В итоге трёх разделов Речи Посполитой (в 1772, 1793 и 1795 годах) к Российской империи перешли земли Великого Княжества Литовского (кроме части с городом Белостоком, отошедшей к Пруссии). Эти территории были разделены на губернии (Курляндскую, Гродненскую и Виленскую). Здесь были сохранены прежняя правовая система (Литовский статут), выборность судей и маршалков (руководителей местного самоуправления) на сеймиках местной шляхты.

Коренные польские земли, населённые в основном этническими поляками, достались Пруссии — в том числе Варшава. В Прусском королевстве на их основе были созданы три провинции: Западная Пруссия, Южная Пруссия и Новая Восточная Пруссия. Официальным языком стал немецкий, введены прусское земское право и немецкая школа, королевские земли и имения костёла отобраны в казну.

Галичина, или Русское воеводство, со смешанным польско-русинским населением, отошла к Австрии. Эти земли получили название Королевство Галиция и Лодомерия и были разделены на 12 округов. Здесь также были введены немецкая школа и австрийское право.

В 1795 году с политической карты Европы исчезло слово «польский», название «Польское королевство» упразднялось «раз и навсегда». Монархи Австрии, Пруссии и России договорились, что ни одна из сторон никогда не будет использовать в своих титулах название «Польское королевство».

Однако оно появилось вновь спустя два десятилетия, когда под этим историческим названием было воссоздано Польское государство. Определяющая роль в его восстановлении принадлежала России и лично российскому императору Александру I.

«Счастливое влияние на судьбы Польши»

Не стоит забывать ещё одного человека, благодаря которому Польское королевство вновь стало политической реальностью — польского князя Адама Чарторыйского.

Он был сыном князя Адама Казимира Чарторыйского (в своё время — одного из претендентов на польский трон) и Изабеллы Флеминг. Однако ходили упорные слухи, что Адам-младший родился от связи Изабеллы с генералом Николаем Репниным, который был послом Екатерины II в Речи Посполитой и обладал большим влиянием на решения короля и Сейма.

После поддержки Адамом Чарторыйским восстания Костюшко в 1794 году он был арестован в Брюсселе по распоряжению австрийского правительства. Екатерина II приказала наложить секвестр на владения Чарторыйских на Волыни и в Подолии. В ходе переговоров при посредстве австрийского императора Франца II императрица России пообещала пересмотреть своё решение, если молодые князья Адам и Константин вступят в русскую службу. Братья приехали в Санкт-Петербург 12 мая 1795 года и стали офицерами русской гвардии.

Вскоре неожиданный поворот судьбы сделал Адама Чарторыйского поверенным душевных тайн великого князя Александра Павловича, который был на семь лет младше. Между ними завязалась тесная дружба, возбудившая подозрение императора Павла, который в 1798-м отправил Чарторыйского в качестве посла к сардинскому двору. В 1801 году Адам Чарторыйский возвратился в Петербург, где его царственный друг, теперь император, пожелал пользоваться его советами.

В определении внешнеполитической линии России Адам Чарторыйский занимал заметное место. Назначенный Александром I в 1802 году товарищем (заместителем) министра иностранных дел Российской империи, фактически он оказался главой ведомства. Значительная часть русского общества с неодобрением относилась к пропольским настроениям молодого императора, также как и к выдвижению Чарторыйского. При этом он сам, по его же словам, «льстил себя надеждой создать политическую систему, которая, основываясь на принципах справедливости, могла бы со временем оказать счастливое влияние на судьбы Польши».

В 1806 году Адам Чарторыйский подал Александру I несколько записок по польскому вопросу, в которых настойчиво предлагал императору объявить себя королём Польши и разработать план, в соответствии с которым при прочной централизованной власти потребуется дать новому королевству Конституцию, «способную примирить права неограниченной монархии с учреждениями и формами», которые Польша получит «под отеческою властью Вашего Величества». Необходимо опередить Бонапарта, пробудить в поляках надежду на «новое существование», писал Чарторыйский, который тогда однозначно причислял себя к российской, а не польской элите.

Чтобы привлечь поляков на сторону России, по его мнению, существовало единственное средство: объявить Польшу королевством, а ее наследственными королями провозгласить императора России и его наследников. Тогда Польша станет барьером, преграждающим путь Наполеону: «Россия, присоединив к себе Польшу, создаст себе в ее лице аванпост», «создаст оплот, недоступный никакому прямому захвату, и этим положит начало той счастливой связи, которая должна будет когда-нибудь объединить вокруг нее все разрозненные ветви древней славянской семьи».

