Западная Украина с 8 по 14 мая: Полупразднование Дня Победы, разжигание ненависти на любой вкус и концертный тур Андрея Макаревича
Западная Украина с 8 по 14 мая: Полупразднование Дня Победы, разжигание ненависти на любой вкус и концертный тур Андрея Макаревича
Для тех, кто не знает: в апреле 2015-го года на Украине был принят закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов», который формально запрещает публичную демонстрацию советской и нацистской символики, но на практике направлен исключительно против советской и оставляет широкие возможности для пропаганды нацизма. С этим мы в Украине сталкиваемся почти каждый день. Но вот в день 9 мая, который является Днем Победы, произошло несколько вопиющих случаев.

Лазейка для злоупотреблений

Надежда Ивановна Маслова, пенсионерка, пришла на Аллею Славы с фотографией отца-фронтовика и изображением его наград — ордена Славы и медали «За взятие Берлина», на плашках которых есть цвета гвардейской ленты.

Неонацисты или полиция? Истории о том, как кошмарили украинцев в День Победы

Как известно, «изготовление и пропаганда георгиевской (гвардейской) ленты» запрещено ст. 173-3 административного кодекса Украины. Под пропагандой имеется в виду «публичное использование, демонстрация или ношение ленты, или ее изображения». Наказание — штраф в размере от 50 до 150 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан.

В 2021 году этот самый минимум составляет 1135 грн, т.е. за ношение гвардейской ленты человека ждет штраф от почти 57 000 грн до 170 000 грн (от 152 000 до 455 000 рублей) — сумма неподъемная не только для пенсионера, но и для большинства честно работающих граждан. Если в течение года надел ленточку повторно, то придется заплатить до 340 000 грн (то есть около 1 млн рублей) или отправиться в тюрьму на 15 суток. Как мы знаем на примере марша в честь дивизии СС «Галиция» в Киеве, публичное зигование расценивается правоохранителями как мелкое хулиганство, поэтому все слова о паритете коммунистической и фашистской символик для закона — разговоры в пользу бедных, тех, кого и заставляют платить за празднование победы над фашизмом.

Тем не менее, положения ст. 173-3 не применяются в случаях, которые предусмотрены ч. 3. ст. 4 закона о декоммунизации. В данном случае речь идет об изображении гвардейской ленты на государственных наградах, связанных со Второй мировой войной (Великой Отечественной войны в лексике нынешнего украинского государства нет). Итак, за медали и ордена ответственность не предусмотрена, и полиция об этом знает.

Неонацисты или полиция? Истории о том, как кошмарили украинцев в День Победы

Поэтому Надежде Ивановне, которую забрали в отделение полиции за то, что она отказалась убирать портрет отца-фронтовика, решили промыть голову именно тем, что она принесла не оригиналы наград, а их изображения. Действительно, закон прописан так двусмысленно, что непонятно, считаются ли государственными наградами их изображения.

Если нет, то интересное получается дело. Представим себе, что ветеран пришел, например, в школу со своими орденами, сфотографировался с детьми, а потом это фото директор школы разместил в стенгазете. Если фотография ордена — не сам орден, то придется платить штраф. Сомнительно, чтобы закон можно было применять именно так. Но пенсионеру, у которого нет денег на адвоката, можно рассказать что угодно, не правда ли? В общем, Надежду Ивановну заставили поехать домой и привезти в полицию оригиналы боевых наград отца, чтобы доказать, что это именно они, а не просто какое-то изображение с «запрещенной» символикой.

Издевательство? Вне всяких сомнений. Протокол задержания, если он вообще составлялся, пенсионерке никто не предъявил, она его не подписывала, а значит, вообще непонятны основания насильственного привода ее в отделение полиции, кроме обыкновенного запугивания.

Полиция пытается снять белье с пенсионера

После Дня Победы. Что на самом деле произошло в Украине
После Дня Победы. Что на самом деле произошло в Украине
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк
Валерию Ивановичу Москвину 72 года. Каждый год на День Победы он берет портреты своих родных фронтовиков и выходит на Бессмертный полк на Алее Славы в Запорожье у мемориала «Комбат». 9 мая 2021 года — не исключение.

