И они знали, что довольно скоро с этим столкнутся.

Эту победу академик Евгений Тарле назвал лучом света, который вдруг прорвался сквозь мрачные тучи. В войну, позже получившую название Крымской, бои велись не только на южных, но и на восточных, западных и северных рубежах. И Петропавловская оборона стала примером победы над многократно превосходящим противником.

Несмотря на это, на долгое время эта победа была забыта. Все изменилось в последние годы. Об этой славной победе русского оружия пишут книги, снимают документальные фильмы.

И те, кто читают или смотрят о том, что же происходило, в числе первых знакомятся с уроженцем Полтавской губернии, на века вписавшим свое имя в историю русского Дальнего Востока — с Василием Степановичем Завойко. В эту среду, 15 июля*, отмечается 210 лет со дня его рождения.

Рожденный в три года

Говоря о юбилее Завойко, нельзя не отметить: историки могут назвать три разных года рождения прославленного военачальника. И основания у них всегда будут железными. Точнее, каменными и бумажными.

Роковой август для контр-адмирала: как командир дяди Стёпы впечатлял британцев и боролся с немцами
Роковой август для контр-адмирала: как командир дяди Стёпы впечатлял британцев и боролся с немцами
© РИА Новости, Александр Невежин | Перейти в фотобанк

Так, самая распространенная точка зрения гласит: Завойко родился в 1809 году. Надгробный камень на его могиле гласит: «Адмирал Василий Степанович Завойко сконч. 16 февраля 1898 года на 89 году от рождения».

С другой стороны, некоторые исследователи указывают на актовую запись в метрической книге Ильинской церкви села Прохоровка Полтавской губернии. «У штаблекаря Стефана Завойки родился сын Василий и крещён, молитствовал и крестил священно наместник Иоанн Осиповский», — гласит она. Эта запись датирована 15 июля 1812 года.

И все бы хорошо, но вот сам Завойко считал по-другому. До нас дошли его неоконченные мемуары.

«Родился в 1810 году июля 15 дня в Малороссии Полтавской губернии села Прохоровки. Родитель мой был очень сурово-строг, а мать нежно кроткая, они имели ограниченное состояние, а потому я с малых лет знал, что значит нужда», — писал сам Завойко своим каллиграфическим почерком.

Кто бы мог тогда — в 1810 году — знать, что в скромной семье отставного флотского врача, статского советника и штаб-лекаря Николаевского морского госпиталя Степана Завойко и его жены Евфимии (урожденной Фесун) родится один из прославленных полководцев и человек, в честь которого назовут улицы российских городов. Семья Завойко действительно было небогатой. У нее был лишь хутор в 60 десятин земли на берегу Днепра. Сейчас это село находится в Черкасской области.

«Капитанский мостик между Пикулем и Дыбенко». Как служивший в «красном Питере Украины» офицер повлиял на русскую литературу
«Капитанский мостик между Пикулем и Дыбенко». Как служивший в «красном Питере Украины» офицер повлиял на русскую литературу
© commons.wikimedia.org,

Сначала учебой Завойко занимался его отец. Потом семилетнего мальчика отдали в Макарьевскую монастырскую учительскую семинарию. Однако тогда произошел один случай, который чуть было не стал трагическим. Мальчиком Завойко расшалился в челне, и его отнесло вниз по течению Днепра. Родители уже хотели оплакивать утрату, как Василия привез мужик из низовой деревни. Степан Завойко сыну «присудил быть моряком», писал в своих мемуарах многие годы спустя прославленный адмирал.

В 1819 году Василий начал свою морскую карьеру — его отдали в Черноморское штурманское училище в Николаеве. В следующем — 1820 — году он был произведен в гардемарины Черноморского флота, а еще через год — в 1821 году — на бриге «Мигрелия» под командованием будущего военного коменданта Севастополя Михаила Станюковича отправился в свое первое плавание.

В январе 1827 года после окончания практического курса Завойко произвели в первый офицерский чин мичмана. Его перевели на Балтийский флот. Завойко попал на фрегат «Александр Невский». Именно на этом фрегате он участвовал в знаменитом Наваринском сражении, в котором командовал четырьмя пушками в нижнем деке.

За это сражение Завойко получил свой первый орден. За отличие в бою и личную храбрость его наградили орденом Святой Анны 3-й степени с бантом.

Позже на корвете «Наварин» в составе эскадры под командованием вице-адмирала Логина Гейдена Завойко участвовал в блокаде пролива Дарданеллы, а затем возвратился в Кронштадт.

«"Новорось", говорят рашисты?» Кто на самом деле основал города от Луганска до Одессы
«"Новорось", говорят рашисты?» Кто на самом деле основал города от Луганска до Одессы
© РИА Новости, Макс Ветров | Перейти в фотобанк

В феврале 1833 года Завойко произвели в лейтенанты и перевели на фрегат «Паллада», который командовал будущий герой обороны Севастополя Павел Нахимов. В следующем — 1834 году — Завойко предстояло познакомиться с землей, которая его прославит, — Камчаткой.