В этих словах слышны отзвуки славянофильства и даже панславизма несмотря на то, что ни в начале XIX века, ни позднее в Польше не пользовалась популярностью мысль об объединении славянских народов под главенством России. Вероятно, на «пророссийской» ориентации Чарторыйского в те годы сказалось влияние его русского окружения.

Однако, поскольку его пожелания императором приняты не были, князь в конце 1806 года ушёл из Министерства иностранных дел, оставив за собой только должность куратора Виленского учебного округа. При этом и в последующие годы Адам Чарторыйский вёл конфиденциальную переписку и регулярно встречался с Александром I, обсуждая с ним как польский вопрос, так и политическую ситуацию в Европе.

«На просторных равнинах Украины будут раздаваться радостные возгласы»

А ситуация там уже в следующем году кардинально изменилась.

По условиям подписанного 7 июля 1807 года Тильзитского мира предусматривалось образование из польских владений Пруссии Княжества (Герцогства) Варшавского. Оно включалось в наполеоновскую политическую систему, и на него распространялось действие Кодекса Наполеона. Французский император отдал вновь образованное Княжество саксонскому королю Фридриху Августу I, который к недавно полученному королевскому титулу присоединил и титул герцога Варшавского. Таким образом, «барьер» между государственно-политическими пространствами двух империй — России и Франции — перестал существовать: Княжество Варшавское становилось аванпостом военных сил французского императора.

14 октября 1809 года в Шёнбруннском дворце в Вене был подписан мирный договор между Францией и Австрией, по которому Австрия утрачивала значительные территории с населением 3,5 миллиона человек. Королю Саксонскому как герцогу Варшавскому отходила часть Галиции с населением 1,5 миллиона человек.

В итоге территориально Польша была воссоздана почти в своих этнических границах: в состав Княжества Варшавского входили Варшава, Познань и Краков. При этом настойчивые пожелания России, чтобы результаты австрийско-французской войны не привели к усилению Княжества Варшавского, оказались проигнорированными.

26 октября 1809 года в Вене Франция и Австрия подписали военную конвенцию, в которой войска саксонского короля назывались «польскими войсками» и говорилось о «польской армии». В польских газетах появились статьи, поддерживавшие надежды поляков на восстановление Польши, разнеслась весть, что дочь саксонского короля выходит замуж за Понятовского, которому, вероятно, предназначается польская корона.

Поляки, живущие на территории Княжества Варшавского, воодушевлённо ждали начала неизбежной войны Наполеона против России.

24 июня 1812 года наполеоновская армия перешла Неман и началась война с Россией, причём польские войска под командованием Юзефа Понятовского оказались на переднем крае военных действий. Открывшийся в этой обстановке в Варшаве Сейм провозгласил создание Королевства Польского.

Польским королём был объявлен саксонский король Фридрих Август I, а главой Генеральной конфедерации был избран Адам Казимир Чарторыйский, ещё в 1764 году возглавлявший Польский сейм.

Генеральная конфедерация 28 июня 1812 года провозгласила: «Королевство Польское восстановлено, и польский народ снова в единое тело соединен», при этом обратилась ко всем полякам присоединяться, чтобы скорее наступил счастливый миг, «когда братская Погонь (герб Великого Княжества Литовского. — Прим. авт.) рядом с Белым орлом снова украсят рыцарские щиты и знамена, когда на тучных нивах Волыни, на просторных равнинах Подолья и Украины также будут раздаваться радостные возгласы: «Да здравствует Отчизна!»

Акция провозглашения Польского королевства была инспирирована Наполеоном, преследовавшим цель сильнее привязать к себе поляков и гарантировать себе их содействие в войне против России. Сыграла свою роль и позиция польской шляхты, которая, особенно после создания Княжества Варшавского, всё более ориентировалась на Францию. Испытывая глубокую неприязнь к России, она продолжала надеяться на восстановление Королевства Польского в границах до 1772 года и рассчитывала на помощь Наполеона — причём речь шла и о тех поляках, которые были подданными Российской империи.

