Конотопский помещик

Михаил Драгомиров, в отличие от большинства своих предшественников и преемников на посту киевского наместника и командующего военным округом, не мог похвастать длинной и разветвлённой родословной. Всего лишь четвёртое поколение на службе императорам и самодержцам всероссийским.

При Анне Иоанновне прадед нашего героя Антон Драгомирецкий прибыл из Галиции и стал служить в Стародубском полку. Женившись на дочери местного казака Матвея Моцкевича, он передал потомству двойную фамилию. Дед, Иван Антонович, смог получить дворянство в 1786 году по выслуге в чинах и два года спустя переписался Драгомировым с согласия Новгород-Северского уездного дворянского собрания.

Михаил Остроградский: стал академиком, учил математике Александра II, но «остался по характеру тем же хохлом»
Михаил Остроградский: стал академиком, учил математике Александра II, но «остался по характеру тем же хохлом»
© Public domain

Отец, Иван Иванович, отставной офицер-кавалерист и участник войны 1812 года, купил хутор под Конотопом и на свои средства возвёл в ближайшем уездном городе церковь, возле которой впоследствии похоронят и Михаила Ивановича.

Иван Иванович Драгомиров был человеком глубоко набожным. В письмах к сыну он обращается к христианским добродетелям: «Мужайся и уповай на Бога. Он помощник нам и заступник», «Христианство, как обязанность, внушает терпение. Будем же великодушны! Люби врагов чистым сердцем; читай молитву за ненавидящих нас и обидевших; — да простит им Господь. Не ведают бо, что творят».

Мать будущего генерала, Анна Романовна, урождённая Балюра, также происходила из дворян Черниговской губернии и была выдана за своего 40-летнего мужа в 16 лет, а затем родила шестерых детей, из которых выжило трое — Михаил и две его сестры. По словам соседа, историка Александра Лазаревского, Анна Романовна «была отличная хозяйка и прекрасная семьянинка; она души не чаяла в своем сыне-первенце, а впоследствии, когда он был уже вне родительского дома, она часто писала ему: «ты у меня детина, яких мало на свете».

Мужчины в семьях Драгомировых и Лазаревских, писали письма на правильном русском языке, а женщины пользовались суржиком даже на бумаге. Она знала многие малороссийские песни, которые за ней записывал историк Малороссии Александр Лазаревский.

Семейство Драгомировых не было богатым.

В списке дворян Конотопского уезда, владевших на 1860 год более, чем 100 душами мужского пола, Драгомировы не значатся. Известно, что на 1866 год родителям Драгомирова принадлежало 800 десятин земли в Конотопском уезде, и только восемь крестьян на тот момент числились за ними в качестве временнообязанных. После смерти отца в 1867 году генерал получил 140 десятин земли, а остальное распределилось между его сестрами Еленой и Калисфеной. Михаил Иванович подумывал о том, чтобы вовсе отказаться от наследства, но родитель настоял, «желая сохранить за фамилией Драгомировых хоть некоторую часть земли».

Дмитрий Бибиков: генерал-губернатор, одной рукой сделавший Киев русским городом
Дмитрий Бибиков: генерал-губернатор, одной рукой сделавший Киев русским городом
© Public domain

Зять нашего героя, генерал-лейтенант Александр Лукомский, оглядываясь на карьеру Драгомирова, подчеркивал: «Действительно: происходя из сравнительно небогатой малороссийской дворянско-казачьей семьи, М.И. Драгомиров сам пробился в ряды выдающихся людей, сам сделал себе блестящую карьеру, не имея никакой протекции и никаких связей».

Грамоту Миша Драгомиров постигал у дьяка приходской церкви, затем было конотопское уездное училище, в котором детям преподавали математику, Закон Божий, русский язык, географию и историю. Обучение там длилось три года.

В 1843 году при черниговской гимназии открылся пансион, в котором большинство пансионеров обучались либо за государственный счет, либо за счет благотворителей. Видимо, это позволило родителям Михаила устроить его туда, и он продолжил образование в гимназии. Однако никаких документальных свидетельств того, что Драгомиров был гимназистом, не имеется, кроме высказываний самого генерала в личных беседах.

Лазаревский, хорошо знавший семью своих соседей, замечал исследователю губернской генеалогии Григорию Милорадовичу: «Учился ли Драгом[иров] в Черниг[овской] Гимназии — не помню, но что учился он в Конотопск[ом] Уездн[ом] Училище — это хорошо знаю».

