Почему же бездействует украинская полиция? И дело не только и не столько в том, что речь идет о российском культурном центре в эпоху тотальной русофобии в Украине. Для ответа на этот вопрос стоит обратить внимание на акцию, проходившую в Киеве на следующий день. 20 февраля около сотни сотрудников полка полиции, созданного на базе «Беркута», провели акцию возле Шевченковского суда Киева, протестуя против снисходительного отношения судов к задержанным за насилие в отношении полицейских.

«Мы пришли для того, чтобы выразить свой протест против решения суда, который отпустил из-под стражи лицо, стрелявшее в нашего коллегу», — заявил на акции командир первой роты Александр Огневой.

«В свой обеденный перерыв полицейские, которым законом запрещены забастовки, вышли с немым укором постоять перед Шевченковским судом, который принимает неадекватно мягкие меры в отношении подозреваемого в особо тяжком преступлении «Насилие в отношении полицейского», — заявил пресс-секретарь Министерства внутренних дел Артем Шевченко.

Ранее министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что инициирует прекращение охраны судов подразделениями Национальной полиции и Нацгвардии из-за решения Шевченковского райсуда Киева, отпустившего ультраправого активиста и участника АТО Александра Федорченко, ранившего полицейского в ходе беспорядков в Соломенском суде. Суд учел статус обвиняемого, его репутацию патриота и признал, что тот случайно выстрелил в полицейского.

Столкновения спровоцировали боевики «Национальных дружин» и «Национального корпуса», напав на тех, кого они называют «титушками Труханова». Сотрудник полиции и, соответственно, подчиненный Авакова, пытавшийся прекратить драку, был ранен из наградного пистолета, который стрелку в свое время вручил именно Арсений Аваков (на днях отменив свой приказ о награждении).

В данном случае мы видим кажущуюся абсурдной картину, когда «одна рука» Авакова конфликтует с его «другой рукой». 

Аваков отобрал наградное оружие у радикала, напавшего на полицейского
Аваков отобрал наградное оружие у радикала, напавшего на полицейского
© Andrei Novitsky

Как заявил украинский экономический эксперт Сергей Фурса, комментируя решение Авакова снять охрану с судов: «Когда ты одной рукой создаешь дружины, а другой, снимаешь охраны с судов, когда эти дружинники стреляют в ногу полицейскому, то выглядит это нелепо».

Козлами отпущения в данном случае становятся рядовые сотрудники полиции, а любое их действие или бездействие чревато неприятными последствиями. По сути, реформированный «Беркут» столкнулся с той же проблемой, что и его предшественники на Майдане в 2014 году. Собственно, даже полицейский Михаил Панасенко, получивший огнестрельное ранение под Соломенским судом Киева, в 2013-2014 года служил в «Беркуте», а в 2015 году прошел переаттестацию и был принят в ряды новой полиции.

И если полицейские оказываются виноватыми в любом случае, то сам министр внутренних дел оказывается в выигрыше, что бы ни произошло. Если пострадают полицейские, Аваков всегда может встать на их сторону, если суд обвинит ультраправых боевиков, всегда может заявить о «репрессиях», направленных против патриотов.

Обе «руки» Авакова действуют слаженно, пусть даже периодически отвешивая друг другу оплеухи, но в целом гарантируют сохранение власти нынешнему главе МВД. Как комментировал формирование «Национальных дружин» политолог Александр Кочетков: «Арсен Аваков из власти, как и другие наши вожди, идти категорически не собирается. Поэтому решил стать настолько влиятельным, чтобы никакая власть не смогла существовать без него. Сейчас Аваков контролирует одно из крупнейших силовых ведомств. Он — ключевая фигура в партии и во фракции «Народного фронта», составной части правящей коалиции. Но влияния никогда не бывает много. Поэтому Аваков, имея огромные ресурсы, совершенно прагматично подгребает под себя политическое и парамилитарное поле. Слева у него социалисты с «недоуволенным» Кивой. Справа — «Азов» с Билецким. Что ж, решил господин Аваков закрыть теперь и правый фланг с помощью «национальных дружин».

Две руки Авакова: Почему полиция игнорирует действия ультраправых

В результате мы видим паралич официальных силовых структур и плавный переход их функций к ультраправым группировкам, которые фактически получили карт-бланш и ощущают безнаказанность, в то время как полиция может только с понурым видом недолго постоять в знак протеста.

Стоит ли лесть на рожон, если можно задеть активиста, которому ничего не будет даже за стрельбу по полиции? Следовательно, полиция не предпринимала никаких действий в ходе недавних погромов зданий Россотрудничества, РЦНК и поджогов отделений «Сбербанка» и «Альфа-банка». Тем более что советник министра внутренних дел Иван Варченко, комментируя бездействие полиции при недавних погромах зданий в Киеве, считает, это вполне «европейской» практикой. 

Высший совет правосудия: Аваков не должен отдавать суды на растерзание радикалам
Высший совет правосудия: Аваков не должен отдавать суды на растерзание радикалам
© Yulia Babych

«На самом деле это европейский, цивилизованный опыт работы полиции — она должна действовать адекватно ситуации. Каждая конкретная ситуация рассматривается полицейскими на месте, не теоретиками постфактум, и полицейский принимает решение о задержании тех или иных лиц. Если задержание может быть связано, например, с массовыми драками, с причинением телесных повреждений, это может выглядеть как неадекватное действие в этой ситуации. Потому полицейский принимает решение: хорошо, пусть разобьют уже несколько окон», — заявил Варченко.

Такие «европейские» решения полиция принимает сплошь и рядом. Действительно, украинскому полицейскому совершенно незачем препятствовать погромам или акциям насилия со стороны ультраправых. Задержанных, скорее всего, отпустит суд, а в ходе стычки полицейский может либо получить огнестрельное ранение, как это произошло возле Соломенского суда, либо ему проломят голову, как это произошло с начальником одесской полиции Дмитрием Головиным в ноябре прошлого года. Задержанного в ходе этих стычек лидера одесских ультраправых Сергея Стерненко, суд вскоре освободил под залог, который заплатил губернатор Одесской области Максим Степанов.
Стоит напомнить и о недавней драке между полицией и «Национальными дружинами» в Кременчуге — задержанных «дружинников» тоже вскоре отпустили.

Полиция проявляла бездеятельность и в ходе блокирования «активистами» ряда СМИ. Как заявляли сотрудники канала NewsОne: «Очевидно, что действия лиц, которые блокируют телеканал, являются противоправными, такими, что препятствуют журналистской деятельности и посягают на свободу слова. Уголовный кодекс Украины предусматривает ответственность за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов, однако сотрудники правоохранительных органов, которые присутствуют у канала и на глазах которых так называемые активисты осуществляют свои противоправные действия, не принимают никаких мер для защиты журналистов и пресечения незаконных действий».

Наученная горьким опытом полиция, теперь редко рискует связываться с «другой рукой Авакова» — активистами ультраправых организаций. И если уж даже полиция считает себя незащищенной от террора ультраправых, то давайте представим себе, насколько незащищенными от произвола и насилия являются простые граждане, никак не задействованные в манипуляциях «рук» министра внутренних дел.