Потому неудивительно, что статья 6 акта Генеральной конфедерации гласила: «Все поляки, находящиеся на гражданской или военной службе в России, должны перестать служить этой державе». Среди подавших в отставку был и Адам Чарторыйский-младший — правда, уехал он не к отцу в Варшаву, а на воды в Карлсбад.

«Пусть попробуют выгнать меня оттуда!»

Однако на протяжении нескольких месяцев «Великая армия» Наполеона была полностью разгромлена, а русские войска подошли к границам Княжества Варшавского.

6 января 1813 года был издан манифест Александра I в связи с освобождением России от наполеоновской армии. В тот же день было опубликовано и обращение императора к жителям Княжества Варшавского, которое содержало успокаивающие заверения: «Вы можете спокойно оставаться в домах своих. Жизнь, имущество и свобода ваша безопасны». Полякам — участникам похода Наполеона против России — объявлялась амнистия, исключение составляли те, кто продолжал оставаться на службе в наполеоновских войсках.

В марте 1813 года Александр I назначил Временный верховной совет Княжества Варшавского, президентом которого стал варшавский генерал-губернатор Василий Ланской, а вице-президентом — Николай Новосильцев, причём оба были противниками восстановления Польского государства.

К началу 1814 года военные действия шли уже на территории Франции. Александр I стремился к полному разгрому армии Наполеона и низложению его с трона. 1 марта 1814-го собравшиеся в Шомоне представители четырёх держав (России, Австрии, Пруссии и Великобритании) подписали договор об оборонительном и наступательном союзе против Наполеона, причём о Польше в нём не упоминалось.

В это же время Адам Чарторыйский писал Александру I, что поляки «взывают и умоляют спасти от повторения раздела, с которого начались все несчастья, переживаемые Европой». От имени поляков он обращался к императору России: «Государь, спасите нас от уничтожения, помогите сохранить наш язык, наши законы и обычаи, наше имя, нашу национальную целостность и государственное устройство». Таковы, подчеркивал он, были единодушные желания поляков, содержавшиеся в адресах, присланных Чарторыйскому для вручения российскому государю.

К Александру I тогда обращались и другие известные польские деятели. Когда русские войска вступили на территорию Франции, Тадеуш Костюшко, проживавший там с 1798 года, 3 мая 1814-го направил письмо российскому императору. Он просил его «дать полякам общую амнистию безо всяких ограничений», «провозгласить себя королем Польши со свободной Конституцией, сходной с английской».

30 мая 1814 года был подписан так называемый первый Парижский мирный договор между тремя странами-союзницами и занявшим французский престол Людовиком XVIII. Договор предусматривал, что представители всех государств, принимавших участие в войне, в двухмесячный срок соберутся на конгресс в Вену для решения оставшихся несогласованными территориальных вопросов. Однако Венский конгресс открылся лишь 1 октября 1814 года.

Восстановление, по возможности, старого абсолютистско-дворянского режима — такова была основная цель европейских держав, уполномоченные представители которых прибыли в Вену после окончания войны с Наполеоном. Кроме того, большинство государств стремились вернуть европейские границы к состоянию до начала Наполеоновских войн.

Так, представитель Франции Шарль Талейран считал, что, так как передача всей Польши России привела бы к возникновению явной опасности для Европы, «всего лучше оставить Польшу так, как она была после третьего раздела».

Талейран был убежден, что Польша не готова к независимому существованию: даже если бы она и освободилась когда-либо от России, то снова попадет под иго, «ибо Польша, получив независимость, вместе с этим будет предана на жертву анархии. Величина страны исключает собственно так называемую аристократию, а монархия не может существовать там, где народ не имеет гражданской свободы, где шляхта имеет свободу политическую, или независимость, где царствует анархия».

Талейран, так же как английский и австрийский уполномоченные, попытался оказать давление на российского императора, стремясь повлиять на его позицию в отношении Польши.

Особое опасение у Франции вызывало возможное усиление Пруссии, что было связано с решением польского вопроса. 23 октября 1814 года в Вене произошла довольно бурная сцена между Талейраном и Александром I, во время которой император вспылил и заявил французскому министру: «У меня в Княжестве Варшавском двести тысяч человек, пусть попробуют выгнать меня оттуда. А Саксонию я отдал Пруссии, Австрия на это согласна».

3 мая 1815 года состоялось подписание договора между Россией и Австрией.