Отличник боевой подготовки

Факт в том, что в отличие от многих генералов, родившихся в царствование императора Николая I, Михаил до семнадцати лет не получал военного образования и не носил форму вплоть до зачисления в столичный Дворянский полк (впоследствии — Константиновское военное училище). Его сосед и сверстник, будущий генерал Михаил Домонтович некоторое время провёл в полтавском кадетском корпусе, и попал в полк уже оттуда.

Дворянский полк был средним военно-учебным заведением. Конечной целью полка был, согласно «Наставлению для образования воспитанников военно-учебных заведений» 1848 года, «Христианин, верноподданный, русский, добрый сын, надежный товарищ, скромный и образованный юноша, исполнительный, терпеливый и расторопный офицер», способный «с чистым желанием отплатить Государю за Его благодеяния честной службой, честною жизнью и честной смертью». 

Российский художник №1 родился под Харьковом
Российский художник №1 родился под Харьковом
© РИА Новости, / Перейти в фотобанк

Михаил окончил в полку полный курс в 1849 году и стал не просто фельдфебелем, а «из отличнейших» с занесением его имени на мраморную доску, выпущен на службу прапорщиком в лейб-гвардии Семеновский полк.

Генерал Карцов, его непосредственный начальник, вспоминал, что прапорщик Драгомиров «явился в роту, бывшую в походе, не имея ни одной пары личных сапог, тогда как в его чемодане оказались спальные сапоги и халат».

Исполняя служебные обязанности, Драгомиров активно занимается самообразованием с целью подготовки в академию. В отличие от Домонтовича, ни в усмирении Венгрии, ни в Крымской кампании он не участвовал.

На мраморную доску был занесен Драгомиров и как лучший выпускник Академии Генерального штаба 1856 года. Тогда же выходит и его первый капитальный научный труд — «О высадках в древние и новейшие времена». В нём выпускник академии проследил десантные операции, начиная от высадки древних греков у Трои и заканчивая недавней высадкой англо-французских войск в Крыму.

Штабс-капитан Драгомиров служит в Генштабе и оттуда направляется в Европу для изучения новаций в военном деле. Драгомирову необходимо было изучить военные институты империи Наполеона III, постановке обучения и воспитания солдат во французской армии. Особенности этой самой передовой на тот момент армии, по мнению Драгомирова, заключались «в развитии самоуверенности и самостоятельности во всех чинах, от солдата до генерала, и происходящей от этого свободе от страха ответственности, который так часто связывает руки в минуту, когда нужно действовать».

Украинофил или хлопоман? Как польский шляхтич стал знаменитым украинским историком
Украинофил или хлопоман? Как польский шляхтич стал знаменитым украинским историком
© Public domain

Год спустя он впервые попадает на войну, но не в качестве боевого офицера, а наблюдателем в сардинскую армию, которая при поддержке французов сражалась с австрийцами за объединение Италии. И хотя к битвам при Мадженте и Сольферино он не успел, из этой командировки вышел добротный труд Драгомирова «Очерки австро-итало-французской войны 1859 г.». Если французы и их североитальянские союзники проявляли инициативу в бою, то австрийцы знали, что для них, по его выражению, «быть побитым в исполнение приказания гораздо выгоднее, нежели побить в противность всяких приказаний».

Драгомиров приходит к выводу о том, что «основной единицей в военном деле является человек». Эта идея впоследствии была сформулирована им так: «в военном деле, скорее волевом, чем умовом, на первом месте стоит человек с его нравственной энергией». Он утверждал, что при низком уровне развития нравственной стороны в войсках «никакое совершенство техники не поможет».

В 1860 году Драгомиров был произведён в капитаны и получил должность адъюнкт-профессора кафедры тактики Академии генерального штаба. Среди его слушателей был и наследник-цесаревич — будущий Александр III. В то же время он участвует в подготовке новых уставов. Насколько важной он считал такую работу, видно из цитаты 1897 года: «Не нужно забывать, что под каждой запятой устава о службе в гарнизоне, (разумеется обязанностей, а не обряда) или кровью, или судом пахнет…».

