воспринимают Россию и свои отношения с ней. Конечно, определенная традиция польского русофильства тоже существует, но она маргинальна.

Поэтому максимум, что сейчас можно сделать — это способствовать тому, чтобы поляки-русофилы получали более широкое представительство в польском публичном пространстве.

- Варшава и Будапешт действуют совместно в отношении Брюсселя. Почему бы им не действовать совместно и в отношении Киева, когда последний глорифицирует бандеровцев или давит венгерское меньшинство в Закарпатье?

— Возможно, дело в том, что повестки в отношении Украины у Венгрии и Польши разные. Венгерское влияние на Украине никогда не распространялось дальше Закарпатья.

Поэтому Будапешт сосредоточен на проблемах венгерского этнического меньшинства в рамках этого очень небольшого региона, а в целом Украина Венгрии не интересна. Это, кстати, тоже одна из причин, почему России гораздо проще иметь дело с Венгрией, чем с Польшей.

Польша рассматривает Украину как зону своего "законного" геополитического влияния, "кресы всходние". Поэтому, с одной стороны, для поляков, конечно, неприемлема нынешняя украинская политика памяти, связанная с глорификацией бандеровцев.

Но, с другой стороны, Польша боится оттолкнуть Украину и в целом стремится втянуть ее в зону своего влияния. Варшава гораздо в большей степени вовлечена в украинские дела, чем Будапешт, причем вовлеченность эта носит выражено антироссийский характер.

- Как возможно разрешение нынешнего конфликта между Варшавой и Брюсселем?

— Брюссель не заинтересован в эскалации напряженности с Польшей, поскольку это будет наносить ущерб всей европейской интеграции, которая и так понесла серьезные репутационные издержки в связи с Брекситом. Поэтому ЕС будет действовать методами "мягкой силы", способствуя приходу к власти более проевропейской и удобной для Брюсселя "Гражданской платформы".

Шансы на это есть, учитывая, что польское общество разделено между двумя основными партиями примерно поровну, и определенная усталость от затянувшегося правления консерваторов и их склочного стиля уже накопилась.

Кроме того, Польша является основным получателем субсидий из европейского бюджета, без которых она превращается в "картонного тигра". И эта экономическая зависимость также ограничивает свободу маневра для Варшавы.

- Чем все-таки обусловлена «консервативность» Варшавы и Будапешта?

— Восточная Европа в принципе более консервативная и менее "модернизированная". Плюс исторически сильное влияние католической церкви. Но, опять же, преувеличивать степень консерватизма Польши и Венгрии не стоит.

Томаш Мацейчук: поляки борются с новым Рейхом — Брюсселем и немецкими леволибералами
Томаш Мацейчук: поляки борются с новым Рейхом — Брюсселем и немецкими леволибералами
© из личного архива Томаша Мацейчука

Консервативный курс встречает сильное сопротивление, прежде всего, среди населения крупных городов, которое в целом вполне разделяет "европейские ценности", а идеологическая машина ЕС работает на усиление влияния именно этих групп.

- Насколько серьезен раскол между либеральной и проевропейской Польшей А (Северо-Запад) и консервативно-клерикальной Польшей В (Юго-Восток)?

— Раскол, безусловно, есть, но он успешно канализируется в рамках существующей системы политического представительства. Польша — устойчивая демократия, где подавляющее большинство населения несмотря на свои партийные предпочтения разделяет базовые ценности — приверженность польскому национальному государству и западному цивилизационному выбору.