По нему Австрии возвращались в Восточной Галиции уезды, «отделённые от Золочевского, Бережанского, Тарнопольского и Залещицского округов», также к ней отходили соляные копи Велички, а Краков с прилегающим районом объявлялся «вольным городом». Остальная часть Княжества Варшавского, за исключением территории, отходящей к Пруссии, присоединялась к России.

В тот же день договор аналогичного содержания был заключен между Россией и Пруссией. По нему часть Княжества Варшавского под названием Герцогство Познанское отходила к Пруссии. Подтверждался статус Кракова как «вольного города», а также факт присоединения к России соответствующей части Княжества.

Каждая из сторон выражала согласие на предоставление своим польским подданным в течение шести лет права беспрепятственного въезда на территорию другого договаривающегося государства.

Царство Польское

25 мая 1815 года в Вене был опубликован манифест Александра I, обращенный «к населению Царства Польского». В нем объявлялось о создании Царства Польского в рамках Российской империи и предоставлении полякам Конституции. В тот же день Александр I подписал проект «Основ Конституции для Царства Польского», подготовленный А. Чарторыйским при участии Н. Новосильцева и других политиков.

Тадеуш Костюшко в этой связи писал Адаму Чарторыйскому, что он очень признателен Александру I за возрождение польской нации, но сожалеет, что не все польские земли объединены в Королевство Польское.

9 июня 1815 года представители восьми держав подписали заключительный Генеральный акт, подводивший итоги Венского конгресса. В статье I этого документа констатировалось:

«Княжество Варшавское, за исключением тех областей и округов, коим в нижеследующих статьях положено иное назначение, навсегда присоединяется к Российской империи. Оно в силу своей Конституции будет в неразрывной с Россиею связи и во владении Его Величества императора Всероссийского, наследников его и преемников на вечные времена. Его Императорское Величество предполагает даровать, по своему благоусмотрению, внутреннее распространение сему государству, имеющему состоять под особенным управлением».

К титулам российского императора добавлялся и титул царя (короля) польского.

12 июля 1815 года появился документ под названием «Общее образование Временного правительства Царства Польского». В нем определялась компетенция наместника, который осуществлял общее управление администрацией Королевства, обеспечивал «наполнение чиновниками всех мест без изъятия». В его обязанности входило «исполнение трактатов и договоров Венских», составление законов «сообразно основаниям Конституции».

7 сентября Временный правительствующий совет направил рапорт Александру I, в котором отчитывался в своей деятельности: прежде всего, необходимо было определить порядок «о постепенном введении правления конституционного, сообразно правилам, в указе Вашего Императорского Величества начертанном». Совет опубликовал обращение к польскому народу, извещавшее о «высокомонарших милостях» и о предоставлении императором Совету полномочий на управление этим краем.

27 ноября 1815 года в Королевском дворце в Варшаве Александр I лично подписал Конституцию Царства Польского.

Документ был составлен на французском языке и озаглавлен Charte Constitutionelle du Royaume de Pologne — Конституционная Хартия Королевства Польского. В Польше и на Западе это образование называют исключительно Королевство Польское, в Польше также употребляют название Королевство Конгрессовое (Królestwo Kongresowe) — акцентирую внимание на том, что оно было создано по решению Венского конгресса.

Это была первая Конституция на территории Российской империи, одна из самых либеральных в Европе, и подданные Царства Польского получали особые права по сравнению с остальными частями империи. Остальные подданные Российской империи обрели аналогичные права и свободы лишь через 90 лет, согласно Манифесту императора Николая II от 17 октября 1905 года.

Эта Конституция превращала только что созданное государство в наследственную монархию, «навсегда соединенную с Российской империей». Монарх назначал наместника, каковым мог быть лишь поляк, исключение делалось для наместника из членов Императорского Дома.

Согласно ст. 35 Конституции, правительство зиждилось в Особе Царя: «Он отправляет во всей полноте функции исполнительной власти. Всякая исполнительная и административная власть исходит токмо от Него».

А статья 45 гласила: «Все Наши наследники по престолу Царства Польского обязаны короноваться Царями Польскими в столице согласно обряду, который будет Нами установлен, и приносить следующую клятву: «Обещаюсь и клянусь пред Богом и Евангелием, что буду сохранять и требовать соблюдений Конституционной Хартии всею Моею властью».

Под председательством царя или наместника создавался Государственный совет, который и управлял текущими делами Царства Польского — хотя решающим было мнение наместника. В составе Совета было пять комиссий (министерств): по вопросам вероисповедания и народного просвещения, юстиции (избранная из членов Высшего Суда), внутренних дел и полиции, военная, финансов и казначейства.