«Я прикрепил на палку фото родителей с медалями, — говорит Валерий Иванович. — Мой отец, Москвин Иван Андреевич, 1915 года рождения, воевал с 1943 года, был сапером, дошел до Берлина. Мать моя, Мария Никифоровна, в 1941 году, когда ей было 26 лет, с тремя детьми попала в оккупацию. На фронтах Великой Отечественной у меня погибло 4 дяди и 3 тети. Отец в семье был 13-м ребенком. А орденом Славы награжден был дядя Коля, брат матери, который жил в Одессе. Орденом Славы награждали только солдат и сержантов за подвиги непосредственно в бою. Во всем СССР полных кавалеров ордена Славы после окончания войны было 2200 человек».

Неонацисты или полиция? Истории о том, как кошмарили украинцев в День Победы

Кроме того, у Москвина было фото памятника советскому солдату с ребенком на руках в Трептов-парке в Берлине.

Вдруг подходит полицейский и говорит: «Уберите фотографию — там есть изображение георгиевской ленты». «Я бы убрал, но там мои родители, которые воевали и ужасы войны испытали. И с этой фотографией я не первый год прихожу», — отвечает Валерий Иванович. Полиция снова: «Уберите — вы провокатор!»

«Изображения орденов и медалей с гвардейской лентой допускаются по закону. В прошлые годы ничего за это не было. Ну как не было, подходили, конечно, но в итоге соглашались, что изображение ордена не запрещено», — пояснил нам Москвин после происшествия.

В это же самое время другая группа т.н. правоохранителей обрабатывала Надежду Ивановну Маслову. Москвин решил заступиться за нее, в порыве расстегнул кофту, под которой была футболка с советским солдатом на рейхстаге и красным флагом с маленькими серпом и молотом, и заявил: «Раз я провокатор, арестовывайте меня вместе с ней (Надеждой Масловой. — Прим. ред.)!»

И таки да, какой-то полицейский начальник отдает приказ задержать.

Неонацисты или полиция? Истории о том, как кошмарили украинцев в День Победы

«Стоящие рядом люди бросились меня защищать. Но тут появилось человек 20 полицейских, взяли меня в плотное кольцо, окружили и стали отталкивать людей. Я пару раз дернулся, но что это могло дать — 72-летний пенсионер против молодых хлопцев. Затолкали в автозак и повезли».

В бывшем Орджоникидзевском райотделе (сейчас отдел нацполиции Запорожья №1) сказали, что будут составлять протокол, и предложили вызвать адвоката. Поскольку Валерий Иванович в тот момент думал, что произошло недоразумение и все очень быстро закончится, от адвоката он сначала отказался. И вот тогда-то от него потребовали снять футболку и передать ее как вещественное доказательство.

«На улице к ней не цеплялись, но в райотделе сказали, что ее изымут, потому что на ней солдат на рейхстаге со знаменем, а на знамени — малюсенькие серп и молот, а сбоку, возле ордена Великой Отечественной войны, виден фрагмент георгиевской ленты. В таком случае вызывайте мне адвоката. Под футболкой у меня другой одежды не было, они меня фактически раздевать собрались, по сути забирать у меня нижнее белье».

Вскоре появился бесплатный адвокат. На словах она выразила сочувствие, сказала, что на стороне Москвина, но на деле безропотно подписала протокол, в котором две статьи: ст. 173-3 — публичное использование георгиевской ленты и ее изображения ст. 185 — злостное неподчинение законному требованию полицейского при исполнении, что предполагает наказание от штрафа (9000 — 17000 грн) до 15 суток ареста.

«Москвин В.И., 1949 г.р. препятствовал законному требованию сотрудников полиции, а именно отказался прекратить правонарушение, — написано в протоколе. — Свидетелей нет, потерпевших нет».

Может, тогда и правонарушения нет, если его никто не видел и от него никто не пострадал? Однако адвокат просто поставила подпись без каких-либо комментариев со своей стороны, что теперь даст абсолютно законные основания оштрафовать пенсионера на сумму, которую он единовременно и в руках-то никогда не мог держать.

