«Вероломно, без всякого объявления войны» (на самом деле — «без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны») — чеканная формулировка молотовского обращения, которую несколько поколений граждан СССР помнят с детства. Обычно имелось в виду, что к моменту, когда немецкий посол граф фон Шуленбург предъявил ноту германского правительства наркому Молотову, полномасштабные военные действия велись уже несколько часов.

В СССР почему-то не акцентировали внимание на юридической стороне процесса. А она состояла в том, что Германия НЕ ОБЪЯВЛЯЛА ВОЙНЫ.

Дословная цитата из ноты германского правительства от 21 июня 1941 года выглядит так: «Большевистская Москва намеревается нанести удар в спину национал-социалистической Германии, которая ведёт борьбу за свое существование. Германия не намерена смотреть на эту серьёзную угрозу своим восточным границам и ничего не делать. Поэтому фюрер отдал германскому вермахту приказ отразить эту угрозу всеми имеющимися в его распоряжении средствами». 

Как видим, ни слова относительно объявления войны и никаких разъяснений относительно того, как именно вермахт будет отражать угрозу.

«Без марганца война будет проиграна». Как освобождали родные места Владимира Зеленского
«Без марганца война будет проиграна». Как освобождали родные места Владимира Зеленского
© РИА Новости, Георгий Зельма | Перейти в фотобанк

Кстати, если обратиться к остальному тексту ноты, то легко заметить, что действия, инкриминируемые СССР, не предполагали ведения боевых действий на его территории. Конкретно СССР обвиняется в том, что «советское правительство попыталось в явном сговоре с Англией нанести удар в спину Германии:

1) оказав открытую политическую и тайную военную поддержку Югославии;

2) попытавшись подтолкнуть Турцию путем предоставления ей гарантий к агрессивным действиям против Болгарии и Германии и к выдвижению турецких армий на очень невыгодные военные позиции во Фракии;

3) сосредоточив сильную группу своих войск на румынской границе в Бессарабии;

4) тем, что в начале апреля заместитель наркома иностранных дел Вышинский внезапно предпринял попытку в ходе переговоров с румынским посланником в Москве Гафенку начать политику быстрого сближения с Румынией, чтобы побудить эту страну порвать с Германией. Английская дипломатия предпринимала в Бухаресте усилия в том же направлении при посредстве американцев.

Таким образом, немецкие войска, вступившие в Румынию и Болгарию, по англо-русскому плану должны были быть атакованы с трех сторон: из Бессарабии, из Фракии и из Сербии — Греции. Только благодаря лояльности генерала Антонеску, реалистической позиции турецкого правительства и, прежде всего, быстрому немецкому наступлению и решающим победам немецкой армии, этот англо-русский план сорвался».

Собственно, «страшная угроза», нависшая над Рейхом, по этой версии была уже отражена, а дальнейшие попытки СССР нанести какой-то ущерб Германии можно было нейтрализовать дипломатическим путём и средствами пассивной обороны.

Кстати, важный момент — первоначально по плану «Барбаросса» вторжение в СССР было запланировано на май 1941 года. Однако сроки были перенесены именно из-за того, что Италия встряла в войну с Грецией, а в Югославии произошёл государственный переворот, в результате которого к власти пришли противники сотрудничества с Германией (25 марта правительство Драгиши Цветковича присоединилось к «Тройственному пакту», а уже 27-го он был свергнут командующим ВВС Душаном Симовичем). Естественно, нападать на СССР, оставив в тылу потенциально сильного противника, никто не собирался…

Корнилов: Гитлер и «херои» современной Украины
Корнилов: Гитлер и «херои» современной Украины

Впрочем, какая-то часть информации оставалась правильной.

Разумеется, Гитлер видел в территории СССР «жизненное пространство» для дальнейшего благоденствия «высшей расы». Но никаких определённых планов на этот счёт у него ещё не было. Даже пресловутый план «Ост» остался не утверждённым. Из  этого следовало, что Гитлер не должен непременно напасть на СССР в 1941 году.

Однако Гитлеру надо было выбить из войны последнего континентального союзника Великобритании. При этом тут играли роль два важных обстоятельства:

Во-первых, Германия готовилась к высадке на Острова, но сам Гитлер предпочёл бы договориться с Великобританией, поскольку считал англичан «нордической расой». Однако Черчилль ему такого шанса не дал.

Во-вторых, Гитлер просто не считал СССР сильным противником. Пресловутая авантюристичность планов Германии базировалась именно на том предположении, что СССР — «колосс на глиняных ногах», который рухнет от первого же удара.

Что до гибридного характера войны, то, думается, такой вариант был выбран не случайно. Объявление войны предполагает выполнение определённых правил и обычаев. Не то чтобы Гитлеру все это сильно мешало, но именно в конфликте с СССР он не хотел, чтобы оставались хоть какие-то поводы считать славянских недочеловеков под властью большевиков людьми. Это должна была быть война на уничтожение, и именно поэтому Гитлеру хотелось избежать характеристики её именно как войны (в частности, чтобы сохранить лицо перед теми же англичанами).