Вирус рецессии

То, как Лукашенко реагировал на новости о пандемии, для него нетипично. Он во всём сторонник жестких, директивных мер. Вряд ли кто-нибудь ошибётся, если подумает, что у главы РБ чесались руки поднять армию и показать всему миру, что такое по-настоящему серьезная самоизоляция. Ему было обидно, что такой мощный силовой аппарат стоит без движения, когда, казалось бы, самое время его завести и направить на выполнение реальных боевых задач. Лукашенко и сам об этом говорил на совещаниях с подчиненными. Но ничего такого не случилось.

Причина одна, и её Лукашенко признал вполне чистосердечно. Карантин он объявить не мог исключительно по причине экономических показателей и состояния резервов. Смягчить удар по экономике, и так не очень сильной, удалось. Но это был тактический успех, обусловленный внешними факторами. Разразилась торговая война в результате распада ОПЕК+, цены на нефть рухнули до отрицательных значений. В результате остановки экономик ведущих стран мира стал снижаться спрос на основные товары — сырьё.

Наследство Лукашенко. С чего начиналась Родина?
Наследство Лукашенко. С чего начиналась Родина?
© РИА Новости, Александр Щербак | Перейти в фотобанк

Упали цены не только на нефть, но и на газ. Прекратился финансовый оборот. Самые сильные бренды объявили о снижении доходов. Прокатилась волна банкротств. Этот фон помог Белоруссии не только макроэкономически, но и морально.

Не будем забывать, что в стране — выборы президента. Наверное, самые нетипичные, с повышенным уровнем нездоровых колебаний. Поэтому главному кандидату крайне нужно твёрдое основание доверия большинства. А большинство к легкомыслию мудрого Лукашенко относительно пандемии отнеслось настороженно. Люди массово самоизолировались, носили маски и вообще делали, как в Москве. Сами.

Это хоть и приветствовалось Минздравом, но всё равно выглядело как некий вызов первому лицу. Президенту явно не доверяли, его мудрость у многих стала вызывать сомнения. И только экономическая рецессия в мире, которую усугубили меры по самоизоляции (вокруг теряли работу, бизнес, доходы), поддержала авторитет кандидата в президенты от Администрации президента Белоруссии на приемлемом уровне.

Но этого для Александра Григорьевича было всё же недостаточно.

Феномен царя Пирра

Данные мирового банка беспощадны в своём равнодушии. Белоруссию ожидает самый масштабный экономический спад за четверть века. То есть за время правления президента Лукашенко. ВВП снизится на 4%, годовая инфляция составит 8,4%, а государственный долг увеличится до 55,2% ВВП по сравнению с 43,7% ВВП в 2019 году.

Это всего лишь прогноз, а не факт. Но он вполне реален, особенно учитывая стратегически невыгодную позицию, которую занял Лукашенко. Если же предсказания нью-йоркского «оракула» исполнятся, то и выйдет, что РБ откатится к началу правления Лукашенко. Для него это самый неподходящий вариант. И если на мировую рецессию взглянуть глазами пессимиста, то станет понятно, что поводов для оптимизма у главы РБ в общем-то нет. 

Бюджетный космос. Белоруссия и Китай строят космическое партнёрство
Бюджетный космос. Белоруссия и Китай строят космическое партнёрство
© mp.weixin.qq.com
Очевидно, что главный курс для него — держаться в российском кильватере. Но не на этот раз. Что из этого вышло? Минск получил полноценную торгово-экономическую войну с ближайшим партнером, союзником и благодетелем. Главный фронт — нефтяной. Разногласие по углеводородам с Россией и последующее падение спроса на нефтепродукты принесло тактический успех, но в случае возвращения привычного уровня цен влечет неизбежное поражение. Лукашенко знает это и ищет альтернативу.

Но цена на не российскую нефть все равно будет выше российской. Китай, у которого сейчас хотят взять такой нужный кредит в 2,2 млрд долларов, и сам застыл в ожидании, думает только о себе. О чем свидетельствует затянувшееся подписание сугубо рабочего «калийного» контракта. По итогам первого квартала 2020 года ВВП РБ сократился на 1,3%, а госбюджет недополучил 350 млн рублей.

Свободных же денег для поддержки экономики и компенсации потерь у Минска нет.

План Б

Антикризисный план, оформленный в указе президента РБ № 143 «О поддержке экономики», появился с опозданием по сравнению с другими странами ЕАЭС. Лукашенко подписал его 24 апреля, однако сам проект разрабатывался около месяца. Большая часть пунктов указа №143 посвящена почему-то совсем не поддержке бизнеса. Скорее всего, это напоминает затыкание дыр в правовом регулировании, вызванном эпидемией-пандемией.

Большая часть преференций — клише и декларации: отсрочки, рассрочки, облегчение налогового бремени для малого и среднего бизнеса. Но есть нюанс: принятие решений по конкретным случаям целевой помощи «отсамосвалили» на местные власти. А для них в указе не прописали чётких критериев отбора нуждающихся в поддержке, механизмов и сроков принятия решений.

