— В Европе создан Газовый союз. Каковы функции этой организации? Имеют ли они отношение к поставкам российского газа в Европу и к газовым проблемам Украины?

— Европейский газовый союз — это идея, которую продвигают, в том числе, в рамках Третьего энергопакета. Цель — создание единой цены по территории всего Евросоюза, чтобы унифицировать условия газовых контрактов. Думаю, что, прежде всего, идея касается российского газа.

«Украина откажется от российского газа, только если останется без промышленности»

Но эта идея разрабатывалась уже давно, не меньше трех лет. Насколько реалистично это воплотить, мне сложно сказать. Потому что контракты долгосрочные, условия поставок различаются. Поставки трубопроводного газа происходят на одних условиях, поставки LNG (сжиженный природный газ) — на других условиях. Поставки того же норвежского газа, то есть собственная добыча ЕС — это и вовсе другие условия.

Также не ясно, насколько хватит ресурсов. Потому что сама идея Третьего энергопакета базируется на наличии ресурсов на рынке. Если будет дефицит ресурсов, то все эти правила и надстройки просто не будут работать.

Украина к этому никакого отношения не имеет, потому что она не является членом ЕС. Она является членом Европейского энергосообщества. Она может присоединиться к этой инициативе, но что это может дать Украине, мне сказать сложно. Потому что Украина переориентируется на реверс того же российского газа. И в том случае, если объемы транзита газа сократятся, соответственно сократятся объемы газа на восточных границах ЕС, и, соответственно, объемы реверса тоже окажутся под вопросом. Вся эта система работает на схемах замещения виртуального реверса, когда российский газ закольцовывается, возвращается назад, а те объемы, которые должны были быть поставлены, например, в Германию, перекрываются из тех объемов, которые есть в Центральной и Западной Европе.

Насколько такая схема могла бы помочь Украине, я не могу сказать. Особенно с учетом тенденции к падению экономики. Поскольку потребность в газе падает.

— Какова сейчас задолженность Украины по газу России? Почему Россия согласилась на скидку на газ для Украины? Что это означает для экономики Украины?

— Хороший вопрос, почему Россия согласилась на продление скидки. Но это скорее вопрос к Кремлю. Я думаю, что здесь не всё так просто. Во-первых, газовые взаимоотношения — это всегда определенный лакмус. И если пошло такое движение, я думаю, что есть какой-то момент снижения градуса в отношениях.

«Украина откажется от российского газа, только если останется без промышленности»

Кроме того, думаю, на берлинской встрече, которая запланирована на середину апреля, речь будет идти об увеличении объемов закупки российского газа напрямую.

— Это в большей степени политический аспект, а не экономическая необходимость?

— Экономическая необходимость тоже есть. Потому что сейчас для Украины главная проблема уже даже не столько в цене, сколько в финансовом ресурсе, позволяющем оплатить этот газ. Не важно, будет он поставляться из России или из Европы.

— Украина заявляет о будущем постепенном снижении потребления российского газа, вплоть до отказа от его поставок. Возможно ли это, и при каких условиях?

— Это чистая политика. Технологически и технически это невозможно. Единственный фактор, при котором это возможно — если на Украине полностью ляжет промышленность. Ну да, тогда нам хватит реверсного газа и собственной добычи.

Основной объем импортного газа, и прежде всего российского, поступал в промышленный сектор. Соответственно, если сократится промышленность, то потребность в этом газе тоже сократится.

В хорошие времена, ещё года три назад, потребность в импортном газе для промышленного сектора Украины составляла 20-25 млрд кубов. Ещё порядка 8 млрд кубов потребляет предприятие «Теплокоммунэнерго». Баланс рисовался примерно таким.

То есть это вопрос в целом будущего экономики Украины, её промышленного сектора. И географически у Украины нет третьего внешнего источника, откуда можно было бы получать газ. Есть собственная добыча, есть возможность получения реверса из Европы и получение газа из России напрямую. Если бы Украина находилась между Америкой и Канадой, то, может быть, был бы другой источник. Но она находится там, где она находится. Все остальные вещи вроде LNG-терминала, поставок из Туркменистана — это всё фантазии. Никаких реальных технических возможностей для этого сейчас нет. И Турция уже об этом заявила достаточно четко.

— Российский газ для Украины дешевеет в связи с падением цен на нефть, что связано с установленной формулой ценообразования газа. Тем не менее, украинские власти поднимают в три раза цену на газ для простых потребителей и промышленных предприятий. С чем это связано?

— Газ дешевеет за счет скидки. Формула как раз была прописана таким образом, что дешевого газа для Украины никогда не будет. А вот за счет скидки — да.

Понимаете, наше украинское правительство приняло решение ввести либеральную бизнес-модель в сфере газоснабжения населения. По сути, государство самоустранилось от выполнения, во-первых, своих социальных функций, во-вторых, функций арбитра. Потому что обычно в условиях естественной монополии государство выступает посредником между потребителями и естественной монополией, устанавливая определенный пограничный уровень тарифов, чтобы и монополия не загнулась, и население не зарезать. По сути, украинские власти полностью отказались от этого принципа. Получилось, что выживает сильнейший — некий социальный дарвинизм.

«Украина откажется от российского газа, только если останется без промышленности»

Безусловно, тарифы должны были подниматься. На это указывала экономическая логика. Но, во-первых, они должны были подниматься не в таком режиме, во-вторых, сейчас нет четкого понимания, подо что идет это повышение. То есть обоснование о как бы себестоимости не выдерживает никакой критики. Нужна четко понимаемая программа. Допустим, если мы говорим об увеличении энергоэффективности, о каких-то энергосберегающих технологиях, то логично было бы предположить, что вот эти дополнительные средства должны были пойти в направлении сохранения тарифов на приемлемом уровне.

Понимаете, проблема заключается даже не в высоких тарифах, а в платежеспособности, в доходах населения. То есть основная проблема в том, что население физически не вытянет эти тарифы со своими доходами в условиях падающей экономики, в условиях замороженных пенсий, в условиях сокращения реального сектора. Дополнительных денег людям просто негде взять.

— Чем грозит такая ситуация?

— Данная ситуация грозит серьезными неплатежами. Народ будет уходить от потребления газа. В самом худшем случае — перейдут на буржуйки. Ситуация действительно аховая, тем более что эти проблемы наблюдаются не только по части газа, но и по электроэнергетической части. Наблюдаются серьезные проблемы с накоплением угля на складах для подготовки к следующему отопительному сезону. Проблем масса.

И даже если версия с субсидиями начнёт работать, неплатежи поднимутся уровнем выше. То есть мы получим неплатежи на уровне межбюджетных трансфертов, на уровне расчетов бюджетов с генерирующими компаниями, с теми же монополистами. То есть проблема будет спрятана, но она никуда не денется. Всё это приведет к коллапсу расчетов в энергетическом секторе.