- Наталия, вы как человек, который следит за всеми перипетиями американской президентской драмы, пролейте свет на то, проиграл Трамп или не проиграл? Просто его русский фан-клуб, состоящий из русских трампистов, типа Кирилла Бенедиктова, полагает, что демократы украли у него победу. Так ли это?

— Начнем с того, что сам феномен русского трампизма — это очень интересное явление. На мой взгляд, обусловленное как внутриполитическим застоем, так и желанием разрешить внешнеполитические противоречия. При этом многие наблюдают за событиями в США сквозь собственную призму, не учитывая разницы наших систем и менталитета, что в итоге мешает объективному анализу ситуации.

Наталия Баженова: кто она
Наталия Баженова: кто она
© vk.com, Наталия Баженова
В этом смысле наши трамписты делятся на рациональных и эмоциональных. «Рациональные трамписты», к которым относится первый русский биограф Трампа, политолог и писатель Кирилл Бенедиктов, последовательно аргументируют свою позицию следующими важными факторами.

Во-первых, неприятие транснациональной глобализации и левой культурной революции.
Во-вторых, приверженность политике государственного протекционизма.
В-третьих, выбор меньшего зла, исходя из наших стратегических интересов.

Поскольку президентство Трампа в целом соответствовало именно этим ожиданиям, то «рациональный трампизм» вполне себя оправдал. Хотя бы потому, что в этот период США сосредоточились на внутриэлитном расколе, проблемах Евро-Атлантического союза и торговой битве с Китаем, в итоге существенно снизив свою военную активность. Так что в этом контексте желание продления полномочий Трампа носит исключительно прагматический характер.

Наталия Баженова: Нет никакого конца «белой Америки». Демократические институты выстояли
Наталия Баженова: Нет никакого конца «белой Америки». Демократические институты выстояли
© vk.com, Наталия Баженова
С другой стороны, есть «эмоциональные трамписты», которые приписывают Трампу и всем республиканцам свои собственные ультраправые и даже ортодоксальные взгляды, оценивая американскую ситуацию в духе крэйзи алармизма.

В итоге руководство замутненной оптикой приводит к ложным выводам и неоправданным ожиданиям. Некоторые при этом умудряются проводить совсем уж абсурдные «советские» аналогии, так что становится непонятно, «кто на ком стоял» и при чем здесь ГКЧП (намек на одного из бывших лидеров русских трампистов — философа-консерватора Бориса Межуева, который давно разочаровался в Трампе и предсказал победу Байдену; об аналогии с ГКЧП Межуев написал в социальных сетях.  Прим. ред.).

Другие так сильно переживают несправедливое поражение Трампа, как будто речь идет не об ожидаемо регулярной смене власти, а об отречении царя и конце света.

Но давайте скажем честно, Трамп изначально являлся исключением из правил, и сам его приход к власти — это попытка разрешить кризис американской политической системы, а по сути столкновения разных проектов глобализации. Поэтому и его сегодняшний уход был прогнозируемым из расчета 50/50.

Вопрос заключался в том, как далеко зайдут демократы в своем стремлении к власти. После всех событий пандемического года у меня лично на этот счет иллюзий не было.

Но с учетом нелицеприятных фактов прошедшей предвыборной гонки и самих выборов тема «кражи победы Трампа» действительно широко обсуждается в американском обществе, а оппоненты называют Байдена «poor winner» («жалкий победитель»).

Другое дело, что политическая жизнь в США на этом не закончилась, и неизвестно, как демократам их резвость аукнется. Так что и Трампа, и трампизм как идею рано списывать со счетов. Ставки в игре слишком высоки, чтобы дело ограничилось одной-двумя партиями.

- Как вы считаете, почему «русские хакеры» не помогли Трампу? Или все-таки они ему помогали?

— Отдаю должное вашей прозорливости, поскольку этот «провокационный» вопрос вы мне задали еще до того, как его публично озвучил Шнуров. И только техническая задержка с моей стороны не позволила мне ответить на него раньше нашего президента, что в принципе также говорит и о моей прозорливости.

Но, если серьезно, то с учетом крайней напряженности в российско-американских отношениях было бы наивно категорически исключать взаимную киберактивность. Однако, насколько известно, все попытки доказать факт вмешательства российских хакеров в процесс избрания Трампа не увенчались успехом, и дело закончилось голословными обвинениями.

Так что и в последней выборной компании говорить о нашем вмешательстве можно было бы только при наличии убедительных доказательств. Иначе это похоже на попытку переложить проблему с больной головы на здоровую.

Ведь сейчас многие американцы считают, что причиной резкого падения доверия к избирательной системе США стал сговор либеральных медиа и IT-монополистов, которые помогли демократам получить желаемый результат.

- Представитель Техаса Аллен Уэст заявил, что законопослушные штаты могут образовать союз в ответ на действия Верховного суда. Насколько это можно расценивать как действия, которые могут привести к реальному расколу и распаду страны на центральные республиканские штаты, с одной стороны, и на западные и северо-восточные либеральные — с другой. Или все это несерьезно?

— Кажется, совсем недавно энтузиасты наперебой говорили о грядущей межрасовой войне, хотя мне было абсолютно ясно, что ВLM-протесты носят управляемый ситуативно-политический характер, а леваков всегда используют в качестве тарана, чтобы потом положить на полку.