Конституция также определяла, что «польский народ будет иметь на вечные времена народное представительство. Оно заключается в Сейме, состоящем из Царя и из двух палат. Первая образуется из Сената, вторая из послов и депутатов от общин».

Польский язык объявлялся языком администрации, суда, армии и т. п.; все должности должны были замещаться только одними поляками. При этом польская армия сохраняла цвета своего обмундирования, свои особые костюмы и всё, что касается её национальности, и могла использоваться только на территории Европы.

15 марта 1818 года Александр I лично выступил на первом заседании Польского сейма в Варшаве. Он был одет в польский мундир с орденом Белого орла. «Вы подали мне средство явить моему отечеству то, что уже с давних лет ему приуготовляю и чем оно воспользуется, когда начала столь важного дела достигнут настоящей зрелости», — заявил император.

Он выразил уверенность, что Царство Польское докажет, что «законно-свободные учреждения, коих священные начала смешивают с разрушительным учением, угрожавшим в наше время бедственным падением общественному устройству, не суть мечта опасная».

«Восстановление Польши будет или разрушением России, или русские оросят Польшу своею кровью»

Ближайшее окружение Александра I было весьма недовольно подобным отступлением царя от основ самодержавия.

Так, флигель-адъютант императора Александр Михайловский-Данилевский записал в своем дневнике: «Русских, находившихся в Варшаве, всего более занимала речь, произнесённая императором при открытии народного собрания, в которой сказано было, что государь намерен был и в России ввести политическую свободу. Без сомнения, весьма любопытно было слышать подобные слова из уст самодержца».

А историк Николай Карамзин жёстко раскритиковал несоответствие идей ограничения монархии Конституцией реалиям российского общества. «Царь, — писал он, — исправляет раздел Польши разделом России; этим он вызовет рукоплескания, но повергнет в отчаяние русских; восстановление Польши будет или разрушением России, или русские оросят Польшу своею кровью…»

К сожалению, основатель русского консерватизма не ошибся. Поляки начали конфликтовать с Россией ещё во времена Александра I, а с восшествием на престол Николая I проблемы только усилились, хотя он был первым (и последним) российским монархом, короновавшимся на престол Царства Польского в Варшаве.

Кстати, во время коронации, которая состоялась 24 мая 1829 года в Сенаторском зале Королевского замка, использовалась корона Анны Иоанновны (которая с тех пор также называется «Польской»), поскольку все короны Королевства Польского в 1795 году по приказу Фридриха Вильгельма III были вывезены в Пруссию и уничтожены.

Однако через полтора года, 29 ноября 1830 года, в Варшаве вспыхнуло антирусское восстание, которое охватило не только всё Царство Польское, но также территории Северо-Западного края и часть Правобережной Украины.

При этом 25 января 1931 года Сейм принял постановление о лишении императора польской короны. Это означало крушение надежд на мирное разрешение проблемы.

Польские историки считают, что именно со дня постановления Сейма о детронизации конфликт сменился настоящей войной. В ходе подавления восстания, которое закончилось только в октябре 1831 года, с каждой из сторон погибло по 40 тысяч человек.

26 февраля 1832 года Николай I упразднил Конституцию 1815 года, и издал Манифест «О новом порядке управления и образования Царства Польского», согласно которому Царство Польское объявлялось неотъемлемой частью России, упразднялись Сейм и польское войско, при этом права и свободы сохранялись практически в полном объёме.

Подлинник Конституции с подписью Александра I, который хранился в Варшаве в специально изготовленном парадном ларце, а также польские знамёна и государственные регалии были перевезены в Москву в Оружейную палату — в качестве символического наказания. По словам Николая I, это был ларец «с покойницей Конституцией».

Старое административное деление на воеводства было заменено делением на губернии. Фактически это означало принятие курса на превращение Царства Польского в русскую провинцию, в частности, на его территорию распространялись действовавшие во всей России монетная система, система мер и весов.

В 1851 году между Российской империей и польскими землями были ликвидированы таможенные границы. Отсутствие торговых барьеров способствовало стремительному подъёму и развитию польской промышленности, а также повышению уровня жизни подданных Царства Польского.

Но несмотря на это, в январе 1863 года поляки вновь подняли восстание.