Нетрудно предположить, что не все смогут получить помощь. Но чиновников понять можно: им нужно тонко балансировать между исполнением планов бюджета, думать, чем на этот раз заткнуть хронические дыры неплатежей субъектов друг другу, и где, за счет чего компенсировать выпадающие из-за кризиса доходы. Только в самую последнюю очередь чиновнику приказали помогать бизнесу.

Картина именно маслом: к 18 мая лишь Витебский и Могилёвский облсоветы в два раза снизили ставку единого налога. Остальные пять субъектов пока молчат, даже столица. К счастью, многие малые и индивидуальные предприниматели даже не слышали про указ №143. А кто его читал, критикуют, потому что первые же обращения за поддержкой привели к отказам, что снизило уровень доверия к государству.

Тем временем правительство разрабатывает второй и третий пакеты помощи, однако ни содержание, ни источники финансирования не известны. Но тут загадка не хитрая: амортизационных денег в казне нет, реальная помощь поступит, только когда удастся получить внешний кредит.

Экономическая диверсификация Белоруссии. Кто может помочь Лукашенко обыграть Россию
Экономическая диверсификация Белоруссии. Кто может помочь Лукашенко обыграть Россию
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Чудо-оружие

Найти деньги в России нет решительно никакой возможности по причине волюнтаризма капитана корабля. Лукашенко публично запретил Румасу брать деньги у Москвы и даже в ЕАЭС. Но есть план Б и план В: МВФ и КНР.

30 марта попросили в Нью-Йорке у Фонда быстрый кредит в размере 900 млн долларов. Но уже к 27 апреля правительство РБ заявило о намерении занять где-нибудь 2—2,5 млрд долларов, внимание — «для борьбы с коронавирусом»! Указанная сумма эквивалентна 3—4% белорусского ВВП.

А теперь второе «але-ап!»: занять удалось лишь 10 миллиардов… российских рублей на Мосбирже. И тут следует разоблачение тезиса о «волюнтаризме». Минску международные кредиторы не доверяют, потому что Минск отказывается от выполнения социально обременительных обязательств. Например, ЕС связывает кредит в 60 млн евро с исполнением рекомендаций ВОЗ. Власти РБ придерживаться отказались и остались без кредита. А отказались, потому что вышеуказанный «волюнтаризм» первого лица. Круг замкнулся.

Есть только один кредитор, который безмерно доверяет Белоруссии вообще, ее президенту в частности. Не требуя ничего. Это Россия. При этом вопреки логике и здравому смыслу руководство страны по приказу непримиримого президента изобретает «чудо-оружие». Вундерваффе, которым рассчитывает добыть чудо трением. Парламент РБ принял закон о валютном регулировании, которым впервые за 17 лет предоставил некоторые свободы. В частности, упрощен доступ к работе с валютой физическим и юридическим лицам.

Разрешение Нацбанка больше не нужно. Юрлицам теперь можно покупать валюту через банки или на биржевых торгах, не раскрывая цели ее использования. Гражданам можно открывать депозитные валютные счета за границей. Ограничения же регулятора ограничены годом. Прекрасная либерализация, только она ни о чем, за отсутствием главного субъекта закона — валюты. И снова круг замкнулся.

Чудо-оружие чудесно, но из него нечем стрелять.

Бензиновый карантин

Один из кандидатов передумал идти в президенты Белоруссии и стал агитировать за Лукашенко
Один из кандидатов передумал идти в президенты Белоруссии и стал агитировать за Лукашенко
© AP, Sergei Grits
Ну а с востока неуклонно надвигается грозовой фронт. С начала 2019 года из индикативных балансов Союзного государства убрали нефтепродукты. Перестали поставлять из России в Белоруссию во избежание реэкспорта. Этой статьи доходов, которая так радовала бюджет, больше не существует. РБ перестала быть экспортером светлых нефтепродуктов.

В ответ в начале марта белорусские регуляторы подняли ставку акцизов на автомобильные бензины и дизельное топливо. В разгар нефтяной «ОПЕК-войны», с целью «исключения необоснованного импорта топлива». Эта макровойна закончилась перемирием, но тут наступила пандемия, и «Белнефтехим» нашёл новый премиальный рынок: поставки топлива в Россию. Он подскочил с 200 тонн в прошлом году до 49 000 тонн, только в апреле месяце.

Из-за нюансов налогового регулирования нефтепереработки белорусский бензин стал дешевле российского. Но 25 мая правительство России запретило ввоз топлива до 1 октября. Шах и мат. Это будет продолжаться до тех пор, «пока не сдохнет ишак или падишах». И то, и другое будет прискорбно. А выход прост: единая налоговая система. Просто подписать «дорожные карты», и все закончится.