Ранее видеохостинг YouTube удалил аккаунт одного из главных крымских телеканалов «Крым 24», а также двух русскоязычных информагентств Anna News и News-Front, которые специализируются на работе в горячих точках.

Член Совета по правам человека при президенте РФ Кирилл Вышинский в ответ на это подготовил проект резолюции СПЧ в международные организации и предложил совету его принять.

- Кирилл, как получилось так, что Совет по правам человека отказался встать на защиту российских СМИ?

— Блокировка YouТube в нарушение собственной процедуры каналов российских  СМИ, которые создают русскоязычный контент, является неприкрытой цензурой. Об этом я говорил со своими коллегами, предлагая подать обращение к представителю по свободе слова ОБСЕ, Международной федерации журналистов, чтобы привлечь внимание к проблеме и найти методы воздействия на Google и YouТube.

Три раза я вносил на заседания Комиссии по свободе слова и правам журналистов несколько текстов таких обращений. Всякий раз мои коллеги откладывали решение, мотивируя это тем, что «необходимо глубже изучить проблему». В итоге было принято решение не голосовать за мои предложения.

В обход запретов. «ВКонтакте» вернулся на Украину
В обход запретов. «ВКонтакте» вернулся на Украину
© РИА Новости, Наталья Селиверстова | Перейти в фотобанк
Для меня это удивительно, поскольку как минимум трем российским СМИ без предупреждений заблокированы аккаунты. То есть обрушен весь архив, и более двух миллионов подписчиков оказались без этого контента. Кроме того, пострадали редакции трех СМИ — а это более 200 человек. Но для моих коллег из комитета по свободе слова и правам журналистов эти доводы показались неубедительными. Оказывается, они считают несерьезной реакцию на практику, которую применяют к российским СМИ глобальные американские корпорации.

- А как получилось так, что российские средства массовой угодили в эту ловушку, попав в зависимость от глобальных корпораций?

— Не секрет, что главной идеологией 1990-х и 2000-х были взгляды философа Карла Поппера об открытом мире, который учил, что мир глобален, открыт, это мир свободной конкуренции и мировой кооперации. Зачем вам изобретать свою платформу, если это сделают американцы?

Но оказалось, что не все в этом мире работают по правилам. Один из примеров глобального давления — это даже не Россия, а, например, Китай, который находится под серьезным давлением не только на государственном уровне, но и на уровне корпораций. Яркий пример — это история с компанией Huawei, когда под давлением  Вашингтона от китайских технологий стали отказываться в Европе и в Азии.

Оказывается, если вы мешаете чьим-то экономическим интересам, то глобальный мир моментально закрывается. Как в романе Джорджа Орруэла «Скотный двор»: все животные равны, но есть те, кто равнее.

Как только вы вошли в открытый мир, начали жить по его законам, свободно конкурировать и оказались эффективнее на экономическом или идеологическом уровне, вам начнут закрывать двери. То есть степень открытости этого мира регулируется не вами, не вашими умениями и навыками, а другими.

«Конкретно с Вышинским»: Google берет РФ в информационный плен, а мы не осознаем угрозу
«Конкретно с Вышинским»: Google берет РФ в информационный плен, а мы не осознаем угрозу
©
- Может быть, России следует пойти по пути Китая, которые создал свои аналоги WhatsApp и Facebook, и запустить отечественную платформу?

— Китайцы продвинулись вперед, создав некую суверенную территорию в интернете. Похоже, что таким крупным странам, как Россия и Китай, необходимо идти по этому пути, создавая свое. Как мы создали ГЛОНАСС, понимая, что если установить в своих ракетах систему наведения, которая будет ориентироваться по GPS, то в один прекрасный момент наша военная техника окажется грудой металла.

Наверно, нужно сделать следующий шаг в этом направлении, создавая собственное суверенное интернет-пространство с собственными платформами. Иначе за нас будут решать, что должно быть в интернете.

- А где та тонкая грань между регулированием интернета со стороны государства и наступлением на свободу слова? Например, на Украине сейчас активно обсуждают закон о медиа, там до сих пор онлайн-медиа не регулируются законодательно, на СМИ пытаются воздействовать.

— Свобода предполагает ответственность, а ответственность всегда регулируется. Естественно, что рано или поздно придется регулировать интернет. Во всем мире есть законодательство, связанное с пропагандой экстремизма и детской порнографии в интернете. Понятно, что технологии развиваются быстрее, чем законодательство. Технологии создают новые реалии, и тогда общество начинает на них реагировать.

Всегда важно найти баланс, чтобы определение ответственности не было чрезмерным. Это тонкий процесс, который требует широкого круга представителей общества и государства. Этот процесс должен быть взвешенным и сбалансированным, но он должен идти, иначе в виртуальной реальности возникнет хаос.

Дети, которые не имеют социального опыта и не успели сформироваться как личности, погружаются в огромную среду интернета, где есть что угодно, в том числе пропаганда насилия, экстремизма и расизма. Если эту среду не регулировать, то мы под видом свободы слова получим вещи, которые будут разрушать наше общество.

Запрет не сработал. Украинские книжные магазины не могут выжить без книг на русском
Запрет не сработал. Украинские книжные магазины не могут выжить без книг на русском
© Facebook, Книгарня "Є"

- Над какими проблемами вы сейчас работаете, как член Совета по правам человека?

— По-прежнему я ищу подходы, связанные с решением вопроса цензуры на глобальных платформах. Еще одна важная часть работы — это проблемы наших соотечественников за рубежом. Одна из самых важных и острых проблем — это обучение на русском языке на Украине. Напомню, что с 1 сентября на Украине серьезно ограничили обучение на русском языке, что сильно ударило по русским школам.

Изучать такие абстрактные науки, как физика и математика, и так непросто, а теперь придется еще погружаться в специфическую, иногда не всегда хорошо проработанную терминологию на другом языке. Это может оттолкнуть ребенка от получения знаний. Это серьезная история, на нее нужно реагировать, и мы будем это делать.