Неизведанная земля героев

В 1834 году на транспорте «Америка» Завойко совершил кругосветное плавание из Кронштадта на Камчатку и обратно. Организовывал экспедицию его друг Иван Шанц, будущий российский адмирал. Во время экспедиции был открыт обитаемый атолл, названный позже именем Шанца. Кроме того, моряки посетили и Русскую Америку. За этот поход Завойко получил орден Святого Владимира 4-й степени.

То путешествие закончилось в 1836 году, а уже в следующем 1837 году Завойко на корабле «Николай» Российско-Американской компании отправился в новое кругосветное плавание — к северо-западным берегам Америки. Он вернулся в Кронштадт в 1839 году и в следующем — 1840-м — году поступил на службу в Российско-Американскую компанию и был назначен начальником Охотской фактории.

Однако в 1840 году Завойко связал свою жизнь не только с Дальним Востоком. В этом году он женился на баронессе Юлии Врангель — племяннице известного русского мореплавателя Фердинанда фон Врангеля и будущей двоюродной тетке последнего командующего Русской армией Петра Врангеля — того самого «Черного барона» из песни о Красной Армии. Жена стала Завойко верной подругой, она делила с ним все тяготы и невзгоды и родила и воспитала 13 детей.

В новой должности Завойко проявил себя с лучшей стороны. Убедившись в неудобстве Охотского порта для дел компании, Завойко обследовал восточное побережье Охотского моря и в конце концов нашел место у бухты Аян, где и был основан новый порт. Туда и перенесли Охотскую факторию. За успехи на службе Отечеству в начале 1844 года Завойко произвели в чин капитан-лейтенанта. При этом Завойко был одним из тех, кто указал на значение Амура, что привело в конечном итоге к присоединению Приамурья к России.

Новая Турция как альтернатива Новороссии. Три мифа об османском владычестве в регионе
Новая Турция как альтернатива Новороссии. Три мифа об османском владычестве в регионе
© Public domain

В 1846 году новый Аянский порт был готов. За это Завойко был награжден орденом Святой Анны 2-й степени (той самой «Анной на шее», памятной любителями творчества Антона Чехова и советского кинематографа), а позже был произведен в капитаны 2-го ранга и назначен начальником нового порта. Спустя несколько лет — в апреле 1849 года Завойко стал капитаном 1-го ранга. Спустя несколько месяцев его ждало назначение, которое сыграло значительную роль в истории России.

Начальник от Бога

В феврале 1850 года Завойко назначили на должность военного губернатора Камчатки и командиром Петропавловского форта. При этом генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Муравьев долго колебался между кандидатурой Завойко и кандидатурой другого морского офицера — Ивана Вонлярлярского, который был начальником Охотского порта, и в конечном итоге решил прибегнуть к совету духовного лица — епископа Камчатского и Алеутского Иннокентия. Последний хорошо знал регион и тех, кто там служил.

«Долго пытал его Муравьев, чтобы узнать его мнение о двух имевшихся у него в виду кандидатах на должность Камчатского военного губернатора. Наконец преосвященный Иннокентий, вскакивая со своего кресла, выпрямился во весь рост и с казавшимся в его голосе нетерпением сказал: «Почто вызываете: за Лярского я руки не подставлю, а за Завойко я постою обеими руками, всем телом и всею душою», — описал диалог Муравьева и епископа Иннокентия историк Иван Барсуков.

Муравьев учел этот отзыв от опытного и в то же время очень осторожного священника, и остановил свой выбор на Завойко, подготовив осенью 1849 года представление на его назначение. Выбор оказался судьбоносным — Вонлярлярский умер в сентябре 1853 года и кто знает, останови Муравьев на нем свой выбор, сумел бы его преемник за год не только войти в курс дела, но и организовать силы форта для обороны от превосходящего числом противника.

Завойко вступил в должность в августе 1850 года. При новом начальнике форта жизнь в Петропавловске стала налаживаться: население города увеличилось, в город перевели Охотское штурманское училище, в городе появились новые здания. 23 июня 1853 года Завойко получил чин генерал-майора флота и был утвержден в занимаемой должности губернатора Камчатской области.

Самый высокопоставленный грек России. Граф Каподистрия в Бессарабии, Новороссии и Элладе
Самый высокопоставленный грек России. Граф Каподистрия в Бессарабии, Новороссии и Элладе
© Public domain

В этой должности его представили к ордену Святого Георгия 4-го класса и орденом Святой Анны 2-й степени с императорской короной.

