Показушное линчевание собирательного врага. Мимо клетки проходят строем 58 свидетелей. Все равны, как на подбор: эталон генофонда и цвет нации — перед наглой рожей врага нации. Кипят негодованием, шипят ругательствами, невпопад отвечая на вопросы обвинителей. Дай волю — заплюют Коцабу священной фронтовой махоркой.

Изменник родины Коцаба не украл миллиард. Не жонглирует четырьмя паспортами и оффшорными счетами, куда текут европейские кредиты. Никого не убил, не поджег. Не похоронил коррупционные, политические преступления и махинации в могильнике закона о гостайне.

Но он преступник, каких Украина еще не видела, поэтому должен сидеть в клетке. А вместо психиатров на зрелище ездит адвокат Коцабы Татьяна Монтян, уставшая смеяться и ужасаться этому бесконечному беспределу.

- На всех видеорепортажах из суда свидетели утверждают, что основное преступление Руслана Коцабы — срыв мобилизации, демотивация тех, кто уже стоял на пороге войны в берцах и с вещмешком, прощался с родными, но после призыва Коцабы игнорировать необъявленную войну потерял желание исполнять свой гражданский долг. Как обвинение планирует доказывать, скольких Коцаба успел искусить?

— Это шоу — именно в назидание, и таких дел уже несколько. Например, дело фотографа Андрея Захарчука из Николаева, которого «прикрыли» за то, что он снимал на улице, хотя фотографий гораздо лучшего качества полным-полно в интернете (Захарчука, сотрудничавшего с российским информационным агентством и фотографировавшего «стратегические объекты» — Николаевский бронетанковый завод и Ингульский мост — обвинили в государственной измене и «работе на агрессора»).

Но его выставили на обмен — и обменяли на военнопленных. Коцабе тоже предлагали, но он отказался, и мне кажется, зря: лучше спокойно жить в чистом, вылизанном коммунальщиками Донецке, чем хреново сидеть в СИЗО Ивано-Франковска. А теперь он там как минимум до самого приговора, потому что часть 5-я статьи 176 уголовно-процессуального кодекса не предусматривает альтернатив (домашний арест и прочие меры пресечения не предполагаются при обвинении в преступлении против основ безопасности государства).

- Сложно было представить таких людей, как Коцаба, на скамье обвиняемых в государственной измене.

— …А в препятствовании деятельности вооруженных сил Украины? Он что, за руку кого-то хватал? Наоборот, все эти «патриоты» и «вышиватники» так возбудились, что даже в суды ходят и обвиняют его черт знает в чем. Да ему орден давать надо: благодаря ему возрос патриотизм и процент жиров в масле.

Только на Западной Украине почему-то неоднократно сорвана мобилизация, в чем неосторожно признавался президентский советник Бирюков: тогда, по официальным данным, почти половина военнообязанных уклонистов, по-бирюковски — «трусливых скотов», уехали вереницей автобусов из Ивано-Франковской области прямиком в Россию, Польшу, Венгрию, Румынию. С апреля в Закарпатье 9000 не изъявили желания явиться в военкоматы. Недавно военкомы во Львовской области и в Харькове попали на гауптвахту за невыполнение «поставленных задач частичной мобилизации».

Монтян: Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью, а Оруэлл переворачивается в гробу

- Какие юридические основания, даже с натяжкой, использует обвинение в деле Коцабы? Где физические доказательства его измены, кроме его эмоционального видео?

— Они вообще ничего не планируют доказывать: у них нет такой цели. Им главное, чтобы он посидел. Судьям наплевать, имеется ли состав преступления, доказательства — это чисто обслуживающая контора. Как они могут доказать, что срыв мобилизации произошел по вине Коцабы, а не потому, что где-то там в котлах лежат десятки тысяч, дожираемые воронами и собаками, и даже мамки не знают, где они погибли. И если ополченцы не снимут с них жетончики, не сфотографируют, то родственники так ничего и не узнают.

Может, поэтому люди не хотят идти воевать непонятно куда, непонятно с кем, за тех, кто тут пилит бюджет, начиная от чиновников, заканчивая так называемыми сволонтерами? Дело Коцабы создал Наливайченко, теперь его нет — посмотрим, что будет дальше. Если даже Amnesty International признала Руслана узником совести, то куда уже дальше. Пока затягивается время, никто не собирается быстро заканчивать: несколько десятков свидетелей несут такую чушь, не имеющую отношения к сути обвинения, что стыдно слушать. Но судьи, тем не менее, слушают.

