Что убивает «украинский транзит»

Кулеба пытался объяснить, что для Киева поставки российского топлива через «Турецкий поток» — это совсем другое, не то что через «Северный поток — 2». «Турецкую газовую инфраструктуру нельзя рассматривать в отрыве от общего уровня отношений между Украиной и Турцией. При этом мы с вами понимаем: украинский транзит убивает не «Турецкий поток», а именно «Северный поток — 2», — утверждал он.

Некоторым противоречием словам украинского министра послужили его же слова о том, что «ни один газовый проект в Европе не является чисто экономическим». «Это всегда вопрос политического выбора, так как современные газовые технологии позволяют диверсифицировать поставки газа при наличии такого политического желания», — уверял Кулеба. Действительно, с октября 2021-го российский газ в Венгрию пошел по «Турецкому потоку», из-за чего Киев выразил протест Будапешту.  И тут же заверил, что ничего не имеет против Анкары.

Успокаивать Турцию Кулебе пришлось потому, что отношения между двумя столицами выглядят чуть ли не партнерскими. Накануне министр обороны Украины Андрей Таран подписал в присутствии президента страны Владимира Зеленского меморандум о сотрудничестве с турецким производителем беспилотников Bayraktar. Сделано это был в день встречи российского и турецкого лидеров Владимира Путина и Эрдогана в Сочи, где главы государств обсуждали ситуацию в Сирию и другие вопросы.

А перед этим визитом Эрдоган сделал на Генеральной ассамблее ООН заявление, что Крым — украинский. В Москве заявили, что не в восторге от таких слов. «Безусловно, адресатом мы считаем себя, так это и воспринимаем. Мы, конечно, сожалеем, что такие заявления звучат сейчас, когда готовится рабочий визит господина президента в Российскую Федерацию», — сказал представитель Кремля Дмитрий Песков.

Маркедонов: Эрдоган надавит на НАТО в случае конфронтации с РФ
Маркедонов: Эрдоган надавит на НАТО в случае конфронтации с РФ
© Украина.ру
Турецкий политолог Ферит Темур сразу после заявления Эрдогана пояснил, что почему Анкара не признает полуостров российским. «Крым стал символом геополитического краха Османской империи в бассейне Черного моря и, соответственно, символом геополитической экспансии Российской империи. Кроме этого, для Турции, как члена НАТО, попросту невозможно проявить позицию, противоречащую общей политике альянса в отношении Крыма», — объяснял он. Эксперт рассказал о том, что в Турции есть мнение, что можно было бы согласиться с правами Москвы на полуостров, но если Кремль посчитает действительным суверенитет, например, Турецкой республики Северного Кипра.

В общем-то, ничего нового президент Турции не сказал, МИД его страны регулярно в день референдума отзывается на дату стереотипным заявлением о якобы имевшей место «аннексии». 

Хотя отношение Анкары к российскому полуострову формируется из многих составляющих и однозначным его назвать сложно. В Турции проживает, по различным оценкам, от сотен тысяч до нескольких миллионов выходцев из Крыма — потомков крымских татар.

В 2016-м регион посетила представительная делегация из Турции. В ней были представитель президента страны Ибрагим Ерилли, вице-мэр Анкары Ахмет Тунч, руководил группой глава турецкой Ассоциации евразийских правительств Хасан Дженгиз, которого называли доверенным лицом заместителя шефа спецслужбы — генеральной дирекции безопасности.  

Во время поездки Дженгиз назвал вымыслом рассказы о якобы имеющем место притеснении крымских татар на российском полуострове. Тем не менее турецкий МИД после визита делегации в Крым выразил поддержку «территориальной целостности Украины», то есть поддержал позицию Киева, который отказался признать результаты референдума 2014-го и воссоединения региона с Россией. Впрочем, в этом же году Анкара возобновила переговоры с Москвой о реализации проекта «Турецкий поток», который вел газ в обход Украины. Это делало ближневосточную страну энергетическим хабом.