Потом начался сюрреализм. Сотрудники стали угрожать, что снимут футболку с Москвина силой. Пенсионер, правда, не растерялся и заявил, что в таком случае сделает все, чтобы она порвалась, и тогда получится, что полиция испортила имущество гражданина. Это ввело сотрудников в замешательство, и они побежали к начальнику. Пришел сам начальник райотдела — подполковник Александр Гордиенко — и стал уговаривать снять футболку по-хорошему. Несгибаемый Москвин ни в какую. Тогда хитроумный подполковник придумал следующий план: футболку и фото родителей Валерия Ивановича изымают только по документам, а на самом деле не трогают. Москвин же пишет расписку, что вещи у него были изъяты, а затем возвращены обратно с обязательством хранить их до административного решения. Протокол задержания Москвину не дали, сказали, что ничего ему не должны (пришлось за ним ехать дополнительно в другой день), и через три часа отпустили.

«Если бы не было адвоката, — предполагает Валерий Иванович, — возможно, продержали бы дольше, как это было в прошлом году».

«Сядь и не ори, иначе получишь по мозгам!»

А в прошлом, 2020-м, году произошла не менее возмутительная история.

9 мая 2020 года в полседьмого утра Москвин вышел из дома с газетой «Полк Победы», чтобы раздать прохожим несколько экземпляров до начала мероприятий на Аллее Славы.

«На остановке возле Днепровского райотдела я стал раздавать газету, — говорит он. — Потом пошел в сторону ДнепроГЭС, свернул за угол, как меня догоняют двое полицейских, один из них подполковник, который в Запорожье всегда отвечает за безопасность на массовых мероприятиях. Берут меня под руки и ведут в райотдел. Ну, думаю, ладно, время еще есть, на Аллею Славы успею».

Не тут-то было. Валерия Ивановича запирают в коридоре, и целых полтора часа ему приходится ждать участкового с протоколом задержания. В протоколе написано, что Москвин расклеивал газеты на деревьях и этим нарушил правила благоустройства города. Пенсионер был без очков и подписал этот, иначе и не скажешь, бред сумасшедшего, не читая. Он же просто раздавал газеты и никуда их не клеил. И вообще кто-то пробовал приклеить к дереву полноценный газетный разворот так, чтобы там потом можно было что-то прочитать? Баобабов с широченными стволами в Запорожье вроде бы нет.

Еще немного позже пенсионера вызывают в кабинет, где сидят начальник райотдела в гражданке, заместитель в форме — тот самый подполковник, — капитан и старший лейтенант.

«Кто вам дал газету? Где вы ее взяли?» — «Да человек от Иванова (руководитель общественной организации «Полк Победы» в Запорожье. — Прим. ред.) привез». — «Кто? Номер машины!» — «Ребята, да триста лет мне нужен номер его машины. Он остановился, я забрал газеты и пошел». — «Кто напечатал?!»

«Странный вопрос, в газете же все написано, — подумал Валерий Иванович. — Наверное, они хотели меня запутать, чтобы я ляпнул что-то лишнего. А что я им мог ляпнуть? Газету привезли, я взял. Какая мне разница, кто именно ее привез?»

Тогда у стражей порядка появилась гениальная идея — проверить Москвина на детекторе лжи. Ну это ж настолько страшное преступление — раздавать газеты с поздравлениями с 75-летием Победы (и даже их расклеивать), что нужно принимать такие меры и занимать вроде бы ценное рабочее время у целого ряда офицеров полиции. От полиграфа Москвин, естественно, отказался, что вызвало недовольство у полицейских. Они незаконно — нужно разрешение судьи на доступ к личной переписке — скопировали телефонную книгу Валерия Ивановича и не менее незаконно отказались отпустить его на праздник. Просьбы Москвина закончились тем, что рядовые сотрудники просто рявкнули на него: «Сядь и не ори, иначе получишь по мозгам! Закроем в камеру, тогда быстро успокоишься!» За 8 часов, которые 72-летнего человека продержали взаперти, ему даже не предложили воды, пришлось пить из крана в туалете. Конечно, потом, после пережитого стресса, он в тот день больше никуда не пошел.

А рано утром 11 мая полиция появилась под дверью квартиры Москвина с «приглашением» в участок на беседу, где его продержали почти до 12 дня, задавая те же самые вопросы.

