Начнём, пожалуй, с различий. По большому счёту тут играют роль четыре фактора, которых на Украине вроде бы не было. Факторы эти между собой тесно связаны.

Первый фактор — Лукашенко как явление.

Как спасти Белоруссию от Майдана? О технологиях протестов и их перспективах
Как спасти Белоруссию от Майдана? О технологиях протестов и их перспективах
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Этот фактор имеет значение во всех смыслах — и в положительных (сильный руководитель, сумевший сохранить страну и обеспечить экономическую стабильность), и в отрицательных (авторитарный лидер, задержавшийся у власти на четверть века и утомивший даже своих сторонников).

Отличия от Украины здесь самоочевидны — только один Кучма отсидел два полноценных президентских срока, а ещё два из шести президентов даже не дотянули до конца единственного. Сменяемость налицо, но… Помните листовки 2014 года? «Поймите — нас просто достало». Оказывается, чтобы людей «достало», не надо быть президентом 26 лет. Трёх вполне хватает — это тоже очень много.

Второй фактор — социально-экономическая ситуация.

С этой точки зрения Украина стабильно выглядела хуже, чем Белоруссия, но скорее за счёт большего разрыва в уровне доходов. Впрочем, этот фактор по большому счёту тоже не имеет значения.

Майдан 2004 года произошёл на пике экономического роста и улучшения положения заметной части населения. Последующие пять лет оказались совершенно бесплодными в экономическом отношении (справедливости ради надо признать, что не только за счёт неэффективности власти, но и за счёт глобального экономического кризиса).

Майдан 2014 года произошёл на фоне экономического застоя. Тем не менее, времена Януковича с точки зрения социально-экономической выглядят сейчас более чем привлекательными.

Так что это обстоятельство тоже работает не сильно — протесты не особенно связаны с экономическим положением.

Третий фактор — наличие олигархов.

Казалось бы, и в событиях 2004, и в событиях 2014 года ключевую роль играли олигархи. События 2013 года начались вообще как частные «разборки» между пулом олигархов и Януковичем — США вмешались в процесс уже позже. В Белоруссии же нет крупных бизнесменов, оказывающих влияние на политику.

Это, однако, не так существенно как кажется. Ключевую роль играет фактор раскола элиты как таковой. Олигархи, безусловно, ускоряют и упрощают процесс, поскольку они относительно независимы. Но и только. При отсутствии олигархов раскол элиты всё равно возможен.

Четвёртый фактор — отсутствие оппозиции.

Если на Украине была мощная системная оппозиция, не просто представленная в парламенте, но и способная влиять на его работу, то в Белоруссии ничего такого нет. Слабость Тихановской как кандидата была очевидна всем даже на этапе избирательной кампании. Причём есть сомнения в том, что «зачищенные» кандидаты были бы сильнее.

На самом деле этот фактор играет роль прямо противоположную — технологии «цветных революций» изначально строились на «стихийном протесте». Как уже написал кто-то умный: «будь свободным — делай так, как приказал неизвестно кто в анонимном телеграм-канале».

Слабой оказалась не только Тихановская, но и её предвыборный штаб. Что будет дальше с протестами в Белоруссии
Слабой оказалась не только Тихановская, но и её предвыборный штаб. Что будет дальше с протестами в Белоруссии
© РИА Новости, Дмитрий Виноградов | Перейти в фотобанк
С точки зрения технологии наличие сильных лидеров Майдану вообще противопоказано, поскольку потом они возглавят страну и будут проводить свою политику. Анекдотично звучит, но на Украине идеального «майданного» кандидата удалось привести к власти без всякого Майдана — в ходе вполне штатных и даже демократических выборов. Другое дело, что без разбалансировки государства в результате Майдана Владимир Зеленский и не подумал бы идти в политику.

В общем, различия между Белоруссией и Украиной есть, но они не столь уж существенны. Сходства больше.

Парадоксально, но больше всего подчёркивают наличие сходства именно те авторы, которые пытаются показать, что Плошча — это совсем не Майдан. Мы даже не будем углубляться в анализ этих моментов (хотя в Белоруссии, например, грантовое сообщество существует, просто грантовые СМИ работают из Литвы и Польши). Важен сам факт — раз белорусские оппозиционеры отрицают факт сходства с Майданом, значит, для них самих это сходство очевидно, и признавать его они не хотят, потому что Майдан — это плохо.