Тем временем над Россией сгущались тучи. В начале октября 1853 года разразилась война, получившая в историографии название Крымской. Хотя боевые действия против Российской империи велись не только в Крыму. Одним из таких мест стала и Камчатка. В Петропавловске начали готовиться к войне. Несмотря на то, что в октябре 1853 года войну России объявила лишь Турция, было ясно, что присоединение к ней Великобритании и Франции — вопрос времени.

Петропавловское чудо

В июне 1854 года в Петропавловск пришел фрегат «Аврора». В апреле ему удалось, воспользовавшись туманом, улизнуть из Кальяо, где его пытались запереть французский и британский корабли. «Аврора», в честь которой позже назовут крейсер, выстрел с которого даст сигнал к штурму Зимнего дворца и к Октябрьской революции, за рекордные для тех времен 66 дней пересекла Тихий океан. Восемь человек экипажа фрегата умерли при этом от цинги.

Завойко, получив в июле от американского консула извещение об объявлении войне России Великобританией и Францией, приказал командиру «Авроры» Ивану Изыльметьеву «быть в совершенной готовности отражать нападение неприятельских судов». Часть пушек с «Авроры» передали на берег — для укрепления батарей.

А 17 августа в бухте показались и противники. При этом изначально в бухту вошел только один корабль — пароходофрегат, который сначала шел под американским флагом, но позже, при приближении шлюпки с русским офицером, резко спустил его и поднял британский. Как позже писал Завойко, тем самым он вызвал негодование проживавших в Петропавловске американцев. После смены флагов пароходофрегат, а это был Virago, ушел. Завойко отдал приказ об эвакуации женщин и детей.

Эскадра союзников ушла в тот вечер в море. Кстати, среди четырех фрегатов той эскадры двое — британский President и французский La Forte были знакомы некоторым защитникам Петропавловска. Именно они в апреле 1854 года еще без известий об объявлении боевых действий пытались запереть «Аврору» в нейтральном Кальяо

Первыми выстрелами стороны обменялись на следующий день — 18 августа. Союзники провели разведку боем и подвергли Петропавловск бомбардировке. Но город выстоял, и намерений сдаваться не выказал.

А вечером случилось нечто, сильно подорвавшее дух союзников. Казалось бы, у Петропавловска — небольшого форта на окраине империи — и его защитников нет никаких шансов. Один фрегат «Аврора» и транспорт «Двина», 988 человек и 67 орудий должны противостоять четырем фрегатам, одному пароходофрегату, одному бригу, 212 пушкам и более 2,7 тыс. человек. На 19 августа было назначено решающее сражение, план которого был согласован и утвержден командиром эскадры британским контр-адмиралом Дэвидом Прайсом.

Чума в Херсоне, или Как адмирал Ушаков свой первый орден заслужил
Чума в Херсоне, или Как адмирал Ушаков свой первый орден заслужил
© chinese.fansshare.com

Но спустя некоторое время Прайс неожиданно для всех застрелился.

«В момент слабости, как он это заявил сам, неожиданная сила порта и страх неудачи, всегда строго осуждаемой в Англии, потрясли этого человека, хотя и весьма закаленного, и привели его к гибельному решению о самоубийстве», — рассказал французский медик Анри Геро.

То, как Прайс доставал выстрелил себе в грудь из пистолета, видели и британские офицеры и матросы. Но в самоубийство Прайса не поверили некоторые из его противников.

«Завойко напрасно поверил рассказу пленного, что адмирал Прайс будто бы сам застрелился. Неслыханное дело, чтоб начальник застрелился в самом начале сражения, которое надеялся выиграть; не мог адмирал Прайс застрелиться и невзначай своим пистолетом, для какой надобности он брал его в руки, находясь на фрегате за милю от нашей батареи», — писал Муравьев великому князю Константину Николаевичу.

А русские матросы и вовсе верили, что Прайс погиб от обстрела с нашей стороны.

«Наши моряки были того мнения, что английский адмирал кончил не самоубийством, а пал от нашей бомбы», — писал позже в свои мемуарах «Тогда мы были молоды» сын Завойко Степан.

Командование перешло к французскому контр-адмиралу Огюсту Фебврье-Деспуанту. Союзники решили действовать по утвержденному Прайсом плану.

20 августа была произведена первая попытка высадить десант. 24 августа — вторая, во время которой 926 пехотинцев Гибралтарского полка были отражены силами 300 русских воинов. Этот десант закончился гибелью командира британской морской пехоты капитана Чарльза Алана Паркера и его подчиненных.

«Произошло то, что потом некоторые называли «Петропавловским чудом» — настолько неожиданным оно было для обеих сторон. Отчаянный штыковой удар русских отрядов, которым, как это часто бывало в нашей истории, отступать было просто некуда, оказался настолько сильным, что у союзников возникло ощущение подхода подкреплений из России. Неприятель дрогнул и начал отход, превратившийся постепенно в бегство. Немало неприятельских солдат и матросов погибло при штыковой атаке и при падении со скал», — писал в своей книге «Гвардии Камчатка» историк Николай Манвелов.