- Развлекаются?

— Да, развлекаются! Судебные заседания назначают раз в несколько недель и откладывают. Особый цирк был, когда предыдущий председательствующий пошел по повестке в армию, лишь бы не участвовать в этом преступном позорище.

- Что происходит с семьей Руслана Коцабы?

— Голодают и нищенствуют. Люди им помогают, высылают на карточку жене. Женщина с двумя детьми, мать-старуха, денег нет: у них даже наличные забрали, принадлежащие матери (это общеизвестно, и она это доказала). «Вещественные доказательства по делу» —доказательства чего, измены родине или препятствованию деятельности вооруженных сил? Семью умышленно лишили средств к существованию. Это и было главной целью — наказать.

И показать, что нечего ляпать языком. Потому что Коцаба покусился на святое — на возможность беспрепятственного и неограниченного дерибана. Что такое мобилизация, волна за волной — это возможность списания на мобилизованных комплектов формы, обмундирования, обуви, боекомплектов. Боекомплект можно бодро «толкнуть» противнику — и я такие истории слышала неоднократно. Бардак поддерживается умышленно, людей не признают участниками военных действий, никто не может проконтролировать, сколько комплектов загнали.

Я лично видела под Дебальцево горы трупов: куртки одной расцветки, штаны — другой, вместо берцев — кроссовки! Сколько же списывается под эту сурдинку, миллиарды?

Среди волонтеров, конечно, есть наивные губошлепы, которые последнее отдают, но ведь есть и откровенное ворье, которое собирает и тратит на себя: уже появились приговоры по этому поводу. А самые приближенные мега-«волонтеры» уже крадут в промышленных масштабах. Романтики ведь уже давно опомнились — переключились на помощь беженцам, а на армию собирают теперь «опытные» и жадные.

Монтян: Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью, а Оруэлл переворачивается в гробу

Когда пойдет волна возмущения, предсказываю, у них найдут много активов. Если даже обыкновенные прапора умудряются склады волонтерской и гуманитарной помощи набрать, сколько скандалов уже было, что говорить о верхах (о махинациях с волонтерской помощью рассказывали волонтеры Рычкова, Дейнега, подобные скандалы неоднократно тушились в сети — авт.).

И вдруг какой-то Коцаба сказал: ребята, не идите туда, вас там утилизируют ради наживы. То же самое можно сказать и о другой стороне: люди, которые критиковали руководство ЛНР в том, что гуманитарная помощь не доходит до жителей, тоже поплатились жизнями. В ноябре, когда я еще в первый раз туда ездила, уже было все понятно: наш жалкий автобусик, наполненный несчастными луганскими или алчевскими жителями, которые возвращались домой, обшмонали шесть-семь раз на всех блокпостах — полтора суток ехали из Киева до Луганска. В то же время мы видели целые вереницы груженого транспорта, который сплошняком, транзитом, проходил через все блокпосты — «колорадские» и «укропские». А на людей в котлах все потом попутно спишут. Украина бодро разваливается и без Путина — за счет собственных коррупционных «резервов».

-…А вы еще вспомните, как в конце июня, отчитываясь об аресте по расстрелу Бузины, представители МВС прошляпили свой комментарий, хотя мало кто это заметил. Оказалось, что найти подозреваемых помогли волонтерские махинации: массовый контрабандный перегон волонтерами без растаможки и регистрации в МВД подержанных автомобилей из ЕС — якобы для нужд АТО и добровольческих батальонов. Потом эти перекупленные на черном рынке машины появились на дорогах мирных городов Украины — на одном из них ездили якобы убийцы. Закамуфлированные дорогущие люкс-джипы ездят и по киевским дорогам — с водителями, тоже с ног до головы одетыми в камуфляж.

Вы замечаете, как реагирует малая родина Коцабы — какие там настроения? Ведь сам суд устроен в большей мере для той самой целевой аудитории, которая стала основной для евромайдана: когда Киев ленился выходить, на евромайдан ехали автобусы из Тернопольской, Ивано-Франковской, Львовской областей. Кроме того, предполагалось, что патриоты Западной Украины станут первым, вторым, третьим и потоком для войны на Донбассе. Но мобилизация в регионе сорвана. И получается, Коцаба невольно становится «лицом» этой внутренней пятой колонны — разорвавшим круговую поруку.