Неонацисты или полиция? Истории о том, как кошмарили украинцев в День Победы

«Мое дело направили не в суд, а в административную комиссию горсовета. Админкомиссия меня не вызывает. Об их заседании мне ничего неизвестно. В мое отсутствие принимают решение оштрафовать меня на 680 грн. (около 2000 рублей). В ноябре я получаю пенсию на 680 грн меньше, чем положено. Я еду в пенсионный фонд. Там показывают решение и объясняют, что, поскольку я не заплатил штраф в течение двух недель, то сумма его удвоена и деньги снимут с моей пенсии за два раза. А как я мог вовремя заплатить штраф, если меня даже не пригласили на заседание админкомиссии? И вот я переживаю, чтобы на этот раз не было, как тогда. Вдруг тоже повестку не пришлют и решат что-то без моего присутствия. Я приду на комиссию, если будет повестка, и скажу — штрафуйте меня, но я от своих убеждений не откажусь и с изображением родителей буду продолжать ходить на День Победы».

Полиция крадет деньги и флаги

Пожалуй, самая возмутительная история на 9 мая 2021 года произошла в Мелитополе Запорожской области.

Председатель Союза советских офицеров г. Мелитополя Виктор Иванович Яковенко вместе с другими членами организации как обычно 9 мая собирался выставить почетный караул на Аллее героев Советского Союза, а затем с развернутыми красными знаменами дойти до Братского кладбища, где похоронены воины, сражавшиеся против фашизма, и выставить почетный караул у могил. Так происходило каждый год даже после майдана при Порошенко, но с 2020 года полиция стала препятствовать чествованию памяти героев борьбы с нацизмом. В этот раз человек 50 в форме оцепили аллею, никого не пропуская. Не пустили и Виктора Ивановича в форме советского полковника авиации, с медалями на груди.

Неонацисты или полиция? Истории о том, как кошмарили украинцев в День Победы

«Я смог пройти через кусты, — рассказал нам Виктор Яковенко. — Меня заметили и закричали: «О, Виктор Иванович, мы вас ждем! Давайте мы поможем нести». Я говорю: «Я сам в состоянии донести туда, куда мне надо». Но меня окружили человек 15. Один забрал древка от флагов. Я еще их даже не успел развернуть. А другой выхватил из рук пакет, в котором были 12 флагов, деньги, 1500 грн, которые мы собрали для участников войны, требующих лечения. Я кричу: «Задержите его, куда он побежал!» А они: «Это не наш». Ну как не ваш? За кого вы меня держите? Он был среди вас в форме полиции. «Мы потом разберемся», — мне сказали. Ну и разбираются до сих пор».

Для понимания, флаги, которые украли у Виктора Ивановича, — это флаги общественных организаций «Полк Победы», «Женщины-труженицы за будущее Украины» и советских воинов-авиаторов. Они даже не были развернуты, а значит, полиция не могла определить, есть ли на них что-то запрещенное. Никакого протокола, просто выхватили и убежали. Причем не бродячие праворадикалы, что было бы закономерно, а сотрудник полиции.

День Победы или день сопротивления? О том, что происходило 9 мая в Украине
День Победы или день сопротивления? О том, что происходило 9 мая в Украине
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк
Правоохранители предложили Яковенко написать объяснительную. «Какую объяснительную, — возмущается тот, — когда меня полицейский фактически ограбил и убежал. Я взял у них бумагу и написал заявление начальнику полиции о том, что у меня отобрали деньги и флаги. Заявление взяли, но не знаю, куда его дели. Потом мы ушли на Братское кладбище».

Там на кладбище у Виктора Ивановича потребовали снять с лица защитную маску красного цвета с надписью: «С 9 мая!». Что в этом запрещенного, категорически непонятно.

«На кладбище нас ждали пограничники и афганцы, с которыми мы договорились, что они выйдут со своими знаменами. У афганцев тоже отобрали их знамена. Надпись «воины Афганистана» на красном полотнище. Без протокола отобрали. У нас, правда, еще были плакаты с изображением солдата в Трептов-парке. Заставляли убрать плакат, когда выступали мэр и депутаты местного совета. В итоге остались около танка стоять только я и мой заместитель с плакатом — тоже афганец. К нам подходили, но мы отказались уходить».

На следующий день, 10 мая, Виктор Иванович написал заявление в прокуратуру и отправил его заказным письмом с уведомлением. Уведомление не вернулось до сих пор.