При этом русские захватили знамя британских морских пехотинцев.

Герой Петропавловска. Как уроженец Малороссии европейцев победил

27 августа неприятельская эскадра ушла от русских берегов.

Это краткое описание, безусловно, не является исчерпывающим. Оборона Петропавловска была кровавой, тяжелой, а победа русских воинов — выстраданной. Всем интересующимся можно порекомендовать не только замечательную книгу Манвелова, но и публикации как тех времен, так и нашего века. Но вернемся к Завойко.

В ноябре он стал контр-адмиралом и был удостоен орденом Святого Станислава, а в декабре «за отличие в отражении нападения англо-французской эстрады на Петропавловский порт» он стал кавалером ордена Святого Георгия 3-й степени.

О пользе свежих карт

Несмотря на успешную оборону в начале 1855 года было решено перенести военный порт из Петропавловска в устье Амура. Перенос порта был нелегким. Солдаты, казаки и матросы прорубали лед и выводили корабли, одновременно готовясь к бою с врагом и срывая укрепления и уничтожая постройки. В итоге эскадра в составе: фрегат «Аврора», корвет «Оливуца», транспорты «Двина», Байкал», «Иртыш» и «Борт №1» вышла в море. В мае русские корабли в заливе Де-Кастри (сегодня — залив Чихачева) встретили отряд британской эскадры. Британцы ликовали. Они, как им казалось, заперли русских и стали ожидать подкрепления. Но с ними злую шутку сыграла география. Завойко — хорошо знавшему те края, да и другим русским было известно, что Сахалин — это остров. В то время, как европейцы полагали, что это — полуостров. В ночь на 14 мая русская эскадра, воспользовавшись густым туманом, снялась с якорей и ушла на север — в устье Амура.

Поутру британцы были ошарашены пропажей противника. Примечательно, что контр-адмирал Джеймс Стирлинг, командовавший в то время Китайской станцией Британского флота, не верил в уход русских на север и полагал, что те проскользнули мимо британских судов на юг.

Пролив, через который прошла эскадра Завойко, позже назовут проливом Невельского. И именно у основанного капитаном 1-го ранга Геннадием Невельским Николаевского поста, что на левом берегу Амура, и встала эскадра Завойко. Спустя два месяца на этом месте был построен новый город-порт Николаевск. К тому времени Завойко уже был назначен начальником морских сил в устье Амура. 14 сентября 1855 года он стал не только начальником морских, но и сухопутных сил, находящихся в устье реки Амур, а 30 ноября того же года его наградили орденом Святого Владимира 2-й степени.

Выдающиеся медики. В честь кого Владимир Путин учредил новые награды
Выдающиеся медики. В честь кого Владимир Путин учредил новые награды
© Вячеслав Яковенко©ИА Красная Весна

Спустя почти девять месяцев после окончания войны — в декабре 1856 года Завойко был отчислен от должности губернатора Камчатки и командира Петропавловского порта и переведен в столицу Российской империи — Санкт-Петербург.

Столица и последние годы жизни

29 июля 1857 года его назначили членом морского генерал-аудиториата — высшего военно-морского суда. В апреле 1861 года он был произведен в вице-адмиралы. Спустя три года — в апреле 1864 года его наградили орденом Святой Анны 1-й степени с мечами. Спустя десять лет — 1 января 1874 года он был произведен в адмиралы. Еще спустя десять лет — награжден орденом Белого орла, а в 1890 году — одной из высших наград Российской империи — орденом Святого Александра Невского.

С 1867 года состоявший по морскому министерству Завойко прославился как наставник молодых офицеров и активный участник подготовки морских экспедиций, член-корреспондент Русского географического общества.

Умер Василий Завойко 16 февраля 1898 года. Его похоронили в селе Великая Мечетня Балтского уезда Подольской губернии, где находилось его имение. Сейчас это село Кривоозерского района Николаевской области.

Сегодня на Украине на официальном уровне пропагандируется пренебрежительное отношение к истории времен империи или СССР. Герои тех времен подчас уничижительно называются «малороссами» или «совками». Но малороссы, новороссы и «совки» малыми силами побеждали превосходящие вражеские эскадры и армии, изобретали самые точные в мире часы, лучшие танки, побеждали болезни, делали выдающиеся научные открытия. А те, кого сегодня ставят в пример как «истинных украинцев» могли похвастаться лишь резней соседей или несуществующими «перемогами».

Подвиги Завойко забыты на Украине. Но не забыты они на Дальнем Востоке да и во всей остальной России. 

* Здесь и далее даты даны по старому стилю