— А в Ивано-Франковске люди молчат. Даже те, кто не поддерживает весь этот цирк. Они боятся, что с ними разберутся по-своему. А так — все понимают, подходят ко мне на улицах поблагодарить. К тому же на Западную Украину возвращаются с Донбасса демобилизованные, рассказывают друзьям и родным, что там творится. Еще часть поняла, наконец, что среди патриотов есть и бандиты, и контрабандисты. Внезапно. Рояль в кустах.

В материалах дела есть смешное: один мужик написал «я отказываюсь идти в армию, потому что у нас конченое правительство» — и на следующий день его оштрафовали на 90 гривен. Наглядно на месте вся эта тема выглядит так: военкомы собирают деньги с богатеньких, которые могут откупиться, и отправляют в «АТО» несчастных работяг и селян, которых потом умышленно уничтожают в котлах и списывают на них форму и боекомплекты.

Монтян: Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью, а Оруэлл переворачивается в гробу

- Вы ведь ездите защищать Коцабу на добровольных, волонтерских началах?

— А что делать? Да, я ничего за это не получаю — и никто не ожидал, что я за него впишусь и буду регулярно ездить на заседания. Я езжу, это неудобно, но это надо делать, потому что они бы его там похоронили, это ясно. Об этом деле практически ничего не знают: только местная пресса пишет, но кто же ее читает.

- Но они тоже пишут об этом с определенным контекстом?

— Конечно! «Скандально известная адвокатесса Монтян», «…оскорбляет наших героев», «…защищает предателя»!

- Сам Руслан Коцаба ожидал, что вокруг этого дела будет столько шума?

— Он ничего другого и не ожидал. Когда принял решение записать видео, он прекрасно понимал, чем это кончится, и не питал иллюзий. Мне, как атеистке, его понять сложно, он это сделал из религиозных соображений, по божьей заповеди «не убей». Хотя я тоже охотно говорю: Папа Римский тоже предостерегал от братоубийственной войны — давайте дело против Папы возбудим, зачем стесняться.

Самое смешное, что в материалах дела есть допрос одного военкома, который пишет: что вы прицепились к Коцабе, на самом деле антимобилизационную кампанию круче всех ведет Украинская Православная Церковь. Люди слушают попов, а не какого-то там Коцабу на Youtube (потому что в своих забитых селах даже не подозревают о существовании Youtube).

- Кстати, представители «Правого сектора» — частые гости и на судебных заседаниях у Коцабы, почти половина свидетелей, по его словам, участники этой организации. Ведут они себя агрессивно, о чем свидетельствую многочисленные видео, а на одном из заседаний свидетель грозился физически уничтожить Коцабу. Вам не угрожают?

— Мне угрожают регулярно, но я же 20 лет работаю уголовным адвокатом и прекрасно знаю: реально опасные люди просто убивают, а не гоняют словесные порожняки.

- Сейчас юридические форумы забиты криками жен и матерей мобилизованных. Рассказывают свои истории. Немолодого отца весом в 120 кило и с варикозом призвали (а он даже на машину залезть не может). Многодетного с малолетними детьми. Двух братьев одновременно (даже не разъяснив им, что одному может быть положена отсрочка). У кого-то муж все ждет и ждет демобилизации.

Но в ответ на самый важный вопрос, который нередко задается юристам (основание для мобилизации, если нет объявленной войны с другим государством и военного положения), юристы предпочитают цитировать терминологию и статьи украинского законодательства об «особом периоде» функционирования государства. Но особенность «особого периода» в том, что он наступает после объявления мобилизации… Какой-то казуистически замкнутый круг. Как само государство юридически объяснило мобилизацию, уже шестую (по словам Порошенко, о седьмой пока речь не идет)?

— Да никак. Граница не перекрыта, в Россию летают самолеты, ходят поезда. Война не объявлена, а на Липецкой фабрике «Рошен» расширяется производство сливочной карамели и вафельных трубочек. Почему на меня наехали все эти «патриоты», когда я поехала в ДНР-ЛНР в гости к «террористам и сепаратистам, злодеям и бармалеям, пожирающим младенцев на завтрак»? Да потому, что я показала только одно: они никакие не демоны и не чудовища, а самые обычные люди, и с этими людьми можно и нужно разговаривать, ибо они в абсолютном большинстве своем такие же жертвы частных, бандитских, олигархических разборок, как и майданные прыгуны.