 «Мы сожалеем»

«Турецкий поток» показал, что как минимум в области энергетики между Москвой и Анкарой проблем нет. В августе Эрдоган предлагал Путину увеличить поставки газа по «Турецкому потоку».

Но есть другие вопросы. Министр иностранных дел России Сергей Лавров в понедельник напомнил слова Эрдогана, который «многократно публично официально заявлял, что Сирийская Арабская Республика — независимое государство, что суверенитет и территориальная целостность Сирии Турция будет в полной мере уважать». Российский дипломат высказал надежду, что официальная Анкара будет действовать в русле высказываний своего лидера.

Так министр заочно ответил представителю турецкого президента Ибрагима Калына, который утверждал, что турецкие подразделения вошли на сирийскую территорию точно так же, как и военные Соединенных Штатов и России. «Только те вооруженные силы тех стран, которые были приглашены законным правительством Сирийской Арабской Республики, членом Организации Объединенных Наций, имеют право находиться на территории этой страны», — привел Лавров содержание резолюции 2254 Совета безопасности ООН — документа, который дал Вашингтону и Москве основания присутствовать на Ближнем Востоке.

Крым не помеха: Эрдоган ведёт переговоры одновременно и с Путиным, и с Зеленским
Крым не помеха: Эрдоган ведёт переговоры одновременно и с Путиным, и с Зеленским
© president.gov.ua
Турецкие и протурецкие силы присутствуют в Идлибе — провинции на севере Турции. Анкара таким образом хочет обезопасить свои области, прилегающие к Арабской республике и помешать укрепиться курдским формированиям восточнее Евфрата.

Регион за время войны гражданской войны в Сирии превратился в анклав, куда бежали все противники власти. Там скопились беженцы, которые в случае возвращения Идлиба под контроль Дамаска могут хлынуть на территорию Турции.

Анкара и так приняла свыше трех миллионов перемещенных лиц, что не всеми внутри страны было воспринято с пониманием. Поэтому для президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана появление новых вынужденных мигрантов может стать серьезным вызовом. Действуют же на территории Сирии турецкие силы, в том числе и под предлогом защиты единокровных братьев — сирийских туркменов, или так называемых туркоманов.

Взгляд с турецкой стороны на проблему может проиллюстрировать комментарий читателя к заметке ресурса Haber о недовольстве Кремля из-за слов Эрдогана по Крыму. «Как Идлиб — так территориальная целостность Сирии. А как Украина — сожалеем», — сравнил некий Мирзабей. «А мы сожалеем, что вы вошли в Сирию», — добавил замечание другой. Haber относится, скорее, к сторонникам турецкого президента, так что месседжи читателей можно считать хоть каким-то отражением настроением электората главы государства.

Ищенко рассказал, готова ли Турция воевать за Крым
Ищенко рассказал, готова ли Турция воевать за Крым
© скриншот видео Украина.ру
По этой причине Эрдоган поднял вопрос Идлиба в числе прочих на встрече с Путиным. Газета Cumhuriyet, анализируя итоги беседы, увидела в поведении турецкого президента признаки того, что «он пойдет еще на ряд уступок».

И вообще, предложение Анкары Москве построить вторую и третью атомные электростанции (первую, «Аккую», уже возводит «Росатом») свидетельствовало якобы о том, что глава турецкого государства также в чем-то уступил. «Загнанный в угол Эрдоган пытался выложить это предложение на стол как козырную карту», — преподносило издание свои выводы как факт. Впрочем, это можно списать на то, что Cumhuriyet не относится к симпатизантам президента Турции.

В конечном счете сложные взаимоотношения Москвы и Анкары определяются национальными интересами двух стран. Несмотря на жесткие риторические разногласия страны, Турция идет на тесное сотрудничество там, где считает нужным, хотя бы это и наносило вред Украине, о «территориальной целостности» которой турецкий МИД ритуально говорит.