Драгомиров надеялся отправиться на подавление польского восстания. Его бывший коллега, мятежник Савицкий, вспоминал такой разговор между ними:

— Вероятно и я поеду в Польшу. Я профессор тактики, а не был ни в одном сражении, я не испытал своих способностей. В войне в Польше я смогу изучить, по крайней мере, действия войск в малых делах и партизанскую войну.

— Подожди, Михаил. Быть может, вскоре будет какая-нибудь большая война, там ты испытаешь свои способности. Потому что ни один честный человек теперь не должен ехать в Польшу, теперь, когда народ столько лет угнетенный и несчастный добивается свободы и человеческих прав.

День в истории. 22 мая: родился любимый малоросс Александра III
День в истории. 22 мая: родился любимый малоросс Александра III
© Public domain

— Меня это не касается! Я поеду. Если мы встретимся, прости мне, если я тебе пулю в лоб всажу.

Но желание Драгомирова не осуществилось. В подавлении восстания он так и не поучаствовал, а впоследствии писал, оценивая военное значение СМИ: «Пусть припомнят, как ловко, при помощи французских газет, было подготовлено общественное мнение Западной Европы против нас в эпоху польского восстания…».

19 апреля 1864 года он был произведен в полковники с назначением начальником штаба 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, совмещая с преподаванием в академии.

На войну не пускают, а жениться можно. В 1864 году он венчался с Софией Абрамовной Григорович, с которой они произвели девятерых детей, среди которых двое стали генералами, а один полковником. Генеральша также увлеклась тактикой, но не на поле боя, а на кухне, и опубликовала труд «В помощь хозяйкам. Рецепты разных блюд и заготовок».

В 1866 году он наблюдал избиение армии Франца-Иосифа ещё раз, будучи прикомандированным к прусским войскам. И опять из-под его пера выходит подробный отчёт. Возвратившись в академию, он продолжает готовить военные реформы, проводившиеся под началом министра Дмитрия Милютина. Там же его производят в генерал-майоры.

На фронте и в тылу

В 1869 году Драгомиров назначен начальником штаба Киевского военного округа, а в 1872 году зачислен в Свиту Его Императорского Величества. Именно тогда он знакомится с профессорами университета св. Владимира Антоновичем и Житецким. В 1873 году он был назначен командующим 14-й пехотной дивизией, дислоцированной в Кишинёве. Там у его сыновей в местной гимназии преподавал историю и русский язык Иван Левицкий, ставший впоследствии классиком украинской литературы Нечуем-Левицким.

«Государственный вор» родом со Слободской Украины. История самого знаменитого коррупционера Российской империи
«Государственный вор» родом со Слободской Украины. История самого знаменитого коррупционера Российской империи

26 апреля 1877 года М. И. Драгомиров со своей дивизией в составе войск 4-го корпуса выступил в поход из Кишинева для участия в войне с Турцией. 14-й дивизии было поручено первой преодолеть Дунай и она успешно справилась с поставленной боевой задачей при минимальных потерях. Драгомиров был награжден орденом Святого Георгия 3-й степени.

В конце апреля Драгомиров с дивизией двинулся к Тырново, а затем ведет бои на Шипкинском перевале, где был тяжело ранен пулей навылет в колено. Хирург Николай Иванович Пирогов высказался за ампутацию ноги, однако этого удалось избежать. Рана заживала медленно, и нога не сгибалась. Впоследствии больную ногу генерала лечил киевский профессор Василий Парменович Образцов, воевавший под его командованием.

За отличие при обороне Шипки Михаил Драгомиров был произведен в генерал-лейтенанты и отправлен на лечение в Кишинев. Вплоть до конца войны он был назначен состоять при главнокомандующем действующей армией с отчислением от должности начальника 14-й пехотной дивизии и с оставлением в Генеральном штабе.

Весной 1878 года Михаил Иванович переехал в Петербург и был назначен начальником Николаевской академии Генерального штаба, а затем генерал-адъютантом с оставлением в должности начальника академии. В 1879 году Драгомиров издал «Учебник тактики», который на протяжении более двадцати лет служил основным пособием для обучения офицеров и неоднократно переиздавался. За одиннадцать лет своего руководства академией он выпустил сотни офицеров. Александр III высоко ценил своего наставника и поручил Драгомирову обучать и своего сына, будущего Николая II.

В 1888 году в семье Драгомировых случилась трагедия. Покончил с собой сын Иван.

