Две операции лета 1944 года

Увидеть Минск и умереть: Жизнь и смерть генерал-комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе
Увидеть Минск и умереть: Жизнь и смерть генерал-комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе
© commons.wikimedia.org, Bundesarchiv, B 145 Bild-F051633-0017
6 июня 1944 года союзники СССР наконец открыли Второй фронт. Если бы это случилось в 1941 году, война закончилась бы в 1942-м. Операция «Оверлорд» на Западе считается величайшей наступательной операцией армий США и Великобритании в истории, и ее дата ежегодно отмечается.

«День Д» горячо приветствовали в СССР. И, чтобы поддержать долгожданных союзников, 22 июня 1944 года, в день нападения Рейха на СССР, Красная армия начала операцию «Багратион». Ее сегодня не отмечают ежегодно на Западе, но по масштабам сравнивать ее с «Оверлордом» не берутся даже историки.

За месяц была очищена от врага территория в 207 000 квадратных километров. Восточный фронт вермахта был буквально растерзан и выброшен из Белоруссии в Польшу. Группа армий «Центр» фактически прекратила свое существование.

Минский котёл

Подступы к Минску защищала 4-я армия вермахта под командованием генерала Курта фон Типпельскирха. Для повышения мотивации его повысили и под его начало определили армию вместо корпуса. Но генерал видел, что его позиция — будущий котел, и оказался прав. Поэтому 30 июня 1944 года дела службы вынудили фон Типпельскирха отбыть в срочную командировку в тыл. Покидая своих солдат, он уполномочил корпусного генерала Винценца Мюллера отдавать необходимые приказания в случае наступления Советов.

Через два дня 4-я армия под командованием и.о. командующего генерала Мюллера оказалась в котле. 100 000 немцев попали в ловушку. Известно содержание последней телеграммы, которую ему удалось отправить: «Сбросьте с самолета хотя бы карты местности, или вы уже списали нас?» Ответа Мюллер не получил.

Хуже всего было то, что против 4-й армии были не только солдаты противника, но и все местное население. Это стирало для окруженцев понятие «линия фронта». Партизаны наносили удары в спину прямо среди расположения немецких частей.

Партизанский удар

Сигнала к началу операции «Багратион» в тылу у немцев ждали целые партизанские армии. 194 708 народных мстителей начали наступление первыми. В ночь с 19 на 20 июня генерал Эйке Миддельдорф отметил в своем дневнике:  «На центральном участке Восточного фронта русскими партизанами было произведено 10 500 взрывов. В результате этого переброска немецких оперативных резервов была задержана на несколько дней».

А начальник тыловых сообщений группы армий «Центр» полковник Теске с горечью констатировал: «В ночь перед общим наступлением русских на участке группы армий «Центр» мощный отвлекающий партизанский налёт на все важные дороги на несколько дней лишил немецкие войска всякого управления».

 

Первый партизанский парад в истории

В освобожденном Минске

Жизнь на чаше весов: Первый белорусский «бацька» и русский партизан Пётр Машеров
Жизнь на чаше весов: Первый белорусский «бацька» и русский партизан Пётр Машеров
© РИА Новости, Юрий Абрамочкин | Перейти в фотобанк
Генерал Мюллер уже не знал оперативной обстановки и даже местности, где он попал в котел. Нам неизвестно, читал ли командующий 4-й армией генерал фон Типпельскирх телеграмму своих подчиненных. Но ее прочли в Минске, в штабе 3-го Белорусского фронта. Понимая всю опасность близости котла, командование решило провести парад Победы все равно.
4 июля 1944 года, в 7 часов утра, в Минск прибыл штаб партизанского движения. Он отправил радиограммы с приказом ввести в Минск все имеющиеся в районе города партизанские бригады. Четыре тысячи партизан смогли выполнить приказ сразу же. Еще 20 000 в течение недели.

Пораженное таким количеством вооруженных и дисциплинированных народных мстителей, о которых до того читали только в газетах, партийное руководство на заседании бюро ЦК приняло историческое решение организовать по случаю освобождения не только митинг, но и парад белорусских партизан. А охрану также поручить партизанам бригады «Буревестник».

В 50 километрах восточнее Минска

Решение провести парад в то время, когда рядом стотысячная окруженная группировка вермахта, было очень смелым. Фронтовики прекрасно знали, как храбро и отчаянно могут сражаться окруженные немцы, когда им уже нечего терять. А совсем рядом с Минском их была целая армия. Лишь перехваченная телеграмма внушала надежду, что враг не решится пойти на прорыв, поскольку не имеет даже карт местности.

Положение армии генерала Мюллера и правда было отчаянным. Впоследствии он вспоминал: «С имевшимися в моем распоряжении силами и средствами я не был в состоянии прорваться. Снабжение прекратилось. Мы располагали лишь очень слабой артиллерией и почти не имели противотанковых средств».

Винценц Мюллер принял решение. Он обратился к своим солдатам и офицерам с предложением вступить в переговоры о капитуляции. Большинство настаивало на новых попытках прорвать кольцо окружения и выйти к своим.