За это меня назвали «сепаратисткой» и «подружкой террористов», поехавшей к Мозговому просто так, чай попить. И никто умышленно не вспомнил, что Мозговой мне пленного отдал — по договоренности, достигнутой во время телемоста, и этот пленный несколько месяцев провел у «террористов», которые его вылечили, и никому он не был нужен, пока я за ним не съездила.

Да вы с ума сошли: я всегда была за единую Украину и считаю институционально несостоятельными все обломки Украины — как те, которые под контролем нынешней власти, так и те, что под контролем ДНР-ЛНР. Это вы, «патриоты» — самые настоящие сепаратисты-преступники, потому что призываете обнести колючей проволокой, закатать в бетон и сравнять с землей «градами» своих собственных сограждан только за то, что у них иные политические убеждения.

Когда придет время реванша, а оно просто не может не прийти, все эти слова «патриотам» припомнятся, и по иронии судьбы я буду едва ли не единственной, кто будет призывать к милосердию по отношению к этим злобным существам.

Монтян: Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью, а Оруэлл переворачивается в гробу

- Думаете, будет этот девятый вал?

— Это будет все сметающий девятый вал. Но сейчас всеми способами, в том числе через спонсируемую прессу, будут дискредитировать таких, как Коцаба, как я, всех тех, кто мешает им заниматься распилом военных и сопутствующих бюджетов.

- Вы предсказываете будущие иски незаконно мобилизованных, их родственников, вдов, сирот?

— Некоторые уже пытаются жаловаться, судиться, поднимают шум в СМИ, чтобы добиться статуса участника «АТО», выплат за гибель или ранение. Добиться успеха получается у единиц.

- Разговоры о том, что экономика, восставшая из пепла войны и реформ, должна быть патриотичной, заканчиваются тем, что Фонд госимущества выставляет на продажу десятки облэнерго общей стоимостью далеко за 20 млрд гривен, машиностроительные заводы, шахты, предлагает передать таможню в иностранное управление, будут и другие идеи. Это вразрез расходится с планами об экономической децентрализации и заявленными целями нового проекта Конституции — ведь для начала регион должен провести инвентаризацию собственного имущества?

— Естественно, ничего подобного не будет. Я приводила статистику: при «Злочинной Панде» соотношение бюджетных поступлений в центр-низы было 80 на 20, а сейчас — 82 на 18. Так мне после этого звонили десятками люди из сельсоветов и говорили: «Таня, окстись, какие 18% — мы их живьем не видим, в основном ведь это должны быть поступления от земельного налога, который никто не платит, так что в лучшем случае реальных денег доходит 6-7%». Там полная нищета, и без субвенции вообще нечего ловить. А что такое субвенция? Вы хотите построить дорогу, например. Вам формально денег дадут, но те, кто раздает субвенции, «по дороге» распилят 70%, и до села дойдет полпроцента.

Монтян: Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью, а Оруэлл переворачивается в гробу

- В законе «О борьбе с терроризмом» под терминологию, «вшитую» в этот закон, при большом желании можно подвести и сам евромайдан в его радикальной стадии, и сожжение людей в Домах профсоюзов (в Одессе и Киеве), и забытое почему-то всеми убийство мирных сотрудников в офисе Партии регионов (с подстрекательством нынешнего депутата ВР), и создание незаконных вооруженных формирований. И уже больше года неясно, каким образом локальная антитеррористическая операция, профессиональная по своей сути, могла требовать мобилизации большей части непрофессионалов.

Даже по закону «район проведения АТО» — «это определенные руководством антитеррористической операции участки местности или акватории, транспортные средства, сооружения, помещения и территории или акватории, которые прилегают к ним и в границах которых проводится операция». То есть даже здесь, по идее, ну никак не может быть проведена масштабная, пусть и частичная, всеукраинская мобилизация, кроме как кадровиков, резервистов СБУ и спецподразделений.

— Никого не волнует юриспруденция, право, законы, здравый смысл. В ходу массовое зомбирование, правовой беспредел под соусом «революционной целесообразности» и оголтелая коррупция. «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью», а Оруэлл переворачивается в гробу.

Дарина Хаевская

Оригинал публикации