По словам Ильи Репина, «он был влюблен в молодую девицу, и они выдумали исповедоваться в грехах друг перед другом. Он нашел себя таким грешником, недостойным её, что убил себя».

По воспоминаниям одного из конотопских помещиков, 18-летний Иван Драгомиров влюбился в 16-летнюю соседку по имению Шурочку Домонтович, предложил ей руку и сердце, но она насмеялась над его чувствами, заявив, что он для неё слишком грешен, и оскорбленный юноша застрелился из отцовского оружия.

День в истории. 19 марта: родился самый суровый киевский генерал-губернатор
День в истории. 19 марта: родился самый суровый киевский генерал-губернатор
© commons.wikimedia.org,

Знал бы несчастный Ванечка, что ему отказала будущая главная грешница XX века, альфа-самка русской революции, первая в истории женщина-министр и посол Александра Михайловна Коллонтай.

В 1889 году художественный критик Стасов привёл Драгомирова в мастерскую к Илье Репину. Тот уже много лет подряд работал над огромным полотном «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» и долго не мог подобрать то лицо, с которого можно было бы писать атамана Ивана Сирко. И тут, как сказал бы генерал, «попадание в яблочко»!

Впоследствии Илья Ефимович напишет отдельно и портреты, и самого Драгомирова, и его дочери Софьи Лукомской. Её же изображали также Валентин Серов и Зинаида Серебрякова.

В 1888 году был упразднен Харьковский военный округ, а его территория была разделена между Московским и Киевским. Тогда же скончался командующий округом и генерал-губернатор Александр Романович Дрентельн.

Командовать реформированным КВО было поручено Драгомирову. Таким образом, ему подчинялись войска, размещенные не только в Киевской, Подольской и Волынской, как при Дрентельне, но и в Курской, Харьковской, Полтавской и Черниговской губерниях. Эти войска были объединены в IX, X, XI и XII армейские корпуса, к которым в 1898 году добавился вновь образованный XXI корпус. Посты генерал-губернатора и командующего округа были разделены до 1898 года, когда Драгомиров вновь соединил их в одном лице.

В 1891 году Драгомиров был произведен в генералы от инфантерии. Он активно участвовал в выработке уставов, положений и наставлений для русской армии. Практически ни один общеармейский вопрос не решался без деятельного участия Драгомирова, ни один устав не проходил без его цензуры. Драгомиров по праву был признан «учителем и воспитателем русского солдата и офицера».

О деятельности Драгомирова, помимо военной, в Киеве разные исследователи пишут разное.

Современные украинские историки изображают его чуть ли не украинским националистом. Но если бы это было так, то ни о какой выдающейся карьере генерала мы бы не слыхивали.

День в истории. 10 декабря: между Харьковом и Белгородом родилась самая знаменитая русская художница
День в истории. 10 декабря: между Харьковом и Белгородом родилась самая знаменитая русская художница
© commons.wikimedia.org, Государственная Третьяковская галерея / Перейти в фотобанк

Да, он любил фольклор и о своей идентификации говорил так: «На всякий чих не наотвечаешься, родился я в сердце Малороссии — черниговском Конотопе, потому не может вдруг из меня получиться какой-то там тамбовец, могилевец или калужанин, и, конечно, не бердичевец — каждому свое».

Драматург и режиссер Марко Кропивницкий писал, что, невзирая на многочисленные ходатайства, снять запрет показывать украинские спектакли в городах Правобережья он так и не смог и «…только со вступлением в генерал-губернаторство М. Драгомирова для нас открылись сцены малорусских губерний».

И дружил генерал-губернатор с историком Владимиром Антоновичем. В 1899 г. Драгомиров активно способствовал подготовке и проведению ХІ всероссийского археологического съезда в Киеве. На его торжественном открытии генерал выступил с приветственной речью, в которой, в частности, сказал:

«Процветание нашей Отчизны находится в прямой зависимости от развития в ней интенсивной научной деятельности. Развитию народного самопознания среди других наук более всего способствует изучение отечественной истории, старого быта наших предков, истории их культуры и письменности…».

В 1901 г. Николай II удостоил его орденом св. Андрея Первозванного. В возрасте 73 лет Михаил Иванович вышел в отставку с зачислением в члены Государственного совета, но отбыл не в столицу, а в Конотоп, где и скончался 28 октября 1905 года.