Но исполняющий обязанности командующего напомнил, что командарм не случайно покинул передовую. И показал, что прорываться не с чем. Для 4-й армии война закончилась. Если бы генерал Мюллер знал, что она закончилась и для всей группы «Центр»! Но он не знал и писал в те дни:

«Положение стало совершенно безвыходным. Около четырех часов утра, 8 июля 1944 года, я в сопровождении офицера и горниста выехал верхом из нашего расположения и направился наугад навстречу русским. Я заявил, что хочу отдать приказ о прекращении сопротивления. Я решился на этот шаг, кроме всего прочего, еще и потому, что, предвидя своё неизбежное пленение, не хотел оставлять своих офицеров и солдат на произвол судьбы».

Первый партизанский парад в истории

Триумф белорусских партизан

Будем жить: Маэстро наносит ответный удар
Будем жить: Маэстро наносит ответный удар
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк
К вечеру 15 июля в Минске было уже 30 партизанских бригад и два отдельно действующих отряда. Из них 20 бригад только из Минской области, 9 из-под Барановичей и один из Вилейского района. Тридцать тысяч одетых в ватники в середине лета, бородатых, страшноватых на вид, увешанных оружием гражданских лиц. Это были свои но не привыкшие к подобным зрелищам партийные аппаратчики с Большой земли вручали народным ополченцам медали «Партизан Отечественной войны» не без особого, ничем не передаваемого чувства.

16 июля 1944 года, в девять часов утра, в районе улицы Красноармейской собралось около ста тысяч военных, партизан и жителей Минска. Принимал парад человек поистине легендарный — командующий партизанским движением СССР, председатель Совнаркома БССР, 1-й секретарь ЦК КП(б) Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко. Впереди у него великая карьера, но уже в то время люди сведущие смотрели на Пономаренко как на возможного преемника самого товарища Сталина.

Даже командующий 3-м Белорусским фронтом генерал армии Черняховский смотрелся рядом несколько скромнее. Право открыть парад досталось бригаде «Народные мстители», носившей имя Василия Трофимовича Воронянского из знаменитой украинской Диканьки. Этот партизанский командир, создавший в 1941-м «отряд дяди Васи», а потом и «Мстителей», погиб в 1943 году в авиакатастрофе. За его бригадой шли в полном «лесном» вооружении бригады им. Щорса, Чапаева, Чкалова, «Беларусь», «Буревестник» и другие. Всего тридцать бригад.

Участник парада из отряда «Коммунар» Василий Морохович вспоминал: «Между разрушенными и сожженными домами Минска шли маршем заросшие и исхудалые партизаны. В руках у них была самая удивительная коллекция оружия сражающихся тогда армий, испестренная ещё оружием, которое изготовили в лесах кузнецы. Они шагали гордо с наградами на груди! Они были победителями!»

Первый партизанский парад в истории

На кадрах этого триумфального парада сегодня может удивить ручной козел. Это тоже было. Его звали Малыш, и ему пришлось изображать врага. Малыш был украшен, как новогодняя ёлка, немецкими медалями, орденами и обмундированием.

Что было потом

Четвертая армия Вермахта сдалась Красной армии. Бросивший подчиненных фон Типпельскирх попал в авиакатастрофу, отделавшись телесными повреждениями. Он был награжден фюрером Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту и назначен на Второй фронт против союзников, где обстановка была более цивилизованной и профессиональной. Остатки его 4-й армии были окончательно уничтожены в марте 1945-го, 3-м Белорусским фронтом. Фон Типпельскирх сдался британцам, к суду не привлекался и в ФРГ при помощи «литературных негров» оставил мемуары о себе на войне.

Оккупированный Киев: неразгаданные тайны советского подполья
Оккупированный Киев: неразгаданные тайны советского подполья
© deus1.com
Генерал Мюллер сдался в плен Красной армии. Он вступил в комитет «Свободная Германия», а после войны пошел служить в Народную армию ГДР. В ней Мюллер показал редкий для высших офицеров вермахта карьерный результат: был одним из немногих, кто получил звание генерала, должность начальника Генштаба и пост заместителя министра обороны ГДР.

Союзники СССР, открывшие Второй фронт, усомнились в грандиозных победах Красной армии в Белоруссии, которые намного превосходили их собственные, скромные успехи. Для убедительности на следующий день после партизанского парада в Минске, 17 июля 1944 года, по улицам столицы СССР провели еще один «парад», вошедший в историю как марш пленных немцев. 57 000 солдат и офицеров вермахта, попавших в плен в ходе операции «Багратион», увидели Москву воочию. Еще через месяц военнопленные прошли и улицами Киева.

В наши дни в США и ЕС об этом не вспоминают. Зато ежегодно широко отмечают память о высадке союзников в Нормандии. Но на самом деле по масштабам грандиозную операцию «Оверлорд» не сравнить ни с одним сражением в ходе «пятого сталинского удара» в одной только Белоруссии.