Что касается разделения штатов по партийному признаку, то мне снова придется разочаровать тех, кто мечтает о новой Гражданской войне в США, так как, по моему глубокому убеждению, такой исход событий исключен. И все разговоры о распаде CША я отношу к жанру задорного политического фэнтэзи, замешанного на Coid War-реваншизме.

Более того, совершенно очевидно, что в данный момент между республиканцами и демократами идет торг и борьба за будущее влияние. И в этой связи будут использоваться любые аргументы, что совершенно не означает реализации радикального сценария. К тому же сам выборный процесс в США — непрерывный и многоуровневый и все-таки основан на реальной политической конкуренции, в которой задействованы все слои общества.

Так что победа на президентских выборах не означает автоматический карт-бланш для нового президента, поскольку все серьезные изменения зависят от расклада сил в Конгрессе.

В любом случае демократы столкнутся с противодействием в реализации своих планов, вплоть до импичмента Байдену, сын которого замешан в крупном коррупционном скандале, да и тема непрозрачности выборов останется актуальной. Поэтому демократы вынуждены будут искать варианты межпартийного консенсуса.

И то, что в условиях глобального форс-мажора они смогли получить поддержку Верховного суда в признании результатов голосования, не гарантирует им абсолютный контроль политического пространства в дальнейшем. В конце концов, их собственная довольно грубая стратегия может обернуться против них, а репутационные издержки могут превысить краткосрочный профит.

- И все-таки объясните этот феномен. Почему западное и восточное побережья Штатов либеральны, а срединные земли консервативны? С чем этот феномен связан?

— В принципе «глубинка» во всех странах более консервативна в силу некоторой оторванности от цивилизационных драйверов и сохранения устоявшихся социокультурных алгоритмов. По мнению одних, это говорит о негативной временной отсталости, а по мнению других — о позитивном вневременном постоянстве.

Хотя в США, конечно, есть своя специфика. Прежде всего нельзя забывать, что само государство США возникло как проект модерна. Поэтому американские консерваторы, в отличие от наших «авторитаристов-государственников», являются сторонниками демократии, гражданских прав, свободного рынка и верховенства закона. Это и есть традиционные американские ценности, лежащие в основе общественного согласия.

И сейчас в результате раскола элиты именно эти ценности становятся крайне уязвимыми.

Что касается политико-географического разделения, то оно объясняется тем, что прогрессивные настроения превалируют в мегаполисах, крупных финансовых, инновационных и образовательных центрах с подвижным, более креативным населением и высоким мультикультурным взаимодействием.

В США эти центры сложились на Восточном и Западном побережьях с выходом на Евро-Атлантический и Азиатско- Тихоокеанский регионы.

Именно там зародилась новая волна либерализации, которая напрямую связана с грандиозной научно-технологической революцией, неизбежно требующей изменения социально-экономического уклада и создания нового культурно-этического нарратива.

При этом консервативная часть американского общества и «глубинные» штаты в основном завязаны на прежней экономической модели и считают, что перемены не должны быть столь стремительными и радикальными, в ущерб среднему классу и VIP-бенифициарам «старой экономики».
Также остро стоит вопрос о сохранении исторической и культурно-религиозной основ.

Но проблема в том, что в сегодняшней ситуации и консерваторы, и либералы имеют взаимоисключающие «пакетные предложения», а время для принятия решения поджимает. Таким образом, парадигмальный сдвиг породил мощный политический кризис, который затронул все человечество, обозначив начало новой эры.

- Каков сегодня интерес России во всех этих событиях и перипетиях? Кто для нас лучше — Трамп или Байден?

— Наш интерес к американским событиям обусловлен тем, что мы живем на планете, где в данный момент практически установлен Pax Americana, поэтому все, что происходит в эпицентре этого глобального мира оказывает на нас непосредственное влияние даже вопреки нашему желанию.

С другой стороны, Россия объявила себя проводником многополярности и по-прежнему претендует на роль влиятельного мирового игрока, хотя бы по факту наличия огромной территории и ядерного потенциала. Так что в этом контексте столкновение с интересами США неизбежно. И ситуация, в которой наши отношения оказались сегодня, справедливо называют тупиковой.

В любом случае, поскольку планета у нас одна, властные элиты наших стран будут стремиться к разрешению сложившегося противостояния. Думаю, что перезагрузка наших отношений была возможна именно при Трампе. Но логика взаимной политической эскалации и стремление американского истэблишмента к укреплению своей мировой гегемонии не позволили решить эту проблему.

Не стоит забывать, что Трамп изначально был ограничен в своих действиях обвинением в «связях с Кремлем», притом что сам он настойчиво акцентировал внимание на «китайской угрозе».

Наталия Баженова: Не понимаю, почему антизападники в России так мучаются, используя американские соцсети
Наталия Баженова: Не понимаю, почему антизападники в России так мучаются, используя американские соцсети
© vk.com, Наталия Баженова
Тем не менее, несмотря на усиление санкций и выход американцев из договора по РСМД, многие небезосновательно считают этот период передышкой. Другие уверены, что хуже уже не будет, поскольку и так все зашло слишком далеко.

Но в связи с избранием Байдена я бы рассматривала такой прогноз как оптимистичный.

Однако трезвый подход обязывает к пониманию того, что новый президент США и его администрация настроены в отношении России гораздо жестче, чем предыдущие. Поэтому в сегодняшней ситуации расслабляться не приходится, но искать пути для конструктивного диалога, на мой взгляд, необходимо.